Топ-100
Институт Коучинга
Горшков Алексей
Теневые аспекты коуч-консультации и их влияние на эффективность коучинга или что делать, если ко мне на консультацию пришла женщина
6 октября 2014, 16:46
4851

Содержание

Введение

Теоретическая часть

Практическая часть

Заключение

Список литературы

Введение

Тема работы родилась довольно просто – в практике коучинга, с какого-то момента я стал отмечать для себя разницу в работе с различными клиентами. Когда видимые действия, которые ты производишь, следование моделям и задавание «правильных» вопросов имеют разное действие и в достаточно большой части – действие невидимое, влияющее на отношения между консультантом и клиентом, а также вызывающее определенные индивидуальные процессы внутри как коуча, так и клиента.

Ведь в любой момент времени все происходящее на коуч-сессии имеет как внешнее, так и внутреннее описание. Задумавшись об измерении таких влияний, а также об их эффективности, я примерно начал формировать для себя типологию клиентов – по темам и запросам, с которыми они приходят, по ведущим квадратам интегральной карты, психологическим типам, лево- или правополушарные и т.п. В дальнейшем, анализируя трудности и вопросы, возникающие в работе, пунктирной линией стала выделяться тема гендерных отличий. Рабочий альянс между коучем-мужчиной и клентом-женщиной. Предприняв самые первые попытки поиска информации на эту тему в интернете, я наткнулся на интересное мнение по схожему вопросу в психотерапии – что рабочий альянс между терапевтом-мужчиной и пациентом-женщиной гораздо более эффективен по статистике продвижения клиентов [ссылка!!!]. А как в коучинге? Почему в этой области нет каких-то четких упоминаний по этому вопросу? Чувствуя, что для эффективной работы мне неизбежно придется найти для себя ответы на вопросы, лежащие в теневых областях гендерных отличий, а также заинтересовавшись слабо раскрытой темой в учебных источниках, я и решил провести исследование в данной области.

Говоря коротко, гендерные отличия между клиентом и консультантом формируют почву для переносов и контрпереносов между ними, в том числе эротизированного переноса. Возникновение их – один из тех самых невидимых моментов коуч-консультации, которые существенным образом влияют на эффективность продвижения клиента к его целям, что является конечной задачей совместной работы коуча и клиента. Комбинация контр-переноса коуча к клиенту и переноса клиента к коучу образуют некую структуру внутренних отношений клиента и коуча, невидимых, но присутствующих, которая по сути дела может выступать в трех ролях: как фактор сопротивления, как фактор содействия и как нейтральный фактор с точки зрения эффективности продвижения клиента к его целям. Игнорирование этой внутренней составляющей рабочего альянса лишает нас возможности как-то его использовать или работать с его влиянием, в первую очередь – отрицательным в виде сопротивления. В этом заключается основная идея, вокруг которой я и начал строить последующие рассуждения.

Что мы используем в коучинге чаще всего с тем, что невидимо? Во-первых, модели центрирования, отделения себя от своих чувств, эмоций, переживаний, в стремлении быть чистым и незамутненным зеркалом по отношению к клиенту. При этом, однако, думаю не стоит обманываться относительно того, что чувств и эмоций не возникает – они есть – консультант – такой же живой человек, а в силу призвания, возможно ему стоит быть вообще живее всех живых, но он стремится отделиться от этих чувств, убрать их «за скобки». Во-вторых, контракт коуча с консультантом – ты мне платишь деньги, я в ответ несу свои метанавыки тебе на пользу, оптимизирую процесс на пути к значимому тебе результату, вот моя ответственность, а вот твоя. Ну и в-третьих, это выстраивание границ – вот мои границы, вот что ты можешь делать, вот об этих темах мы можем говорить, а об этих нет, вот когда мы встречаемся, вот когда ты мне можешь звонить, а когда не можешь, и отношения у нас следующие – никакой дружбы, чувств и эмоций нет и не может быть в принципе, я консультант – ты клиент. Как итог – насколько много места внутреннему процессу, отношениям, остается в коучинге? По сути дела их просто выносят за скобки, но по факту – разве это можно сделать окончательно? Сделать так, чтобы совершенно исключить влияние на эффективность? А кроме того, если мы это сделаем – не теряем ли мы здесь часть потенциала роста кпд с точки зрения продвижения клиента?

На фоне альянса клиент-женщина, консультант-мужчина, гендерные отличия часто наполняют энергией эту невидимую часть, теневую зону коуч-сессии и напрямую могут определять продуктивность, поэтому безболезненно их вынести получается редко. Исходя из вышесказанного, у нас проявляется необходимость поработать с этой областью и ее проявлениями в коучинге, а какие-то общие механизмы могут быть распространены и на широкий круг консультаций с другими клиентами.

Суть гипотезы, исследуемой в работе, заключается в том, что эффективность коуч-сессии, где коуч-мужчина, а клиент-женщина, возрастает, если в консультации выводить в фокус осознания теневые аспекты, возникающие между ними в моменте здесь и сейчас, и использовать скрытый там ресурс и энергию для решения стоящих перед клиентом задач.

Под теневыми аспектами в рамках данной работы мы понимаем те неосознаваемые процессы переживания, которые в психологии связывать с понятиями переноса и контрпереноса.

Речь идет о том, чтобы следовать за процессом, который мы наблюдаем, а не выносить за скобки те его части, которые нам не нравятся или с которыми мы не знаем что делать, которые «кажется» могут «испортить» коуч-сессию, вывести ее в неизвестную и неуправляемую зону.

Вывод коучинга в неуправляемую зону при следовании за процессом, побуждаемым к жизни переносами, контр-переносами, в том числе эротизированными, по моему предположению, может в каких-то случаях помочь клиенту существенно продвинуться в его движении, как к целям личностного роста, так и к целям профессионального плана. Другое дело, что в какой-то момент возникнет необходимость вернуться в классическое течение консультации и обработать, заземлить полученные результаты.

Цель – изучить влияние теневых зон внутренних переживаний между клиентом-женщиной и консультантом-мужчиной на эффективность продвижения в коучинге к целям клиента.

Задачи:
  1. Изучить взгляды различных исследователей на тему факторов эффективности взаимодействия клиента и консультанта
  2. Рассмотреть роль гендерных отличий в качестве одного из факторов эффективности взаимодействия
  3. Разработать типологию комбинаций внутренних теневых переживаний и отношений между коучем и клиентом
  4. Предложить методики смещения от содержательного коучинга к процессуальному и обратно
  5. Опробовать предлагаемые методики на практике и оценить их эффективность на основе обратной связи

Теоретическая часть

«Сердце разумеет то, что разуму не под силу».
Блез Паскаль «Размышления».

Задачи на теоретическую часть следующие – уточнить трактовку понятия тени, рассмотреть переносно-контрпереносный механим в консультации, оценить его роль в процессе консультации и место в поле клиент-консультант.

По результатам анализа различных теоретических источников я выделил несколько направлений научной и практической мысли в психологии и смежных науках, которые наиболее близки мне в своих идеях и могут быть использованы для интерпретации результатов и выводов, полученных в ходе исследований в практической части. Переносно-контрпереносный механизм будет рассматриваться в терминах психоанализа, процесс рассмотрим на основе трудов Минделла, а поле – с точки зрения Курта Левина и гештальт-подхода.

На мой взгляд, наиболее оптимальным будет опираться на труды таких исследователей как Джозеф Сандлер, Петер Куттер, Анри и Эмми Минделл, Курт Левин, Эдвин Невис.

Рассмотрим вкратце их теоретические изыскания, а также то, каким образом они могут помочь мне в интерпретации результатов исследования, исходя из темы настоящей работы, а также поставленной цели и задач.

Джозеф Сандлер вместе со своими коллегами Кристофером Дэром, Алексом Холдером предложил в одной из своих работ отличную ретроспективу множества источников в развитии психоаналитической научной мысли с фокусом на процесс, происходящий между психоаналитиком и клиентом. Здесь целесообразно сделать небольшое отступление, указав, почему в данной работе я ссылаюсь на источники, относящиеся к психоанализу и психологической экспертизе, а не рассматриваю источники, в которых рассматриваются вопросы коучинга, вынесенного в заглавие. Главная причина в том, что большинство исследователей коучинга, как правило, в своих работах опираются на труды и традицию психотерапевтической мысли предыдущих лет и поэтому многие базовые вопросы, касающиеся сути консультации, в их работах не рассматриваются, а предпочтение отдается более инструментальным и практическим моментам именно в теории коучинга. В связи с этим и возникла необходимость заглянуть чуть дальше в историю и глубже в психоаналитические труды, чтобы увидеть то описание, которое сейчас во многом считается само собой разумеющимся.

Итак, работа Сандлер. Ссылаясь на данный труд, зачастую мы будем ссылаться на каких-то других исследователей, чьи мысли обобщены в книге.
Можно отметить, что в психоанализе еще со времен Фрейда рассматривалось несколько ключевых понятий, характеризующих процесс консультации, процесс работы с клиентом, которые крайне интересны нам в контексте данного исследования. В их числе мы рассмотрим – рабочий альянс между психоаналитиком и клиентом, переносы, их роль, а главное – влияние на эффективность в рабочем альянсе, контрпереносы и их влияние на эффективность в рабочем альянсе, сопротивление в рабочем альянсе, интерпретации как один из главных приемов преодоления сопротивления и повышения эффективности. При рассмотрении, чтобы сэкономить время и место, я сразу буду писать краткие выводы.

Рабочий альянс. Суть вопроса в том, что «в клиническом анализе проводится различие между собственно «переносом» и другим аспектом отношения пациента к психоаналитику, который разные исследователи называют «терапевтическим альянсом», «лечебным альянсом», «рабочим альянсом», то есть, определенным союзом между пациентом и психоаналитиком, необходимым для успешного проведения психоаналитического процесса». Поэтому в психоанализе, как и в других видах лечения, способность возникновения рабочего альянса есть важный фактор, который следует учитывать и отличать рабочий альянс от возникающих переносов. В коучинге возникающий рабочий альянс также играет позитивную роль.

Сандлер отмечает, что со второй половины 20 века исследователями все больше уделяется внимания той точке зрения, что при проведении психоанализа «огромное значение имеют аспекты отношений психоаналитика и пациента», при этом акцент делается на то, что их отношения в действительности следует рассматривать как «аналитическую взаимосвязь». Отсюда та точка зрения, что психоаналитик должен «оставаться при проведении анализа «нейтральным», все больше ставится под сомнение». В этой связи процесс психологической защиты и сопротивления происходит не только внутри психики, но и в контексте взаимодействия двух личностей. Здесь берет свои истоки научная традиция, акцентирующая внимание «на процесс коммуникации и процесс образования связи между пациентом и психоаналитиком».

Для меня это означает логичный путь развития – вначале психоаналитики работали с содержанием и успешно выносили себя, свое влияние «за скобки» консультации, но постепенно, с накоплением опыта, возникла и начал крепнуть традиция осознания качества взаимоотношения клиента и консультанта, а также эффективности этого взаимоотношения в контексте лечения.

Из этой же традиции следуют выводы о том, что «способность психоаналитика создать соответствующую атмосферу имеет огромное значение. Лечение с помощью психоанализа не есть просто процесс превращения бессознательного в сознательное или поддержки в усилении Эго пациента и придании его сознательному Эго автономности. Важно, чтобы аналитик создал соответствующий фон, на котором может осуществляться психоаналитический процесс, и восстановил связи с отщепленными аспектами самости, против которых пытается защититься психика больного, через поддержание постоянного интереса и внимания к происходящему».

Для меня немного удивительно, что психоанализ пришел к таким выводам спустя 50 лет после своего возникновения, и меня радует это направление развития. Интерпретируя на себя, могу сказать, что с содержательной частью работать проще, внося себя и свои чувства, свое влияние на процесс в анализ для меня означает открыться честной оценке себя и своих действий в этмо процессе, их эффективности. И кроме того такой оценке, которая позволила бы мгновенно сделать пересмотр и использование имеющегося материала в работе, а не «выключила» бы консультанта из процесса.

