Институт Коучинга
Александр Савкин
«Мы стрелы, выпущенные кем-то в цель»
22 ноября 2017, 20:37
946
Интервью на Москва FM, «Управление делами»


Он ценит отношения между людьми и чуткие эмоциональные связи, которые их объединяют. Он считает, что мы живем «на бегу», не замечая пульса жизни. За масками, ролями и функциями прячем себя настоящих – свое призвание, свой Путь сердца.

Знакомьтесь с Александром Савкиным, коуч-консультантом, психотерапевтом и сооснователем Института Коучинга.

Размышляя о счастье и смысле жизни, Александр на протяжении всей беседы удерживает фокус на том, что быть подлинным важнее, чем быть копией. И подлинность может проявиться не только в конкретном человеке, но и в бизнесе. Каким же образом? Наш собеседник не дает готовых рецептов. Но точно указывает направление движения.


Александр Савкин.jpg

Быть счастливым

Никита Непряхин: Александр, сегодня мы будем говорить о том, как найти свой смысл и что делать, чтобы быть счастливым. Скажи, почему люди начинают грустить, почему у некоторых тускнеют глаза и что делать, когда ты видишь, что человек в депрессии?


Александр Савкин: Люди часто задают вопрос: «Как понять, что человек на краю? Что он близок к тому, чтобы уйти из семьи или из компании, или, например, что он даже близок к суициду?». Этот вопрос очень волнует людей, которые хотят понять, что происходит в их семьях, в их бизнесе, да в любых отношениях. Есть ощущение, что мы, люди, хотим какого-то рецепта. Загорелся желтый цвет – притормози, красный – остановись. 


А на самом деле, крайне важны связи между нами. 
Эмоциональные связи и эмоциональные отношения. 


Часто бывает в семье, что человек прибегает с работы весь уставший. «Привет! Как дела? В школе все нормально? Любимая, целую! Очень устал, поговорим завтра. На этой неделе никак не получается, давай через недельку. Точно через недельку». 
Мы как-то уходим на задний план, мы становимся ролями, мы становимся функциями, мы становимся кем угодно, только не людьми. Эти отношения исчезают. А очень важно держать руку на пульсе жизни, быть в контакте. Это как человек, который улыбается (а не улыбаться у нас уже как-то неприлично). Мы должны быть nice, у нас все должно быть хорошо, мы должны просто излучать энергию — и это уже становится маской. 


То, что за маской, можно услышать через оговорки, 
через фразы, через повторения или напевание какой-то песни…


То, что за маской, можно понять через полутона. Например, ты видишь, человек улыбается, а какая-то грустинка в нем проскальзывает. Или он рассказывает какой-то анекдот, и в этом анекдоте есть что-то не смешное, а он все равно смеется, и это не конгруэнтно. Когда ты эти полутона улавливаешь, то чисто по-человечески хочешь этого человека спросить: «Что с тобой? Ты уже второй раз об этом говоришь, а как ты себя чувствуешь на самом деле?». Нужно притормозить, сделать остановку и понять, что ты чувствуешь. 


Н.Н.: Что мешает найти себя настоящего за маской, ролью, функцией?

А.С.: Мы как будто потеряли то, что называется душой. 

Мне очень нравится история, когда европейцы приехали в Африку, наняли шерпов, нагрузили их и стали побуждать, чтобы они как можно быстрее шли вглубь континента. В какой-то момент шерпы сбросили груз, сели кругом и замолчали. Европейцы подошли и начали требовать: «Мы платим вам деньги. Давайте вставайте, вставайте». А им отвечают: «Мы слишком быстро идём, наши души отстали, нам надо их подождать». 


Мы слишком быстро идём, 
наши души отстали, 
нам надо их подождать.


И этот разрыв, который я наблюдаю между «надо» и «я хочу», между «я должен» и «я есть», только нарастает. Он нарастает и проявляется через кризис человеческой жизни. 
Однажды, выступая на конференции, я сказал: «Друзья мои, до 40 лет — жизнь сплошная роковая ошибка». После этого ко мне подошёл один известный психотерапевт и сказал: «Александр, зачем же вы их обманули?». Я спросил, в чем же обман, и он ответил: «Ты же знаешь правду — до 50-ти!». Люди обычно смеются, а я вспоминаю анекдот, который звучит так: «Дети смеялись над бубликом, не понимая, что перед ними смертельно раненый Колобок». 
Люди часто возражают: как же так, мы ведь все взрослые люди, мы знаем, чего хотим, и знаем, к чему мы стремимся; нам все понятно, мы рассчитываем жизнь на 10-15 лет вперед.   

               

Но мы не задумываемся о том, что мы, 
как стрела, выпущенная кем-то в цель. 


И вот мы летим, зная, что надо закончить институт, школу, получить должность, деньги, семью, квартиру, полную чашу. Если просить у человека, откуда у него эти знания, он на автомате что-то начнет отвечать. И тогда приходит время сказать «стоп». «Стоп, откуда у ТЕБЯ эти знания?», - и в этот момент к человеку приходит невеселое осознание, что это «надо» от папы, мамы, общества, государства, ближайшего социума. А где же сам человек во всем этом? 


Н.Н.: Но ведь это еще не значит, что человек сразу поймет – кто он?

А.С.: Да, на первый взгляд, все просто: остановись и задумайся. 

Но это очень страшно — остановиться, задуматься 
и, возможно, признаться в том, что ты идёшь не туда. 