Итак, рабочий альянс по Сандлеру предполагает «принятие пациентом необходимости преодолеть свои внутренние проблемы и заниматься психоанализом, несмотря на сопротивление, при этом создание рабочего альянса не является исключительно функцией пациента, поскольку в его развитии важную роль должно играть и личное искусство любого психоаналитика. Чем лучше психоаналитик сумеет, используя эмоциональную сторону общения, показать больному свою терпимость по отношению к тем бессознательным стремлениям, против которых стремится выставить защиту психика пациента, чем больше ему удается продемонстрировать свое уважение к защитным реакциям пациента, тем прочнее между ними образуется рабочий альянс. В результате этого пациент сможет воспринять от психоаналитика терпимое отношение последнего и развить в себе большую терпимость к тем сторонам своей личности, которые он ранее был не в состоянии принять».

Для меня возможность такого альянса обусловлена высоким уровнем требований к консультанту, который принимает на себя ответственность за то, что он привносит в процесс, какой свой личный материал может «фонить», насколько эффективен он может быть во вскрытии этого фона.
В данном контексте особенно интересна та проблема, которую Сандлер видит в «излишнем стремлении добиться рабочего альянса», что может привести к тому, что «ради предотвращения появления враждебного переноса аналитик вступает с больным в нечто вроде сговора».

Т.е. начинается некая игра между пациентом и аналитиком, игра, которая по умолчанию, скорее всего, имеет мало общего с рабочим альянсом и не продвигает клиента, но та игра, которая может быть использована и на пользу клиенту, если будет должным образом обработана.

Сандлер отмечает, что возможно, не так легко, особенно в начале лечения, отличить «способность пациента к установлению и поддержанию рабочего альянса от положительных эмоций по отношению к психотерапевту и по отношению к психотерапевтическому лечению, имеющих иные источники», и чуть далее, что «лечебный альянс не должен рассматриваться как нечто неизменное на протяжении всего курса лечения» в силу того, что он «часто ослабевает вследствие сопротивлений, испытываемых пациентом, и укрепляется благодаря появлению положительных эмоций».

Соответственно, в процессе консультации аналитик должен осознавать, качество коммуникации, в какую игру мы играем с клиентом, есть ли она, продвигает ли она клиента или просто дав Эго нашли для себя комфортный способ взаимодействия.

В терминологии, приводимой Сандлером, рассматривается также «псевдо-альянс, прикрывающий бессознательное сопротивление аналитической работе», который, по его мнению, «может появиться лишь в том случае, когда в него вступает сам психоаналитик». Это «бессознательный союз между пациентом, жаждущим идеализированного бесконечного анализа, и психоаналитиком, который частично идентифицируется с ужасным страхом пациента в отношении к переменам и бессознательно стремится избежать осознания некоторых аспектов отношений, возникающих при проведении анализа».

Таким образом в отношении рабочего альянса как раз и рассматривается эффективное движение к целям клиента, в психоанализе эти цели лечебные, в коучинге – всевозможные в зависимости от запроса клиента. От рабочего альянса следует отличать псевдо-альянс, который может прятаться за кажущейся внешней гладкостью протекания консультации. Одна из задач консультанта – отслеживать взаимоотношения и их качество, смотреть чуть более глубоко, более честно, не боясь местами выйти за зону комфорта своего Эго в консультации.

Перенос и контрперенос. Следующий вопрос, который также достаточно широко рассмотрен в психоаналитической литературе – переносы и контрпереносы. Как уже было сказано выше, Сандлером приводятся точки зрения относительно противоположности взаимоотношений, вытекающих из переносов и контрпереносов, рабочему альянсу, что для нас означает низкую эффективность процесса консультации. Однако им же приводятся точки зрения про интерпретации переносов и их обработку как важный инструмент психоанализа.

Приводимый им анализ психоаналитической литературы, посвященной переносу-контрпереносу, показывает, что большинство авторов либо придерживается одной из двух вышеизложенных точек зрения, либо разделяет обе, а именно: а) контрперенос является помехой в практической работе психотерапевта; б) контрперенос – полезный практический инструмент в анализе. На мой взгляд, доля истины есть в обоих взглядах, а задача консультанта состоит в правильном использовании перенос-контрпереносных отношений, которые возникают в процессе работы с клиентом,

Перечислим главные аспекты, на которые бы хотелось обратить внимание:
  • Переносы возникают всегда, направлены на психоаналитика
  • В переносах пациент видит аналитика, исходя из своего прошлого опыта, зачастую детского,
  • Перенос происходит здесь и сейчас, в них возникают чувства, мысли и т.п., зачастую неосознаваемые, относящиеся к настоящему моменту
  • Перенос может иметь двоякое направление – внутренние воспоминания клиента объясняют ему внешнюю картинку и наоборот, что-то во внешней картинке находит объяснение внутри клиента, например, на элементы переноса влияет пол психоаналитика, социокультурные факторы
Перенос по Сандлеру - «специфическая иллюзия, развивающаяся по отношению к другому лицу, иллюзия, которая – неведомо для самого субъекта – в некоторых своих чертах, представляет повторение отношения больного к какому-то лицу в прошлом. Следует подчеркнуть, что пациент воспринимает свои переживания не как повторение прошлого опыта, но как относящиеся исключительно к настоящему и направленные сугубо на то лицо, с которым они связываются... [и] что перенос не обязательно ограничивать иллюзорной апперцепцией другого лица в том смысле, в котором она здесь описана, – можно придерживаться и той точки зрения, что перенос включает в себя бессознательные и часто весьма хитроумные попытки манипулировать другими или провоцировать их, что является скрытым повторением ранее пережитых событий и отношений или экстернализацией внутреннего объект-отношения».

Таким образом это некая картина, которая складывается в голове у пациента относительно настоящего момента консультации. При этом, как подчеркивает Сандлер, перенос возникает не только в психоанализе, но и при других видах терапевтической работы.
При этом одним из широко используемых приемов было и остается использование интерпретаций по поводу переносов – Сандлер описывает его как базовый инструмент. Большая роль тут относится работе с «юазовыми интроектами», связанными с запечатленными в психике любого человека образами родителей.

Например, эротизированный перенос у Сандлера рассматривается как напрямую связанный с образом отца и его влияние на формирование комплекса ожиданий у клиента в отношении терапевта раскрывается именно в этой связи – «пациенты, проявляющие в переносе интенсивный эротический компонент, с самого начала выражают настойчивое желание, чтобы психоаналитик выполнял по отношению к ним роль родителя. Они не испытывают никакого смущения по поводу подобных желаний и открыто выражают свой гнев, если врач отказывается повиноваться их требованиям».

Отсюда достаточно широкий спектр возможностей для работы, если мы осознаем, что происходит в настоящем моменте консультации, и не закрываемся от данного опыта. Отметим еще момент - исторический взгляд состоит в том, что «перенос является проигрыванием заново некогда существовавших отношений, и задача интерпретации такого переноса заключается в необходимости понять, каким образом связи, существовавшие в раннем детстве, искажают отношение пациента к психоаналитику, отношение, которое, в свою очередь, является моделью всех жизненных отношений пациента. И, наоборот, современное представление рассматривает перенос «как новый жизненный опыт. Цель интерпретации такого переноса - внести в сознание все аспекты конкретного жизненного опыта, включая и отблески, отбрасываемые на этот новый опыт прошлым».

Т. е. для нас очень важно выявление этого фона, т.к. в нем кроются ключи к текущей картине мира клиента, как он ее видит, как воспринимает, какие закономерности находит и исходя из чего строит свои действия. В этом ключе становится понятным высказывании М. Клейн, приводимое Сандлером: «Происходящее во время переноса - повторение прошлого, но и обратным образом, все, происходящее в анализе, является переносом». Эта традиция психоанализа может быть с успехом использована для объяснения многих аспектов практической части моей работы. Пускай такой взгляд может показаться несколько упрощенным, однако он является вполне инструментальным, что, на мой взгляд, зачастую самое главное, как для клиента, так и для консультанта.

Отсюда также следует то большое техническое значение, придаваемое способности аналитика осознавать проекции пациента, направленные на него и воспринимать их, а также переживать их в виде контрпереноса и возвращать пациенту в форме соответствующих интерпретаций. Следует заметить, что в то время как для Клейн интроектная идентификация являлась процессом вбирания внешнего объекта в эго или самость, проективная идентификация рассматривалась как процесс обратного помещения некоторого аспекта собственной самости в объект, то есть как процесс, в результате которого объект начинает содержать в себе некий аспект самости пациента.

Поскольку «объектом» тут выступает психоаналик, терапевт, то одной из ключевых задач в таком подходе может являться осознание тех аспектов, которые относятся именно к самости пациента, и это является дополнительным источником для прояснения внутреннего мира клиента, помощи в его раскрытии, что я и предлагаю использовать.

Обратная сторона переносов, возникающая с другой стороны во взаимодействии клиент-консультант – контрпереносы. Т.е. комплекс чувств и отношений консультанта к клиенту и не всегда Сандлер приводит высказывание, что «в обычных человеческих отношениях лицо, на которое направлен перенос, часто действует таким образом, чтобы исправить искаженное в результате переноса восприятие действительности: он может взять на себя ту роль, которая ему навязывается переносом, но может на это и не пойти». Эта роль во многом запускает ту «игру», которая может протекать между пациентом и аналитиком, при этом отношение аналитика также может быть обусловлено комплексом чувств, имеющих корни в его прошлом. Поэтому искажения, запускаемые переносом, можно в такие моменты наблюдать, что «позволяет обследовать иррациональные детерминанты переноса».

Контрперенос изначально рассматривался как препятствие в терапевтической работе, снижающее эффективность психоаналитика как рабочего инструмента. Однако постепенно происходил пересмотр его роли, сдвиг в сторону выявления положительного вклада, как и в исследовании переноса, который также сперва виделся как один из видов сопротивления клиента, как «досадное препятствие» на пути психоанализа.

Новая традиция отмечает важную помощь, которую контрперенос может оказать психоаналитику в понимании информации, получаемой от пациента. «Вперед выдвинулась идея о том, что психоаналитик несет в себе элементы понимания и осмысления процессов, протекающих в психике пациента, что эти элементы осознаются не сразу, а могут быть обнаружены, если психоаналитик, выслушивая пациента, обозревает свои собственные ментальные ассоциации». Т.е. через данную конструкцию - перенос-контрперенос «бессознательное пациента может пообщаться с бессознательным психоаналитика» напрямую, без посредников и в этом кроется один из ключевых моментов его эффективного использования в работе с клиентом.

«Осознание психоаналитиком своих реакций», эмоций в отношении клиента, в том числе контрпереноса, может, таким образом, «обеспечить дополнительный доступ к распознаванию бессознательных ментальных процессов пациента».

Кроме того, в психоаналитической мысли указывается, что контрперенос присутствует всегда, т.к. аналитик при всех своих достоинствах остается обыкновенным человеком с человеческими реакциями, и когда «он перестает быть обычным человеком, то перестает быть и хорошим аналитиком», т.е. указывается опасность самообмана в том, что контрперенос отсутствует. Особенно мне лично отзывается мысль о том, что «в основе эмпатии психоаналитика к пациенту заложено то, что аналитик тоже содержит в себе примитивные объект-отношения, способные мобилизовываться проекциями пациента».

Т.е. способность к сопереживанию запускается в нас в тот момент, когда мы позволяем первичным реакциям на материал клиента каким-то образом присутствовать, пропускаем через себя, т.е. наши реакции, заложенные объект-отношения, на которые ориентируется консультант при распознавании чувств и проявлении эмпатии во многом являются ядром возникающего контр-переноса и закрываясь от контрпереноса, ты закрываешься и от эмпатии.

Сандлер в своей работе о контрпереносе и «ролевой ответственности» высказал идею о том, что пациент в своей проективной идентификации на консультанта предусматривает одну роль для субъекта, а другую – для объекта, т.е. запускается «ролевое взаимодействие». «Такое давление со стороны пациента, может привести к появлению у аналитика контрпереносных переживаний или даже контрепереносного разыгрывания со стороны аналитика». Такие разыгрывания следует рассматривать как компромисс между ролью, которую пациент пытается навязать психоаналитику, и собственными наклонностями последнего. Осознание психоаналитиком таких ролевых реакций может послужить важным ключом в работе с переносом и с той энергией, потребностью, которая стоит за ним для клиента.

Сандлер приводит правила работы с переносом и контрпереносом для аналитика. Главное на его взгляд - заключается в увязывании этого явления со специфическими эмоциональными реакциями, возникающими у аналитика в ответ на специфические качества своего пациента и исключении общих качествв личности аналитика и внутреннюю психологическую структуру (которые, соответственно, окрашивают его работу со всеми пациентами и будут относиться ко всем клиентам), тогда «постоянное внимательное изучение аналитиком всего разнообразия своих чувств и отношений к пациенту может способствовать более глубокому проникновению в процессы психической жизни пациента». Если же психоаналитик не осознает какие– то аспекты своих контрпереносных реакций на пациента или не способен справиться с ними, в случае, когда он их осознает, то контрперенос и перенос могут привести к осложнениям в работе. В качестве заключения к этому психоаналитическому параграфу приведу следующую цитату сторонника традиции М.Клейн - Пик (Pick, 1985) пишет:

«Постоянное проецирование пациента на психоаналитика есть сама сущность психоанализа: всякая интерпретация имеет целью движение от параноидно-шизоидного состояния к депрессивному. Это справедливо не только в отношении пациента, но и в отношении психоаналитика, который снова и снова испытывает потребность в регрессии и проработке. Я подозреваю, что истинная проблема выбора глубинной или поверхностной интерпретации коренится не столько в терминах, обозначающих уровень, к которому идет обращение, а в том, до какой степени психоаналитик проработал процесс внутренне в ходе выработки своей интерпретации... проблема состоит в том, в какой степени психоаналитик позволяет себе иметь то или иное переживание, переварить его, сформулировать в виде интерпретации и изложить пациенту».

Т.е. сам процесс работы психоаналитика неизбежно связан с механизмами проективных и контрпроективных идентификаций, отсюда и потребность в постоянной внутренней проработке для консультанта для позволения присутствия тех или иных переживаний клиента, а также для возможности грамотной интерпретации их клиенту.

Другая традиция в психоанализе, но тоже необходимая в рамках данного исследования, рассматривает перенос и контрперенос как неотрывные проявления одного и того же динамического процесса, протекающего в рамках некоего коммуникативного поля, где психоаналитик и пациент – два полюса, и данное поле охватывает как механизмы взаимодействия полюсов, так и то, что происходит внутри данных полюсов в ответ на векторы взаимодействия (Лоувальд, Маклафлин, Лангс). Задача психоаналитика здесь – удерживать рамки поля, чтобы оно не выплескивалось за рамки сессии, подчеркивается важность «контроля пациента», удержания его «проективных идентификаций». На мой взгляд, данная теория является более практически применимой и легче объяснимой для как для клиента, так и для консультанта. Также невозможно не провести параллель с теорией поля Курта Левина и рассмотрению поля в рамках гештальт-психологии, которые также стоит вкратце упомянуть.

Теория поля Курта Левина. Самое важно и ключевое, на что мы в рамках данной работы можем опереться. Согласно данной теории человек живет в некоем психологическом поле, в котором присутствуют всевозможные объекты, обладающие разной валентностью и привлекательностью для человека. В результате влияния этих объектов, человек испытывает потребности. Валентность разная для разных индивидов, а удовлетворение потребности – цель человека для разрядки валентности. Казалось бы все просто, что здесь для нас интересно. Главное, теория поля стремится включить в анализ более широкий круг объектов, наделить их валентностью и более широко представить перечень влияющих факторов, найти некую равнодействующую силу человеческого поведения в рамках жизненного пространства. Т.е. в данном ключе вектор рассмотрения проективно-контрпроективного механизма будет смещаться в сторону валентности, а значит актуальных потребностей, которые имеются у клиента и у консультанта, в силу которых они демонстрируют определенное ролевое поведение. Например, в консультации коуч-клиент, при обсуждении фактического содержания, та информация, те аспекты, которые находятся в тени, могут выступить элементами, которых не хватают клиенту для осознания реального текущего уровня валентности объектов окружающей среды. Куда он хочет двигаться, что его тянет. Если мы не включаем достаточного числа объектов в рассмотрение, то равнодействующая сила, с которой мы будем работать, окажется в меньшей степени объективной. Отсюда проистекает прямое влияние на эффективность. Ресурсы, источники энергии, закрученные в спирали зажатого процесса с точки зрения теории поля зиждутся на объектах текущего поля, волнующих клиента, но которых он не видит. Чем больше мы берем из тени, тем сильнее может быть продвижение клиента в текущем моменте, тем быстрее оно может быть, тем выше эффективность. Таким образом, данная теория добавляет понимания самому механизму повышения эффективности – чем больше вводных нам удается ввести в анализ, тем точнее оказывается та точка впереди, куда нас забрасывает равнодействующая сила. Возникающие в тени процессы, в моменте здесь и сейчас консультации, содержат много энергии и большой ресурс для изменения, если мы дадим им проявиться, осознаем и дадим выражение, и они же являются отдельным элементом поля, со своей валентностью, которые уточняют точку впереди, куда в текущем состоянии на самом деле стремится клиент. Еще один нюанс применимости теории поля – рассмотрение самой консультации как некоего пространства и участников, рождающих свое поле. Влияние этих объектов со своей валентностью рождает свою равнодействующую силу, которая влияет на консультацию, на ее эффективность. Фактически это поле включает в себя такие элементы как тема, с которой пришел клиент, его запрос, его текущее эмоциональное состояние, уровень доверия консультанту, эмоциональное состояние консультанта, уровень осознанности обоих, отклик тем, навыки консультанта, пространство, в котором они работают, наличие зрителей и многое другое. Изменение комбинации может существенно сказаться на эффективности сессии, а главное, прямо в моменте консультации можно сделать какие-либо действия, чтобы изменить текущую комбинацию, текущее поле с целью повышения эффективности равнодействующей силы. Т.е. осознавать какое поле сейчас, анализировать, какие элементы его формируют, спрашивать, что я могу сделать, осуществлять действия и следовать за разворачивающимся процессом. В продолжение теории поля отметим, что поле в консультации можно рассмотреть также какнекоторую атмосферу, невидимую среду, состояние, что-то из которого клиент и консультант осознают, а что-то нет, при этом влияние элементов поля на процесс консультации и его эффективность происходит все равно. Теневые аспекты в трактовке данной работы являются неосознаваемой частью поля. Выводя их в осознание, мы получаем возможность что-то с ними сделать, чтобы изменить их влияние на процесс консультирования.
В гештальт-психологии, например, в трудах Э.Невис теория поля находит свое продолжение и для нас интересны понятия фигуры, фона и поля. Человек находит фигуры, которые соответствуют его текущим потребностям, остальные элементы жизни находятся в фоне. Аналогично теории поля мы можем рассмотреть данную концепцию в двух аспектах – с одной стороны как способ рассмотрения текущей жизненной ситуации клиента, где активные его потребности являются фигурой, а остальное окружение жизни выступает в качестве фона. Второй аспект – это момент собственно консультации. То, о чем говорит клиент, содержательный аспект консультации, потребности, которые затрагиваются, темы в фокусе являются фигурой. Расширяя фигуру, включая в нее те элементы, которые находятся в фоне, мы изменяем отношение клиента к происходящему, открываем новые источники для работы с содержанием. Фон в консультации в том числе включает теневые аспекты отношений клиент-консультант – тех переносов и контрпереносов. Поэтому проективный механизм и его вскрытие дают нам дополнительную информацию о текущих потребностях индивида, с этим можно дальше работать, т.к. скрытая в тени энергия, раскручиваясь, запускает новый процесс. Кроме того, в трудах Невис подчеркивается, что применение только прошлого опыта не вполне уместно, повышается важность момента здесь и сейчас, текущих потребностей клиента и консультанта. Оба они совместно формируют фигуру консультации и они порождают фон. Изменение фигуры за счет фона – важный источник повышения эффективности и в этом суть. Соответственно, повышается применимость в коучинге, в отличие от психоанализа. Отдельно отметим, что в данном подходе консультант стремится помочь клиенту более четко осознать фигуру, т.е. четко понять, на что смотрит клиент, в чем его актуальные текущие потребности, куда он идет, а соответственно, какие цели может ставить. Поэтому выявление «фигуры», на которую смотрит клиент и выделение ее из «фона», во многом отражает инструментарий коуча по постановке и проверке целей на актуальность. На мой взгляд, важно увидеть связь, обозначить переход между психоаналитическим определением переносов и контрпереносов к работе с потребностями и выделением фигур из фона, потому что данный способ дает нам возможность эффективной работы именно в коучинге, без излишнего использования психотерапевтического инструментария. Перенос-контрперенос – один из элементов фона, который проявившись, может позволить клиенту более четко осознать скрытые потребности. Конечно, таких элементов в фоне очень много, того, что не видит клиент. Мы берем на себя смелость акцентировать внимание именно на этом аспекте, потому что он во многом зависит от поведения консультанта, от его действий. В этом парном процессе есть возможность выступить в качестве триггера. Возможно есть и другие.

В работах Минделлов для целей настоящего исследования представляет интерес технология «следования за процессом» и «скрытыми сигналами». Авторы указывают на то, что в процессе консультации клиент может начать демонстрировать некоторые неосознаваемые переживания, проявляющиеся в движениях тела, повторяющихся словах, эмоциональных проявлениях, в голосе и т.п. Консультант, может заметить эти сигналы, указать на них клиенту и отзеркаливая либо гипертрофируя их позволить процессу найти свое выражение, дать ему быть прожитым, осознанным. Клиент осознает и переживает определенные неосознаваемые аспекты, что дает ему облегчение и осознание каких-либо скрытых процессов внутри. Фактически данный подход – это взгляд с другой стороны на теневые аспекты в контексте данной работы. Контрперенос и перенос, находясь в неосознанном состоянии, могут проявлятся в виде скрытых сигналов. В то же время в данной паре (перенос-контрперенос), если последовать за разворачивающимся процессом, можно позволить клиенту осознать что происходит в моменте консультации здесь и сейчас и как это соотносится с тем, что происходит у него в обычной жизни. Т.е. контрперенос консультанта может выступать в качестве осознанного инструмента, о чем кстати говорили многие исследователи психоаналитики (см выше) и суть инструмента в том, чтобы позволить неосознаваемому процессу клиента проявиться до такой степени, чтобы быть осознанным, чтобы появился возможность с ним работать. Описание ориентации на процесс у Минделлов дает нам чуть более понятный инструмент с точки зрения практики – наблюдай сигналы, следуй за ними, давай им проявиться, усиливай – это в какой-то степени проще и может быть легче исполнено здесь и сейчас, чем выяснение, в чем тут перенос, а в чем контрперенос. Мы делаем, а потом обрабатываем. В каждый момент времени между консультантом и клиентом протекает некий процесс. Он имеет явную и скрытую составляющую. Минделлы говорят о необходимости дать скрытому процессу проявиться, чтобы он был осознан клиентом, прожит заново в терапевтических целях и занял свое место. Для этого консультант осознанно поддавался, шел за скрытыми сигналами, раскручивая те стороны переживаний клиента, которые оставались в тени. Ценность данного положения в том, что это также может производиться здесь и сейчас, т.е. консультант работает с тем, что есть здесь и сейчас и это может быть применено в коучинге с целью повысить эффективность текущей консультации. Таким образом, мы берем данную составляющую как практический инструмент работы с теневыми аспектами

Обозначив основные теоретические концепции, подведем итоги теоретической части и сформулируем выводы по задачам, поставленным в начале данного раздела.
  1. Теневые аспекты консультации – неосознаваемые проективно-контропроективные идентификации, проявляющиеся в скрытых сигналах, влияющие на процесс консультирования.
  2. Переносно-контрпереносный механизм – неизбежно возникающая и, как правило, скрытая составляющая процесса консультирования, чаще всего опирающаяся на жизненный опыт консультанта и клиента, которая наделяет обе стороны определенными ожиданиями, опасениями, желаниями и используемыми ролевыми моделями поведения, возникающая парно. Одна сторона начинает играть роль, а другая либо подыгрывает ей, либо предлагает в ответ свою. Такая игра зачастую неосознается и выносится за скобки. Осознаваемая часть такого взаимодействия лежит в основе механизма эмпатии и присоединения – стыковка ролей. В каких-то случаях такая стыковка идет на пользу и позволяет продвигаться клиенту, а в каких-то – стороны остаются на одном уровне взаимодействия и сохраняя комфортный контакт избегают честного взгляда на то, что между ними происходят и не стремятся идти вглубь процесса, вскрыть его корни.
  3. Переносно-контрпереносный механизм в процессе консультации зачастую является теневым феноменом – неосознаваемой частью процесса или скрыто протекающим процессом, судить о котором мы можем по вторичным сигналам в теле и в эмоциях клиента и консультанта. Давая проявиться данному процессу, раскручивая ниточки вторичных сигналов мы можем в дальнейшем выйти на этап осознания происходящих процессов и использования их для продвижения клиента и повышения эффективности коучинга.
  4. Поле консультации включает в себя все объекты осязаемые и неосязаемые, явные и скрытые, влияющие на консультанта и на клиента, на тот процесс, который разворачивается между ними. Теневые аспекты являются частью этого поля. Выводя их из числа неосознаваемых аспектов в осознаваемые, мы получаем возможность более точного формулирования целей, запросов клиента, точнее можем оценивать текущую ситуацию клиента. Берем важные элементы «фона», превращаем их в «фигуру» и используем для повышения эффективности.
Т.е. контрперенос и перенос в неосознаваемом, теневом виде являются одним из скрытых процессов, где прячется потенциальный ресурс, энергия для повышения эффективности. Следуя за вторичными сигналами, раскручивая их, давая процессу проявиться, мы выводим его в осознание. В поле консультации данный элемент превращается из скрытого объекта в явный, мы можем оценить его влияние и обработать, данный элемент выделяется из фона и становится частью фигуры, давая возможность клиенту более точно увидеть картину, осознать текущие потребности, увидеть дополнительные ресурсы и т.п.

В завершении мы можем сформулировать базовую схему для выработки эффективной методики работы консультанта в коучинге с теневыми аспектами.
  1. Проективно-контрпроективный механизм. Осознание консультантом проекций, внутренняя проработка и позволение данным процессам быть, получение из них информации.
  2. Замечание скрытых и вторичных сигналов, оценка собственных эмоций, желаний и их причин, наблюдение за сменой поведения клиента. Раскручивание теневого процесса, видеть скрытые сигналы и следуя за их посланием давать проявляться скрытому процессу, усиливать его, давать клиенту возможность проживать.
  3. Обработка процесса – показываем, что происходило. Либо останавливаемся на этом, если у клиента достаточно материала для инсайта и дальнейшей проработки, либо переходим к этапу выявления потребности – какая фигура скрывается за фоном, что проявилось и какая актуальная потребность имеет место в настоящий момент.

Практическая часть


Цель практической части – исследование гипотезы работы по поводу присутствия в каждой коуч-консультации теневых аспектов, которые могут влиять на эффективность коуч-сессии, а также того, как вынесение их в активное поле и следование за разворачивающимся потоком может позволить достичь лучших результатов в целях клиента.

Исходя из гипотезы, при разработке практической части целесообразно решить несколько задач, которые мы будем держать в фокусе внимания:
  1. Какие темы, вопросы, чувства, эмоции, позывы всплывают в процессе консультации, но остаются в тени, не находят выражения, выносятся за скобки.
  2. Наблюдение за изменением этой составляющей по собственным чувствам
  3. Классификация клиентов и ситуаций, чувств и эмоций
  4. Предполагаемые причины – где запускается процесс, внутри консультанта, внутри клиента, как он затрагивает их обоих, что происходит в поле клиент-консультант при этом.
  5. Действия с моей стороны для использования теневого аспекта и вызванные ими результаты

Для раскрытия данных задач прилагаются фотоотчеты с проработкой указанных фокусных тем.

Структура фотоотчетов и ее обоснование:
  1. Запрос клиента – что клиент формулирует в качестве темы для консультации, с чем хочет поработать. Важно указывать, т.к. в изначальном запросе заложена первичная информация, что волнует клиента, на чем он фокусируется.
  2. Цели и задачи консультанта – как первичные учебные цели, так и учебные ели, которые возникали в процессе консультации. Данный раздел дает информацию о том, каких фокусов придерживался консультант, а также дает некоторую косвенную информацию о сложностях для консультанта в процессе сессии.
  3.  Фасадное содержание сессий, затрагиваемые темы по запросу – о чем говорили содержательно, что обсуждали, какие вопросы рассматривали, что было в явном фокусе внимания. Данный раздел необходим для общего понимания, о чем вообще говорили в процессе сессии, какие вопросы затрагивали, как менялся запрос клиента, что появлялось в фокусе.
  4. Теневые аспекты консультации – проективно-контрпроективные идентификации и их проявления, либо в виде итогового вывода, либо скрытые, вторичные сигналы. Собственно, это тот аспект, который исследуется, поэтому без него в структуре никак.
  5. Собственные чувства – что чувствовал консультант, какие ощущения появлялись, проявлялись, осознавались. Один из маркеров происходящих скрытых процессов, один из элементов для анализа.
  6. Действия и проявления тени – что происходило в процессе сессии, что выпадало из содержательного контекста, являлось сигналом какого-то другого, явно не проявленного процесса, либо что увлекало процесс в другую сторону, резко сдвигало фокус, какие-либо повторяющиеся модели и паттерны. Фокус на этом разделе позволял мне делать выводы о тех или иных теневых аспектах.
  7. Действия консультанта – что делал я, какой стратегии придерживался, какие намерения появлялись. Этот раздел охватывает большую часть намерений в течение сессии, а также включает намерения касательно тени, притом некоторые из них приходили без осознания, как побуждения, а осознавались позже. Данный раздел призван показать что делал по факту в процессе сессии.
  8. Итог для клиента – что осознает клиент, чему научился, с чем уходит, что важное для него. Какие результаты достигнуты. Раздел важен для понимания эффективности всего процесса коучинга, который имел место.
  9. Итог для консультанта – чему научился консультант, что будет делать по-другому, раздел во многом посвящен как раз тем аспектам, где были сложности в процессе сессии, а также проективно-контрпроективные идентификации влияли на эффективность.
  10. Средняя оценка – средняя оценка результатов сессий. С чем уходит клиент. Оценка - это важный элемент, как показатель некой напряженности сессии, гладко ли шел процесс, насколько глубокие темы затронули. Есть отдельная гипотеза по поводу средней оценки – что она может означать, какую информацию нести не только для консультанта, но и для клиента.

Общее описание клиентов, которых рассматриваю в практической части:

Клиент 1. Анастасия. 7 сессий.

Запрос клиента – поиск ресурсов для достижения более высоких целей.

Цели и задачи консультанта – в процессе консультирования самым сложным было придерживаться линии консультирования, остаться в консультантской позиции. Задача состояла в максимальном отзеркаливании происходящего.

Фасадное содержание сессий, затрагиваемые темы по запросу – значимость поставленных целей, для чего они клиенту, разбор ресурсов и текущих способов действия, повышение эффективности текущей деятельности, поиск новых способов. Чувства, осознание собственных чувств, выяснение истинных желаний, чего хочет клиент, эгоизм, противоречие между озвучиваемыми лозунгами и фактическим действием, потеря и поиск смысла. Семь, друзья, отношения.

Теневые аспекты – клиент начал воспринимать консультанта как источник ресурсов. Прошли несколько циклов – Друг, Мужчина-потенциальный любовник, Отец.

Собственные чувства – смятение от смещения ролей, раздражение на себя и на клиента за возникающую ситуацию, ощущение манипуляции и гнев, сомнения в собственной компетенции – причины ситуации в моих действиях в том числе, радость от ощущения влияния на клиента.

Действия и проявления тени – сессии с клиентом протекали с резкими переходами в настроении. Клиент много рассказывал, охотно отвечал на вопросы, между тем с трудом заглублялся, было сопротивление. Многие осознания приходили как инсайты, но не закреплялись в состоянии – через какое-то время возвращались к той же теме. Следовали провокации клиента на вывод консультанта в другую позицию – фразы и высказывания, подталкивающие к большей близости. Использовался механизм манипулирования собственными чувствами со стороны клиента с целью побудить консультанта к встречным действиям. Обвинения в том, что консультант якобы должен был испытывать, указания на истолкование действий консультанта как вызванных его встречными чувствами.

Действия консультанта – первоначально – сближение на фоне присоединения, размывание границ с клиентом. Процесс вел ближе друг к другу. В определенный момент эта душевная близость стала истолковываться клиентом как указание на возможность ожидать и даже требовать еще более близких отношений. При этом на словах мы оставались в позиции клиент-консультант и я подчеркивал это. Осознание собственных чувств. Раздражение. Отмечание расхождения между словами клиента и действиями. Возвращение, отзеркаливание клиенту происходящей картины. Осознанное причинение боли, разрушение иллюзий, подчеркивание неоднократное в какой позиции друг к другу мы можем находиться. Объяснение собственных действий. Обналичивание действий клиента – обвинения, попытки манипулирования, расхождение между словами и действиями, отсутствие желания слушать и слышать, видеть реальную картину. Обналичивание собственного раздражения от этого. Путем отзеркаливания вызывание конфликта и вскрытие истинной картины, признание истинной картины клиентом. Итог - выход в новые отношения. Через какое-то время вскрылся механизм привязанности – мое сходство с отцом клиентки. Осознание и признание данного факта. Подчеркивание нового уровня отношений.

Итог для клиента – осознание механизма зависимости и привязанности, в который она попадает. Мужчины как ресурс. Они или слабые или сильные. Большей частью слабые. Слабых надо поддерживать иначе не справятся и вводить в зависимость от себя. А сильные – как отец, папа, его стоит держать рядом и впадать в зависимость от него. Выход – на поиск ресурсов внутри.

Итог для консультанта – смелее идти в конфликт, использовать энергию собственного гнева для отстаивания границ в консультации, обналичивать противоречия, указывать на чувства, строго держаться фактов и обращать внимание на все проявления, не думать, что «показалось».
Средняя оценка сессий (результат+процесс) клиентом – 8-9. Активное, тяжелое, упорное, продуктивное продвижение вперед.

Клиент 2. Аня. 4 сессии.

Запрос клиента – убрать постоянное раздражение и расширить сферы своей деятельности помимо семьи и работы.

Цели и задачи консультанта – осознание собственных чувств, принятие страха оценки, пройти сквозь оценку клиента.

Фасадное содержание сессий, затрагиваемые темы по запросу – описание процесса жизни клиента, раскладка сфер по интегральной карте – начали с действий и систем, продолжили отношениями и личными установками, страхами и убеждениями. Отношения с мужчинами, отношения к отдыху, отношение к себе. Соотношение силы и слабости, собственные защиты и их причины, корни, зачем они клиенту и откуда берутся. Связь защит и восприятия клиента в окружающем мире. Реальность мира, в котором живет клиент.

Теневые аспекты – восприятие консультанта как мужчины. Оценка его как мужчины, оценка его способности оказать помощь.

Собственные чувства – волнение, страх оценки, неуверенность, что реально помогаю, смятение в мыслях, местами паника от незнании, что делать.

Действия и проявления тени – клиент скептически реагирует на вопросы, телесная метафора – защищающийся ежик или безразличная кошка. Клиент стремится спорить с высказываниями консультанта, не соглашаться с отзеркаливаемыми проявлениями в теле, спорит по поводу чувств. Подчеркивает свое безраличие. Указывает на бесполезность действий консультанта. Поднимает тему оценки слабости окружающих мужчин, подчеркивания своей силы. Оценивает низко консультанта и его действия. Работает на сессии как бы нехотя. Оценивающий взгляд. Подчеркивание своей ведущей роли – я могу захотеть, могу не захотеть. Высокомерие. Местами некоторая оправдательная позиция клиента – как будто виновата, что проявила такое высокомерие. Вскользь предложения встречаться просто так, поболтать не для коуч-сессий, мало мужчин в моей жизни и т.п.

Действия консультанта - изначально поддался потоку и этому движению, смятение в действиях и мыслях, суматошные вопросы, мало отзеркаливал суть процесса, только содержание. Как итог – низкая оценка клиентом, неавторитетность консультанта, низкая оценка себя, существенно отпустил процесс консультации. Сомнения клиента в необходимости дальнейших сессий, будет ли толк. В дальнейшем – работа с механизмом оценки, отражение его клиенту, встречная оценка клиента, указание на роль защит в сопротивлении, страх быть слабой, страх слабости и как он влияет на отношения с мужчинами, указанием на оценку клиентом консультанта, просьба озвучить эту оценку, объяснение механизма оценки, объяснение роли коуча – зеркало и пила и оценка коуча – как оценка работы клиента в том числе, видишь слабости и ищешь слабости, а раз так, то готова ли ты брать что-то и видеть плюсы и силы? Обналичивание оценки клиентом коуча, прямые вопросы про оценку как мужчины, что думает, прямая обратная связь, что в ответ думает мужчина. По запросу клиента – выявление причин раздражения внутри, скрытых защитами, проецирующими раздражение на внешние источники. Поиск в детстве причин возникновения моделей поведения. Транслирование родительской силовой модели воспитания. Неприятие слабости людей и оценка слабости во вне как защита от оценки себя внутри, неприятие собственной слабости.

Итог для клиента – собственное детство она транслирует на своего ребенка, не принимает собственную слабость, стремится быть сильной, но ее раздражает и не радует эта роль. Оценки – хорошо, лучше, плохо, хуже – ничего не говорят о ее фактическом состоянии, чувствах, эмоциях, интересе, счастье. Оценка мужчин как более слабых базируется на желании выискивать и видеть эти слабости, раздражение на это. Принятие собственной слабости сдвигает этот механизм – можно быть слабой самой и позволять быть сильнее мужчинам, выискивать их силы, а не слабости.

Итог для консультанта – фокус на отношении к оценке помогает проходить сквозь страх быть оцененным. На сессии действует клиент и ответственность на сессии за результат – тоже у клиента – насколько он готов работать. Если он сопротивляется – надо указывать на сопротивление, отзеркаливать защиты. Но не брать на себя ответственность, что ты не смог их преодолеть. Смелее идти в конфликт и включать собственную силу, опираться на собственные чувства. Либо снимать защиты мягким соглашением. Очень высокое напряжение и отличное обучение в работе с такими клиентами.
Средняя оценка результатов и процесса сессий клиентом – 3-4. Низкая оценка, мало берет, сильное сопротивление.

Клиент 3. Оля. 3 сессии.
Запрос клиента – грусть, отсутствие личной жизни, быстрые расставания, чувство вины – сложно расстаться с этим букетом, острое реагирование на действия и слова других людей, неуверенность в присутствии более уверенных девушек.

Цели и задачи консультанта – присоединение, выдерживание линии консультирования, обширное отзеркаливание по содержанию по многим темам вкупе.

Фасадное содержание сессий, затрагиваемые темы по запросу – поведение в отношениях, роль мужчины в жизни, детство, установки на семейную жизнь, принятые от родителей, отношение к себе, смыслы действий и тех целей, которые преследует клиент, причины грусти внутри, механизм неоправданных ожиданий и возникновения обиды, стремление быть в центре, получать максимум внимания, цели на жизнь, собственные чувства и эмоции, их причины.

Теневые аспекты – мужчина-отец в качестве мужа, партнера в отношениях, проецирование этой роли на консультанта, недовольство отцом и бегство от него, новый поиск.

Собственные чувства – гордость, радость, желание предоставить опеку, уверенность, сомнение в эффективности, недовольство, грусть от осознания игры клиента, смятение.

Действия и проявления тени – клиент рассказывает о том, как ей нравятся мужчины старше ее, легкая игривость, демонстрация заинтересованности, рассказывает про предыдущие отношения, как она выясняла «истинные намерения», оказывалась «не нужна» и уходила, рассказ про опыт с психотерапевтом, который наговорил ей, что все ее проблемы из детства и закрутил роман с ее подругой, частое впадение в эмоции со слезами, потом резкий переход к уверенности и обвинительной позиции, легкие попытки манипулирования, как будто неосознанные. Назначение встреч, потом их отмена, при напоминании – указание, что как будто консультант добивается встречи, а не она.

Действия консультанта – вначале сопротивление потоку, нахождение строго в консультантской позиции. Присоединение. Отзеркаливание разных ролей и моделей поведения. После этого использование мужской энергии для подогрева игривости клиента, вскрытие различных телесных метафор – уверенная и неуверенная, жертва и стерва. Усиление позиции стервы, принятие этой роли клиентом. В метафоре жертвы вскрытие механизма ожидания от людей определенной реакции, поиск этой реакции, поиск одобрения и обида при неполучении. Конфликт между двумя этими ролями – отзеркаливание его. Отзеркаливание происходящих изменений. Начало работы с обналичиванием отношения клиента к консультанту как к мужчине, попытки назначить свидание, а не консультацию – клиент сливается, может назначать встречи и отменять их.

Итог для клиента – соединение и разделение двух своих ролей, двух энергий, облегчение конфликта, смягчение раздражения, принятие себя. При этом в отношении мужчин продвинуться далеко не удалось.

Итог для консультанта – собой, своими действиями можно усиливать энергии клиента, позволять развивать какие-то роли, но стоило двигаться чуть медленнее в потоке, спокойнее, при ощущении интереса не демонстрировать его так сильно, выдержаннее. В потенциале была возможность на своем примере показать действия клиента по отношению к мужчинам. Возможно удастся спустя какое-то время провести еще сессию на эту тему. В таком случае буду стремиться обналичить картину – вовлечение в отношение и бегство и параллели с детством (у клиента сложный отец, пьет, мама в роли жертвы, бил дочь, она ушла из дома, убежала, к отцу – смешанные чувства).

Средняя оценка сессий клиентом (результат плюс процесс) – 10, очень высокая, чуть ли не восторг, желание брать и брать. Но малая применимость в жизни.

Клиент 4. Алена. 4 сессии.
Запрос клиента – грусть, усталость, отсутствие нового в жизни, мало увлечений, только работа и дом, излишняя мнительность и гонка за деталями, увлечение процессом, много времени на работу, мало на что-то другое, опасение упустить что-то, обвинение себя, что задерживается, сложность в построении отношений, тяжело пустить в жизнь нового человека, недоверчивость, раздражение на близких людей – что-то с этим сделать.

Цели и задачи консультанта – отзеркаливание и присоединение, создание доверительной атмосферы, побуждение к проявлению эмоций, работа собой по раскрытию метафоры поведения.

Фасадное содержание сессий, затрагиваемые темы по запросу – общение клиента с близкими людьми, прошлые отношения с мужчинами, поведение на работе, как делает, что заставляет искать детали, что заставляет вникать, что стоит за опасениями допустить ошибку, что думает о себе, насколько любит/не любит, низкая самооценка, стремление искать ее подтверждение во внешних делах. Реагирование на обратную связь – непринятие ни положительной, ни отрицательной обратной связи, замыкание в собственных границах. Подробное исследование Я клиента, как оно проявляется во внешних действиях. Что раздражает в поведении близких, почему раздражает, отстаивание границ, страх вторжения, страх показать свою слабость, злость на слабость снаружи, отталкивание людей, которые приходят в жизнь.

Теневые аспекты – взаимная симпатия, клиенту нужна поддержка в виде комплиментов, чтобы чувствовать уверенность в себе, раскрываться, она ее ищет у консультанта. Клиенту не нравится, что консультант остается только в консультантской позиции. Недовольство.
Собственные чувства – радость от общения, четкое ощущение, что передо мной женщина, желание общаться и встречаться не только для коуч-сессий, недовольство этими ощущениями, принятие и спокойствие, радость от изменения клиента, удовлетворение от наблюдения за переменами в клиенте, грусть после отпускания желания быть с этой девушкой.

Действия и проявления тени – перемена в дыхании клиента, смена телесной метафоры, позы и тембра голоса. От роли девочки к женщине. То частое моргание, то внимательный взгляд, искорки, отведение глаз, чуть игривый тембр голоса. Реагирование на слова поддержки – чуть румянца добавляется, краснеет, смущается. Потом переход к более уверенной и выжидательной позиции. Отклик на встречное побуждение быть более в женской позиции. В дальнейшем ощутимое разочарование, что это лишь терапевтическая цель.

Действия консультанта – отзеркаливание по содержанию, перефразирование, резюмирование, обобщение картины. Проявление собственных чувств. Поддался потоку симпатии, дал позитивную обратную связь по фактам, чуть повысил оценку клиента своих действий, сфокусировал на плюсах. Помог увидеть, что механизм низкой оценки и проекций является причиной раздражения в адрес близких людей. Выстраивание границ, оборона своих слабостей, непринятие положительной и отрицательной обратной связи – замыкает и приводит к одиночеству и неудовлетворенности. Поиграли в игру, предложил соблазнить меня, рассказать какая она обалденная – вошла в роль , изменила позу, здорово рассказала про себя множество плюсов. ОТзеркалил, сфокусировались на ее соединении с женской частью, прочувствование этой части, выход из роли дочки-внучки. Поиск отрицательных и положительных сторон в каждом явлении, настойчивое удержание внимания клиента вплоть до формирования разносторонней оценки - больше честности и реальности, готовность к обсуждению более глубоких тем.

Проговорил свои чувства, симпатию к клиенту как к девушке и что меня останавливает – как будто обмен комплиментов на ее внимание как некий размен ресурсами – вызвало смущение, разочарование, грусть. Дальше – удалось заглянуть в ее ожидания по отношению к мужчинам – что будут принимать и дарить, что отдает она максимально и стремится получать столько же по умолчанию. А если я не готов отдавать в обмен, а хочу отдавать только когда хочу, по желанию – для нее это как-то нереально звучит, что-то новое совсем.
Итог для клиента – рост самооценки, осознание влияние собственной низкой оценки на оценку действий других людей, ожидание позитивной обратной связи и неприятие ее, бесконечный круг поиска принятия. Понимание, что ищет в мужчинах, почему отталкивает и понимание, что возможно есть другие варианты на моем примере.

Итог для консультанта – способ использовать свое ощущение, поддавшись ему, для искренней поддержки клиента в новой роли – подыграть, особенно здорово, если по настоящему. Можно работать с ощущением неискренности в обмене положительной обратной связью как ресурса клиента на расположение клиента – выводить в осознание, обналичивать причины – это позволяет увидеть механизм как мне, так и клиенту, после чего создаются более честные, более открытые отношения.

Клиент 5. Наталья. 3 сессии.
Запрос клиента – открытие собственного бизнеса, резкие реакции на поведение близких людей, проявление условно негативных чувств в сторону людей. В дальнейшем – внутренние принципы и установки, их влияние на жизнь. Самооценка и чувства по отношению к себе, работа с неуверенностью.

Цели и задачи консультанта – побуждение к проявлению чувств, присоединение, отзеркаливание больших объемов информации и слабо проявленных чувств.

Фасадное содержание сессий, затрагиваемые темы по запросу – полное описание открываемого бизнеса, модель гроу по данному проекту, по каждому из этапов, как и что. Чувства клиента по отношению к себе. Отношения с другими людьми, друзья, родные, близкие. Личная жизнь. Чувства по отношению к окружающим людям – что чувствует и почему, разбор механизма проекций. Разбор негативных чувств и их причин. Изменение отношения к чувствам - как маячки, а действия выбираем мы, люди, функции чувств и эмоций. Отношения к возрасту и публичности своей жизни. Секретность, закрытость. Требования и принципы в отношении личной жизни, причины и корни этого. Акцент на деловой сфере – почему. Внутренние установки и работа с ними.
Теневые аспекты – старший брат, советник-друг. Совсем немного – мужчина. Ожидание однозначного принятия и близких дружеских отношений. Неприятие критической позиции консультанта.

Собственные чувства – ощущение некоторой несвободы в проявлениях чувств, когда я чуть резче реагирую, клиент закрывается и дает обратную связь, что она ожидает большего принятия и поддержки. У меня некоторое раздражение, что как будто меня подводят к тому, что я плохой, раз не выполняю ожидания. Стремление клиента получать однозначно хорошую обратную связь побуждает меня к тому, чтобы скорее быть плохим просто из чувства противоречия, раздражение на себя из-за того, что тут остается мало коучинга. Теплые отношения с клиентом в ущерб коучингу меня раздражают – ощущение, что это не коучинг вовсе, хотя и за деньги клиента. Недовольство собой, что продвигает ли это клиента.

Действия и проявления тени – в сессии возникает ощущение чего-то родного, как будто клиент – родной человек. Чувство принятия, теплота. Клиент выходит из формата коуч-сессии, можем общаться просто вообще на отвлеченные темы в формате советов. При этом никакого эротизированного переноса не возникает. Очень хороший друг. Любовь в формате дружбы. При неудобных вопросах вглубь – клиент может обидеться, проявить обиду, начать явно спорить или закрываться, меняется телесная метафора. Подспудно реакциями одобрения клиент подталкивает сессию к формату советов со стороны коуча, мягких поглаживаний и одобрений. Старший брат или близкий друг.

Действия консультанта – изначально присоединение и создание теплой атмосферы, принятие, побуждение к проявлению чувств. В дальнейшем выход из комфортного положения, попытки критики, анализ и оценки, задавание более глубоких вопросов. Параллельно шла работа по содержанию сессии, с запросами клиента. В какой-то момент возникло устойчивое ощущение затруднения продолжения сессии. Комплексно представил всю картину клиенту – что она делает, что я чувствую, что я делаю, что она чувствует и как реагирует. Разобрали, как это влияет на эффективность. Параллельно пришло осознание моей роли – проекция на родного брата, который всегда выступал в качестве основной поддержки, принимал и наставлял. Разобрали, что оставить, что вынести за скобку.

Итог для клиента – механизм положительного переноса сыграл позитивную роль, позволил выйти на обсуждение близких клиенту тем, про чувства, про отношения, про оценку. Выявили, как я как брат могу действовать и как я могу действовать как коуч, определились, зачем клиенту первая моя модель поведения (братская), что она рождает в ней, и зачем вторая – цели и прочее, что важнее, где приоритеты, когда и какую использовать.
Итог для консультанта – перенос можно использовать для преодоления защит, для преодоления сопротивления клиента. Грубо говоря, прикинуться братом и другом, а на деле копать яму под клиентское эго. Может быть слегка не совсем этично, хотя с другой стороны, я никого не обманываю, клиент сам выбирает для себя обмануться.

Клиент 6. Мария. 4 сессии.
Запрос клиента – открытие собственного бизнеса, постоянно выбирает и не приступает к действию, как это преодолеть.

Цели и задачи консультанта – работа в классическом коучинге, находить грань между недирективностью и директивностью даже когда клиент провоцирует директивность.

Фасадное содержание сессий, затрагиваемые темы по запросу – стартапы, как их открывать на что обращать внимание, ключевые точки. Порядок действий клиента в процессе, что она делает, чтобы открыть свой бизнес. Выявление бесконечно-поисковой модели – вижу сферу, чувствую сопротивление, не пробую, ухожу. Страх сильнее меня. Проверка целей – не проходит. Цели и желания не сшиваются. Бизнес нужен для чего-то, а не для себя, при этом то, что несет бизнес – работа и риски – видеть не хочется. Сопротивление сильнее, чем желание идти к цели, потому что бизнес не есть цель, а лишь средство, притом напрямую не ведущее к удовлетворению желания - работать хочется меньше – это главное, но при открытии своего дела работать придется много – этот голос сопротивления глушится и не осознается, хотя он говорит то, что созвучно клиенту. В итоге – бесконечный поиск. Работа по уменьшению сопротивления (природа этого страха, о чем он, что говорит этот привратник) и по поиску источников энергии, мотивации, сшивке целей клиента. Проверка значимости и повторный возврат к модели гроу.

Теневые аспекты – примеряемая на консультанта роль старшего, начальника, чьи задания надо выполнять. Некий весомый гуру. Тень в том, что клиент как будто совсем не окей, а консультант это подчеркивает, своими советами. Клиент как заблудшая дуща, которая ждет помощи. В остальном никаких чувств, классическая сессия как по учебнику. Модель Т и модель гроу. Проверка актуальности целей, анализ реальности, возможности, пути достижения.
Собственные чувства – нарциссическое самодовольство, черт возьми, как меня внимательно слушают и какой я умный, легкое высокомерие, удовлетворение, радость от того, что можно чему-то директивно научить, что от тебя ждут директивных указаний и доверяют им.

Действия и проявления тени – клиент часто не понимает вопрос и просит объяснить, рассказать, пояснить. Вопросы вглубь себя непонятны, вопросы про чувства ставят в тупик, много встречных запросов – а что с этим делать, а это у всех так, а это нормально, а как быть в такой ситуации. Консультанту же велик соблазн впасть в учительскую, ведущую, директивную позицию и продолжить в ней находиться. Учитель, репетитор, тренер, наставник.

Действия консультанта – чем-то напоминали классическое репетиторство и преподавание – подробный рассказ, ответ на вопросы, рисование схем, рисунков, пояснение материала, диктовка, повторение – клиент доволен. Вопросы на заглубление ставят клиента в тупик. Далее с сопротивлением обналичивание данной картины. Переход в русло коучинга. Клиент был недоволен, но последовал. Подробные вопросы на выяснение природы сопротивления, что за ним кроется, какие мысли о себе – неуверенность. Вскрытие процесса поиска ресурса уверенности через общение с консультантом – исполнение советов и указаний, снятие с себя ответственности. Далее ключевым был вопрос, чей это будет бизнес, если он открыт по моим указаниям. Обналичивание ожиданий, ученической позиции, поиск альтернатив. Разработка метафоры обучения на опыте и запроса информации, а не советов у экспертов. Клиент пыхтит, но готов двигаться.

Итог для клиента – много итогов, во-первых, природа сопротивления, во-вторых, невкусность целей, подмена желаний на средства достижения, в-третьих, прояснение стратегии поведения – отступление при столкновении со страхом, сдача без боя сопротивлению, бесконечный поиск, запрос советов и снятие с себя ответственности. Смена парадигмы, попытка действовать иначе – ответственность на клиенте, учится не через советы, а через опыт, готовность ошибаться. Прекращение поиска учителей и наставников – поиск союзников. От восторгов другими – к удовольствию в собственной жизни. Жизнь – лучший учитель, а ошибаться не страшно.

Итог для консультанта – следует танцевать между директивностью и недирективностью. Эксперт, индивидуалист, достиженец и стратег. Можно давать советы, но стоит больше выводить клиента в плоскость, а как ты думаешь и какие у тебя есть идеи, а не только направлять, даже если от тебя этого активно ждут и готовы за это платить деньги. В комбинации – очень эффективно. Показать – на ком ответственность, сподвигнуть, бросить вызов вместо поддержки, а потом снова дать поддержку, но в другом виде.
Средняя оценка сессий клиентом (результат плюс процесс) – 8-9. Средне высокая. Достаточно много клиент брал для себя, однако чего-то все время не хватало. Ко многим вопросам мы возвращались снова и снова. Активное продвижение вперед, выполнение заданий.

Результаты по задачам исследования в практической части

Классификация клиентов
Рассмотрим, какие типы клиентов можно выделить по различным признакам. Данная классификация понадобится нам для формирования практического инструментария коуча, методики действия. На наш взгляд можно взять следующие признаки для распределения клиентов по группам – по переносам, по проявленности темы отношений, по запросам, по возрасту, по контрпереносам.

По переносам клиента. Один из основных признаков классификации для целей данной работы. Если мы знаем, какой перенос у клиента на консультанта – можно далее работать по проективному механизму – помогать клиенту осознавать как это влияет на эффективность коуч-сессии либо использовать проекцию для усиления процессов, проживания клиентом каких-либо ситуаций.

Отец. Клиент переносит на консультанта свои чувства, эмоции, опасения и ожидания в отношении отца. Здесь многое определяется детством, детскими отношениями с папой, моделью поведения отца и матери и т.п. Полученная или недополученная любовь, внимание, поддержка, которые клиент может ожидать получить от консультанта или опасения наказания и т.д.

Мужчина. Эротизированный перенос. Человек, с которым можно вступить в сексуальные отношения, заключить брак, рожать детей и т.п. Тут возможно два момента, во-первых, прямой перенос, когда клиент хочет секса именно с консультантом, а во-вторых, косвенный перенос, когда на консультанта-мужчину проецируются все опасения и ожидания клиента по отношению к мужскому полу в целом.

Друг. Брат. Клиент рассматривает консультанта как близкого друга, стремится распространить на него свои ожидания в этом отношении. В наиболее ярком случае идет перенос как отношения к Брату. Не беремся судить, какие в семьях могут быть отношения между братом и сестрой, а также чего можно ожидать от близкого друга – это достаточно индивидуальные вещи, закладываемые в семье или в процессе воспитания, однако самое общее – это поддержка, защита, оберегание интересов, быть всецело на стороне клиента и т.п.

Наставник. Учитель. Клиент рассматривает консультанта как безусловного авторитета, человека, который обладает большими знаниями и опытом. В этом случае клиент стремится передать часть ответственности консультанту, просит совета, запрашивает много обратной связи, сам задает вопросы и просит объяснять, как что-либо сделать. Клиент как ученик. Переносит на консультанта те чувства, отношения и ожидания, которые у него есть к учителям, наставникам, гуру. Как правило, это советы, поддержка и задача направления, иногда вплоть до руководства и прямого указания.

Сын. Клиент переносит на консультанта свои чувства и переживания, которые у него есть в отношении сына. Перенос Мать – Сын. Как правило, характеризуется заботой и стремлением узнать больше о жизни консультанта, дать ему поддержку, за что-то отчитать – родительская позиция. Случай достаточно редкий для меня.

По запросам клиента. Достаточно очевидный признак для классификации – смотрим на тот запрос, с которым пришел клиент. Между тем признак важный, т.к. клиент с одной стороны ждет помощи именно в этой области, т.е. здесь нам необходимо замерять эффективность работы коуч-клиент, а с другой – запрос отражает некую внутреннюю боль клиента и потому напрямую может быть связан с протекающими теневыми процессами, если клиент эту боль не показывает. Вся очевидность сразу теряется, если клиент не озвучивает свой истинный запрос, свою истинную боль, вынося на обсуждение некоторые поверхностные вещи. В этом случае работа в глубь позволит выявить болевые точки для клиента, с которыми на самом деле ему важно поработать для изменения.

Движение к целям – клиент приходит с запросом достижения какой-то цели – открыть бизнес, переехать в другую страну, занять более высокую должность, не знаю, как сделать, план действий и т.п. По наблюдениям, клиент с таким запросом меньше подвержен ярким эмоциональным переносам, хотя возможен перенос на консультанта как на друга или наставника, как правило он осознаваем, проявляется в процессе, но может не озвучиваться.

Жизненный кризис (все надоело) – условно говоря, клиент не может жить так, как живет. Все надоело, ушли краски, часто сопровождается раздражением на окружающих, а точнее на себя. Подспудное желание перемен, что-то поменять, выйти из этого состояния. Чем выше раздражение, тем больше вероятность достаточности энергии для выхода в новое состояние. Консультант может рассматриваться как источник ресурсов, здесь возможны различные переносы и зачастую они неосознаваемые, клиент ищет выход для себя, позиция уверенного консультанта может давать ему этот выход, напоминая гармоничные отношения с отцом, с мужчиной.

Сложности в отношениях – клиент приходит с запросом сложностей в отношениях. Здесь возможно несколько подвариантов – клиент уже находится в отношениях, имеет семью и она ему не нравится (собирается расходиться, возможно не в первый раз), другой вариант – клиент никак не может вступить в отношения - все мужчины кажутся слабыми, неподходящими и т.п. Первые два варианта – про отношения мужчина-женщина. Третий подвид здесь – у клиента сложные отношения с кем-то из близких ему людей, возможно на работе с начальником или еще где-то, при этом данный человек мужского пола, т.е. гендерное отличие присутствует.

Проявленность темы отношений в консультации. Данный признак достаточно субъективен и оценочен и направлен на характеристику степени проявленности темы отношений. Как много, как свободно, как часто, как просто клиент затрагивает тему отношений с людьми, с мужчинами, с родными, какие эмоции при этом испытывает, насколько готов открываться. Важный момент, который позволяет оценить напряженность данной темы для клиента, напряженность конкретных отношений, а кроме того – оценить, насколько клиент склонен уводить в тень данную тему или выносить на обсуждение – потенциальное наличие теневых феноменов. Отчасти как тест на слепое пятно в карте клиента, но еще добавляется момент открытости – клиент может осознавать, но не говорить, обходить данную тему.

Тема явно поднимается. Клиент открыто реагирует на тему отношений – либо поднимает сам, либо прямо отвечает на поставленные вопросы, демонстрирует конгруэнтность, не оставляет в тени непроявленных элементов.
Тема обходится клиентом. Клиент уходит от обсуждения данной темы. Не поднимает сам, либо поднимает вскользь и с вторичными сигналами, присутствует неконгруэнтность, есть непроявленный процесс. Вопросы консультанта могут вызывать явный дискомфорт, проявление зажатых, непрожитых чувств или сопротивление.

Возраст. Один из признаков для классификации, влияющий на вероятность возникновения теневых феноменов в консультации. Мы не можем судить о прямой корреляции сравнительного возраста и возможности возникновения теневых процессов, однако на вероятность проявления того или иного теневого процесса он влияние оказывает. Скажем более младшего по возрасту консультанта сложно представить в роли отца для клиентки. Но тем не менее признак при построении модели оценки косвенный, стоит обращать внимание в числе прочих.
Явно старше консультанта. Когда клиент явно старше консультанта, предположительно более часто могут случиться переносы Мать-Сын. С проявлением заботы и т.п. Между тем не будем отвергать возможность возникновения и других переносов – эротизированного, Отец-Дочь, Друг, Брат и т.д. и соответствующих теневых процессов.

Явно младше консультанта. Когда клиент младше консультанта, стоит рассматривать большую вероятность соответствующих переносов на Отца. Однако повторимся, что и другие теневые феномены вполне могут иметь место.

Примерно одного возраста. Клиент и консультант одного возраста – стоит рассматривать как чуть более вероятный перенос эротизированный, не забываем про условность данного признака и выводов.

Классификация по чувствам консультанта. Один из самых важных признаков. Консультант по своим чувствам может отслеживать тот процесс, который запускается в нем. Здесь появляются возможности дать этому процессу выражение как минимум с двумя целями – 1) сохранить эффективность консультанта, снизить влияние на метанавыки, так же четко работать на цели клиента. 2) Чувства консультанта могут каким-либо образом пересекаться с чувствами или действиями клиента, выражая процесс из тени внутри, можно дать проявиться процессу, который идет в клиенте, дать ему лучше познакомиться с этим феноменом, показать, как он влияет на других людей – в частности на консультанта, как минимум.

Сложно сказать, в каком месте первым начинается течение процесса чувств и эмоций, в клиенте или консультанте, но из этих чувств и эмоций человек определенным образом действует или не действует и это влияет на того, с кем он в коммуникации, запуская в визави свой процесс. Таким образом можно говорить о парном процессе, вопрос лишь в том, насколько он находит выражение или ограничивается только лишь вторичными сигналами.
Условно-положительные. В процессе консультации у консультанта возникают чувства, которые консультанту нравится испытывать в силу его внутренних особенностей, затрагивают какой-то внутренний материал, подогревают какие-то субличности, дают энергию. Соответственно, возникает соблазн поддаться этому потоку, быть в потоке этих чувств, наращивать их, зацепочка за состояние. При этом стоит обращать внимание на процесс, который идет в клиенте, насколько тот осознает, что происходит, насколько это эффективно для него, как продвигает к целям.

Условно-отрицательные. В процессе консультации у консультанта возникают чувства, которые консультанту не доставляют радости, ему не нравится их испытывать, они затрагивают какой-то внутренний материал и доставляют дискомфорт. Соответственно, у консультанта может возникнуть соблазн не следовать за данным процессом, чувства могут привести к снижению качества навыков консультанта, направленных на продвижение клиента. Кроме того может идти теневой процесс клиента, перекликающийся с процессом консультанта.

Отсутствие ярко выраженных эмоций. Говорит о том, что личностный материал консультанта не затрагивается. Могут выплывать чувства, эмоции, ощущения в присоединении к клиенту, в сопереживании с ним. Ресурсная зона, рабочее состояние, с которого удобно начинать работу с содержанием.
Отдельно отметим при описании данного признака, что это тема очень тонкая, протекающая невидимо, напрямую связанная с навыками осознания собственных чувств и причин, которыми они вызваны. Причины могут крыться в развивающемся процессе, не находящем своего проявления, а могут находиться в содержании – о чем мы говорим с клиентом, какой материал рассматривается – он может затрагивать какие-то личностные истории консультанта. Эти две истории стоит отделять друг от друга. Личная история своих переживаний – это одно, а история не проявленных процессов, о которых мы вроде бы как и не говорим, когда чувства и эмоции являются вторичными сигналами, - это другое. Нас в рамках данной работы больше интересует второй вариант, однако и в первом – неотработанные личные чувства и переживания консультанта могут послужить катализатором для каких-либо процессов. Целиком убрать личностный материал невозможно, он все равно будет всплывать, и прямо в процессе консультации стоит находить ему место.

По контрпереносам консультанта. Один из важных признаков для выявления теневых процессов. Аналогично признаку по чувствам консультанта в данном случае важно мониторить, какие чувства, ожидания, опасения, эмоции возникают у консультанта в отношении клиента и почему. Т.е. два этих признака связаны – какие чувства я испытываю и почему я их испытываю – вкупе дают нам понимание возможного контрпереноса на клиента. Далее этот контрперенос может остаться в тени, находя проявление только лишь во вторичных сигналах, либо проявиться в реальности. Особенно интересен парный перенос с клиентом. Но даже если парного переноса нет, в любом случае тот процесс, который идет в тени в консультанте, оказывает двоякое влияние: с одной стороны, может снижать эффективность навыков коуча в продвижении к целям клиента, а с другой – вторичные сигналы этого процесса или даже первичные оказывают влияние на клиента, вызывают у него свой процесс, иногда сопровождаемый чувствами, иногда нет. Т.е. в данном аспекте это тот признак, тот показатель, который стоит держать в фокусе внимания, осуществляя мониторинг его роли в процессе консультирования. Для эффективного использования данного признака консультанту стоит поближе познакомиться с набором своих переносов на близких людей, чем они характеризуются, как выражаются.

Мать. Консультант испытывает к клиенту комплекс чувств, эмоций, ожиданий, опасений, который свойственен аналогичному по отношению к его матери. Соответственно, уровень отношений с мамой запускает процесс с определенными характеристиками в направлении клиента. Он может быть положительным или отрицательным, сопровождаться определенным уровнем отношения к клиенту. Сложный контрперенос, он может уходить в тень, особенно если у консультанта в целом отношения с матерью не до конца проработаны, сложность в осознании данного отношения и его влияния.

Друг. Сестра. Консультант испытывает к клиенту комплекс чувств, эмоций, ожиданий, опасений, свойственный его отношению к другу, в ярком проявлении – к сестре. Поскольку в коучинге важным навыком является присоединение довольно легко продвинуться в этом направлении дальше и начать рассматривать клиента как друга. Зачастую этот момент бывает связан с оплатой, вдруг появляется желание проводить бесплатные консультации в качестве дружеской помощи, возможно возникновение сложностей с затрагиванием каких-то тем, излишняя поддержка, снижение критичности взгляда на клиента. Часто этот контрперенос бывает парным, сопровождается дружеским или братским переносом со стороны клиента и может являться достаточно устойчивым. Если такой парный перенос работает за деньги клиента и полностью его устраивает, то возможно такое общение – это как раз то, для чего ему нужны коуч-сессии.

Женщина. Эротизированный перенос. Консультант, глядя на клиента-женщину, испытывает сексуальное желание, ощущает, что перед ним сидит женщина, понимает, что она ему нравится. Процесс может проявиться, а может нет, особенно, если консультант накладывает запрет на испытание таких чувств в отношении клиентов в процессе консультации, подчеркивает неэтичность такого случая, или ставит в голове ограничение, что этой женщины невозможно добиться, невозможно быть с ней. В данном случае как раз возникает теневой процесс, снижающий эффективность консультанта. Кроме того здесь может скрываться потенциал для повышения кпд в движении к целям для клиента, путем использования данного процесса в консультации, проявления его и исследования его влияния.

Дочь. Консультант, глядя на клиента-женщину, может испытывать контрперенос к ней как к дочери. Часто этот перенос может совпадать с возрастом – когда клиент заметно младше. Базовая метафора предполагает больше поддержки, внимания, заботы, чем это может быть обусловлено течением консультации. Ведущая роль консультанта, чуть больше советов, меньше глубоких вопросов, забота о чувствах, оберегание от боли. Принцип безжалостности к себе и безжалостности к клиенту может не работать.

По переносамПо запросам клиентаПроявленность темы отношенийВозрастЧувства консультантаПо контрпереносам
ОтецДвижение к целямПроявленаСтаршеУсловно-отрицательныеМать
МужчинаЖизненный кризисНе проявленаМладшеУсловно-положительныеДруг. Сестра
Друг. БратСложности в отношенияхОдного возрастаБез ярких эмоцийЖенщина
НаставникДочь
Сын


Классификация может являться универсальным инструментом, а вот выделить какие-то признаки для отнесения изначально к тому или иному типу, особенно по переносам, для меня представляется сложной задачей, т.к. данный процесс очень индивидуальный и зависит от конкретных проявлений конкретного консультанта. Один и тот же клиент может с кем-то включать свои проекции, а кем-то не включать. Нужна большая выборка для таких выводов.

Вообще, гипотеза о том, что есть какая-то классификация и она может помочь с выбором методики не оправдалась. Возможно, стоит брать более широкую выборку, скорее всего стоит рассматривать нескольких консультантов, чтобы получилось объективное сравнение. Иначе все это очень субъективно. Каждый случай был индивидуальным и переносы всплывали уже в процессе. Я вывел и закрепил какие-то признаки для себя, но вряд ли они будут полезны широкому кругу читателей. Поэтому вводить какую-то типологическую группировку или универсальные признаки того или иного переноса не считаю возможным и целесообразным. Эта задача не буде решена.

Как же быть тогда с выбором методики. Я приведу несколько вариантов действий, расскажу, какую и когда применял, и какие были результаты. А вот советов и рекомендаций по применению давать не буду. Пробуйте сами и смотрите, какая у вас работает, а какая нет
Итак, несколько методик действий в случае выявления теневых аспектов. Отличаются они смещением фокуса от клиента к консультанту. Первая методика опирается на те вторичные сигналы, которые мы видим в поведении клиента. Вторая смещает фокус на чувства консультанта и через них возвращает клиенту новую информацию. Третья предполагает, что клиент не видит скрытый процесс, не хочет его видеть, либо данный процесс вообще отсутствует в клиенте, но при этом присутствует в ощущениях и переживаниях консультанта.

Методика действия 1. Ловля на живца.
Применение при наличии вторичных сигналов в поведении клиента.
  1. Отметить изменение в клиенте – тело, слова, чувства. Переход с одной метафоры на другую, сопровождаемый некоторым противоречием, неконгруэнтностью. Как будто что-то проклевывается, но еще не явно, не окрепло.
  2. Дать процессу проявиться, подыграть.
  3. Накопить достаточно материала по фактам – слова и действия.
  4. Тщательно скомпоновать содержимое (факт – чувство – действие как со стороны клиента, так и со стороны консультанта)
  5. Проанализировать собственные чувства и действия
  6. Отзеркалить пакетно, показав клиенту весь комплекс реакций с его стороны, своих чувств.
  7. Показать влияние на эффективность в плане поставленных целей, а также достижение сопутствующих целей личностного роста и самосознания.
Цель первой методики в обналичивании скрытого процесса клиента, который заметен по вторичным сигналам. Используется она, соответственно, когда мы видим эти вторичные сигналы. Хорошим результатом будет проявленный процесс, обработанный консультантом – показанный клиенту, осознанный им, и сделанные выводы по данному процессу. Плохой результат – клиент не принимает. Высказано рано или недостаточно проявилось, либо просто консультант ошибся.

Методика действия 2. Сначала Я – потом Ты.
Применение при наличии ярких чувств и ощущений у консультанта, несвойственных ему.
  1. Отметить возникновение собственных чувств в процессе консультации
  2. Классифицировать чувство: какое, чем ранее вызывалось, по какой причине.
  3. Определить, чем в данный момент в консультации это чувство вызвано
  4. Попытаться определить – что это чувство несет, какой процесс запускается в консультанте и какой может соответствовать ему в клиенте.
  5. Дать энергии чувства проявиться – последовать за процессом, если невозможно это сделать действием – сделать словами, проговорив по формуле: факт-действие-чувство-желание или в мягком варианте просто факт-действие-чувство.
  6. Сфокусировать клиента на вопросе – какое чувство проявляется в нем, желательно так же по формуле факт-действие-чувство-желание. Что он чувствует в ответ. Какой ты пробуждаешь во мне такой процесс и такое чувство.
  7. Далее либо отметить новизну этого состояния (уточнить вместе с клиентом), либо прояснить, как влияет на эффективность при движении к целям данное состояние.
  8.  Возможен цикл на методику 1 – наблюдать протекание процесса и накапливать данные.

В этом случае консультант ощущает чувство, которое ему несколько несвойственно в данной ситуации и ощущает его ярко. При этом каких-либо скрытых или вторичных сигналов в клиенте не заметно. Консультант проверяет гипотезу по поводу данного чувства – говорит про себя и по этому каналу переходит к клиенту, т.е. через канал чувств переходит к клиенту, и через чувства клиента добирается до более глубокого содержания. Хороший результат – проход по каналу чувств от чувств консультанта к чувствам клиента, их осознание, осознание процесса, который кроется за ними, выводы и решение об их полезности в текущей ситуации, что с ними можно сделать. Плохой результат – увлекся процессом, позабыв, что работаешь на клиента, не смогли вычленить результат, обработать итоги развернувшегося процесса.


Методика действия 3. Ничего кроме Я.
Рискованная штука. Стоит применять при хорошем присоединении и при достаточной степени уверенности в том, что правильно разобрался с собственными чувствами и их причинами. Триггер – консультант начинает испытывать чувства, которые затрудняют процесс консультирования либо придают ему какую-то убыстренную динамику либо наоборот – тормозят процесс.
  1. Осознать возникновение чувств у консультанта в процессе консультирования
  2. Осознать их влияние на процесс консультирования, а именно – на качество выполнения консультантом ключевых действий – присоединение, отзеркаливание по чувствам и по эмоциям, побуждение к проявлению чувств (вскрытие метафор).
  3. Причины возникновения данного чувства – что такого в клиенте рождает это чувство? Что я стремлюсь сделать из данного чувства? Какой я, что я думаю о себе.
  4. Фокус на отношении и на собственных чувствах как учебная цель.
  5.  Вопрос: то, что я вижу в клиенте и то, что меняет мои чувства – видит ли это клиент и понимает ли он свое влияние на меня? Обналичивание вслух – по ситуации – будет ли готов клиент.
  6. Если клиент не видит, стоит дать процессу проявиться, подыграть, усилить его, накопить материал.
  7. Далее резко и неожиданно перейти к отзеркаливанию процесса целиком – играемой роли клиента, метафоры поведения.
  8. Фокус на вопрос - насколько эффективна данная роль (метафора, стратегия поведения) ведет ли она к цели, к чему она вообще ведет клиента.
  9. Далее работа с причинами, что вызывает в консультанте, как часто, как давно и почему применяет это клиент, какие в этом плюсы, какие минусы
  10. Как можно по другому (возможно в модели 3-2-1).

Хороший результат данной методики – устранение препятствий в процессе, а также, возможно – осознание клиентом каких-либо схожих чувств, (либо противоположных), которые он испытывает в настоящий момент, переход к их причинам и дальнейшее вскрытие смысловой нагрузки. Плохой результат – клиент крутит пальцем у виска и думает, что с консультантом не все в порядке.

Отдельно отметим роль методики с применением оценки – это, пожалуй, один из тех инструментов, который может быть универсальным средством. Оценка в числе и раскрытие сути, объяснение клиентом, почему именно такая оценка, дает нам возможности для вскрытия имеющихся ожиданий, мы понимаем, что было нужно клиенту, какие потребности он испытывает. И на основе их обработки появляется возможность увидеть возможные проективно-контрпроективные идентификации, присутствующие в консультации.
Значимость использования механизма оценки на сессиях и первоначальная гипотеза, что это может значить (подлежит проверке на самой консультации).
Высокая оценка (9-10) часто говорит о том, что клиент уходит в эйфории и на этом подъеме в 60% случаев не будет ничего делать в жизни.

Низкая оценка (1-3) говорит о том, что клиент уходит недовольный, мало что берет для себя, многое ему не нравится или не хватает. В жизни не будет использовать. Но эту оценку можно развернуть в эффект, если хорошо тут же поработать с механизмом оценки, закрыть то, чего не хватило клиенту, а также проработать – мало оцениваю не только результат, не только коуча, но и свою работу – отдать ответственность клиенту.

Средняя оценка наиболее оптимальна при прочих равных. 4-6 как правило говорит о достаточном уровне конфликта, в котором есть энергия для изменения. Проработка механизма оценки сразу же, на месте, даст клиенту план проблемных сфер, главное без страха идти в эту область. 7-8 – есть и плюсы и минусы, клиенту так же есть на что опереться, важность плюсов и минусов, есть с чем работать, что менять, критический взгляд. Кроме того, консультанту понятна зона роста как вообще, так и в работе с данным клиентом.

Выглядит процесс при этом так, что мы просим оценить результат, спрашиваем чего не хватило, что нужно было сделать и т.п. Отсюда уже раскручиваем ожидания-эмоции-потребности. Далее предположение с какой ролью консультанта это может быть связано, кого в нем видит клиент. И таким образом вводим в поле момент осознания проективно-контрпроективных идентификаций.

Заключение

Краткие выводы по работе – учебная цель достигнута, теневые аспекты изучены, рассмотрены под несколькими углами. Задачи при этом выполнены не все. Изучено влияние теневых аспектов на эффективность, это сделано. Однако собственно гендерным отличиям и их роли уделялось не так много внимания и есть ли тут повышение эффективности, когда консультант мужчина, а клиент женщина, или нет, так до конца и не стало понятнее. Типологические группировки также разработать не удалось по причине недостатка материала – нужна более широкая выборка. А вот разработать методики и обкатать их в том или ином виде все же удалось. В целом можно сказать, что для того, чтобы превратить работу в действительно универсальный инструмент нужно делать выборку из нескольких консультантов, перекрестные консультации и т.п. А так получается, что все это достаточно субъективно и индивидуально, полезно для меня, но сомневаюсь в особой полезности для кого-то другого.

Гипотеза доказана частично. Стало ясно, что теневые аспекты влияют на эффективность, но далеко не всегда на коротком отрезке эффективность становится выше, если эту тень выводить в осознание, включать энергию и ресурс. Зачастую у клиента сразу начинается пересмотр вообще тех целей, с которыми мы работаем, происходит серия малоуправляемых переходов и в новом месте, где оказывается клиент, мы говорим об эффективности уже в другой плоскости. Можно сказать так, что теневые аспекты важны в консультации, их в целом стоит рассматривать и открывать клиенту, для более широкого осознания того поля, в котором он находится, текущей ситуации, но при этом сложно говорить о какой бы то ни было эффективности, цели и результаты могут лежать в разных плоскостях, но при этом никто не говорит, что они не полезны. Вот такой вывод. Следуя за процессом, не гонись за результатом. Сам не знаешь, куда тебя оно выведет. Но как способ работы стоит это использовать и взять на вооружение.

Вывод для меня заключается в том, что не стоит игнорировать любые теневые проявления, стремиться вынести их за скобки. Это важный источник информации. В коучинге имеются универсальные способы, которые помогают нивелировать теневые аспекты – оплата за сессии и ее повышение, центрирование консультанта в точке здесь и сейчас, заключение и следование контракту с клиентом, выстраивание и соблюдение границ консультантом. Это универсальные способы. Между тем можно последовать за разворачивающимся процессом и посмотреть, куда он приведет. Главный нюанс здесь - экологичность для клиента и это один из основных выводов для меня. Все эти исследования и опыты над клиентами должны быть экологичными, т.е. важно иметь возможность обернуть все эти действия на пользу клиенту. Также присутствует риск сбиться на простое исследование собственных чувств и использование клиентов для самопознания. Фокус для меня – накопление большего материала, экологичность, развитие методичности в использовании инструментария, формирование собственного стиля в использовании методик.

Кроме того в развитии данной темы весьма интересно сделать исследование по более широкой выборке консультантов. В этом случае удастся решить задачи по типологической группировке и более решаемы будут задачи по формулированию признаков того или иного переноса, рекомендаций по применению методики. Вообще в целом работе не хватает объективности именно по той причине, что используется опыт и наблюдения только одного консультанта, поэтом ценность несколько ограничена.

Список литературы

1. Шон Берн. Гендерная психология. http://www.universalinternetlibrary.ru/book/6644/ogl.shtml
http://allbest.ru/k-2c0b65625b2ad68b4d53b88421306d37-18.html
2. Гендерная терапия. Ирина Германована Малкина-Пых http://lib.rus.ec/b/420739/read
3. Гендерные отличия в сфере ценностных ориентаций старшеклассников http://ref.rushkolnik.ru/v40677/?page=3
4. Условия установления контакта психолога с клиентом. Интересные курсовики // http://allbest.ru/k-2c0b65625b2ad68b4d53b88421306d37-18.html
5. Роджерс К. Клиент–центрированная терапия. – М., 1997.
6. Орлов А. Б., Хазанова М. А. Феномены эмпатии и конгруэнтности // Вопросы психологии. – 1993. – № 4. – С. 68–73.
7. Техники клиент-центрированной психотерапии// http://docpsy.ru/lektsii/psikhoterapiya/1466-tehniki-klient-tsentrirovannoj-psihoterapii.html
8. ГЕНДЕРНЫЕ СТРАТЕГИИ В ПСИХОТЕРАПИИ. Белоусова А, Старовойтов А. // http://psy-praksis.blogspot.ru/2011/12/blog-post_7316.html
9. Джейкоб Д., Дэвид П., Мейер Д. Дж. Супервизорство. Техника и методы корректирующих консультаций: Руководство для преподавателей психодинамической психотерапии и психоанализа. Пер. с английского Ю. М. Донца и В. В. Зеленского. – СПб.: Б.С.К., 1997.
10. Кан М.Между психотерапевтом и пациентом: новые взаимоотношения. Пер. с английского под редакцией В. В. Зеленского и М. В. Ромашкевича. – СПб.: Б.С.К., 1997.
11. Кейсмент П.Обучаясь у пациента / Пер. с англ. – Воронеж: НПО «Модэк», 1995.
12. Коттлер, Браун. Психотерапевтическое консультирование. – СПб.: Питер, 2001.
13. Кулаков С.А.Практикум по супервизии в консультировании и психотерапии.- СПб.: Речь, 2002
14. Кулаков С. А. На приеме у психолога – подросток: Пособие для практических психологов. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена; Изд-во «Союз», 2001.
15. Кулаков С.А.Основы психосоматики. – СПб.: Речь, 2003
16. Нельсон-Джоунс Р. Теория и практика консультирования. – СПб.: Питер Ком, 2000.
17. Соловейчик М. Я. Супервизия / Мастерство психологического консультирования. Под ред. А. А. Бадхена, А. М. Родиной. – СПб.: Европейский дом, 2002.
18. Уильямс Э. Вы – супервизор… Шестифокусная модель, роли и техники в супервизии \ Пер. с англ. Т. С. Драбкиной. – М.: Класс, 2001.
19. Фридман Дж., Комбс Дж. Конструирование иных реальностей: Истории и рассказы как терапия / Пер. с англ. В. В. Самойлова. – М: Класс, 2001.
20. Ховкинс П., Шохет Р. Супервизия. Индивидуальный, групповой и организационный подходы. – СПб.: Речь, 2002.
21. Выбор психотерапевта: мужчина или женщина? Советует Архангел. // http://www.womie.ru/licnost-i-obscestvo/psihologija/vybor-psikhoterapevta-muzhchina-ili-zhenshhina-sovetuet-arkhangel/
22. Чем отличаются рекомендации психолога-мужчины от рекомендаций психолога-женщины?
Автор: Вероника Бычкова // http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-54760/
23. Кто лучше: психолог - женщина или психолог - мужчина? Васильева Л.А. http://www.b17.ru/article/kto_luchshe_psiholog__zhenshina_ili_ps/
24. Римас Кочюнас. ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ// http://krotov.info/lib_sec/shso/77_koch.html
25. Гуманистический экзистенциализм. Стивен Т. де Бери. http://krotov.info/lib_sec/23_ts/eig/_3.htm
26. Джеффри К. Зейг, В. Майкл Мьюнион. ПСИХОТЕРАПИЯ -ЧТО ЭТО? // http://krotov.info/lib_sec/23_ts/eig/_0.htm
27. Я влюбилась в своего психолога// http://www.glamour.ru/g-point/psycho/526194/
28. Елизаров А. Н. Основы индивидуального и семейного психологического консультирования: Учебное пособие . -- М.: «Ось-89», 2003. - 336 с. Типы клиентов и особенности взаимоотношений психолог – клиент // http://www.psichology.vuzlib.org/book_o722_page_8.html
29. Игумнов С.А. Клиническая психотерапия и психологическая коррекция в детском и подростковом возрасте http://www.psyinst.ru/library.php?part=article&id=450
30. Джозеф САНДЛЕР, Кристофер ДЭР, Алекс ХОЛДЕР
ПАЦИЕНТ И ПСИХОАНАЛИТИК: ОСНОВЫ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
31. Петер Куттер. Современный психоанализ.