Особенно, если человек успешен. Тогда остановиться и задуматься ещё сложнее. Потому что если он решится на изменения, то все начнут ему говорить: «Слушай, ты с жиру бесишься. Чего тебе ещё надо? У тебя есть квартира, машина, должность. Между прочим, твоя работа — одна из самых социально защищённых в стране. Ты хочешь что-то попробовать? Ну-ну, попробуй». И внутри у человека что-то сжимается, и он продолжает идти туда, куда шел. 


Я неустанно повторяю, что колея отличается 
от могилы только глубиной. Мы закапываемся, 
закапываемся, закапываемся…


Мы научаемся справляться с этой внутренней тоской, с этой печалью. Кто-то заливает это дело алкоголем, кто-то пытается сделать работу над ошибками. После сорока — это развестись и создать новую семью. Можно найти крутой проект, сменить сферу деятельности.


Мне один знакомый сказал: «Ты знаешь, так оно и есть. Мне 45 лет, у меня крупный бизнес. Когда начался кризис, я убрал второсортных, у меня остались только бриллиантовые сотрудники. Я понимаю, что нужно поднимать в атаку мою компанию. Я помню себя 25-30-летним: я на лихом коне, шашка наголо, я впереди всех. А тут смотрю: все окопались, сидят, курят, а я понимаю, что нужно вести в атаку. Оглянулся — коня нет. То ли убежал, то ли сдох. Шашка проржавела. И я понимаю, что никому, кроме меня, это не нужно. Кое-как со своим животом наперевес (посмотри, какой у меня живот, а раньше я фотографии спортивные делал)  вылезаю, достаю шашку, кричу «За мной! В атаку!». Бегу, сердце в горле клокочет. Поворачиваюсь — но никто за мной не бежит. Сидят в своих окопах, курят и один другому говорит: «Сейчас, Петрович побегает и вернётся». И ведь я понимаю, что они правы. И что делать?». 


Еще мой знакомый поведал мне: «Я создал этот бизнес, и я буквально распят на нем!  Кто-то садится на этот корабль, кто-то с него сходит, кучу каких-то паразитов везу на нем, а как же без них? И тех людей, которые подо мной, я могу мотивировать, стимулировать, а надо мной — только Господь Бог. Где взять эту энергию?».
И вот человек в ужасе осознаёт, что он умирает на этом корабле. В прямом смысле. Он теряет здоровье, теряет смысл, он чувствует страх и ужас.          

Н.Н.: Ты говоришь, что мы иногда являемся заложниками своей цели. А не виной ли этому те, кто всё время нас учит: «Эй, давайте, давайте к цели! Выше, мощнее! Каждый день нужно идти к цели!»?

А.С.: Знаешь, есть такой удивительный человек — Кен Уилбер. Он разрабатывает интегральный подход. Мы приверженцы интегрального подхода. Это про большое «И», а не «или — или». Должна быть цель, и должно быть ощущение полноты, радости. И точно не нужно умирать, чтобы достигнуть какой-то цели. 


В молодости мне посчастливилось встретиться с гуру из Индии. Мы с ним разговорились. «Александр, странные вы, европейцы», - сказал он мне. «А в чем странность?» - спросил я. «Вы куда-то несётесь, несётесь к какой-то цели, лезете по трупам», - ответил он. «Ну, а как же иначе? Энергия, цель, достижения! Жизнь такая, иначе нельзя!» - возразил я. И тогда он сказал: «Можно иначе. Как? Ты уже на вершине горы, на которую так стремишься, в каждый момент». «Вот скукотень!» - воскликнул я. «Нет, не скукотень. Когда тебе важно, ты растешь вместе с горой», - ответил он. 


Иногда нужно быстро, стремительно, ярко, 
а иногда нужно расслабиться и просто остановиться, 
чтобы посмотреть вглубь себя и вокруг себя. 
Туда ли я иду? Правильно ли я иду


Поэтому необходимо большое «И», о котором я сказал. «И это, И это». Но крайне важно стремиться к своей цели. 

Коуч А. Савкин

Н.Н.: И все-таки, Александр, как не потеряться во внешних идеалах и найти себя и то, ради чего ты живешь? 
А.С.: Первое, что важно, это сказать себе: «А может быть, действительно, "Я" есть не "Я"?». 

Как говорил Карл Густав Юнг, все мы рождаемся 
подлинниками, но подавляющее большинство 
умирает жалкими копиями. 


Мне говорят: «Это как?» И я вспоминаю анекдот, когда в патентное бюро пришел мужчина запатентовать прибор для бритья. Принес ящик. «Как он работает?» - спросили его. «Очень просто: мужчина засовываете туда голову, бросает пару центов, и острые-острые ножи чисто-начисто его бреют», - было ответ. Все в шоке: «Простите, но у всех разные лица!». А он: «До первого бритья — да». 

Все мы прошли через такой период времени, как детство. Детство и школа. И нас подрихтовали. Родители, школа хотели видеть в нас кого-то. И нас формировали до такого состояния, в котором мы сейчас находимся. Это как при китайском императоре, когда выращивали карликов, помещая детей в сосуды определенной формы и не выпуская их оттуда. Дети взрослели, принимая форму этого сосуда. И не видя нормальных людей вокруг, а только таких же уродцев как он сами, эти искалеченные взрослые думали: «Они уродливее меня, я-то нормальный. Это они ненормальные». 
Мне очень нравится то, что говорил Карл Кастанеда. Он вложил в уста мага Дона Хуана слова: 

 

«Все жизненные пути бессмысленны, абсолютно все. 
Но есть единственный путь — путь сердца. 
Он такой же бессмысленный, как и все остальные, 
но по нему идёшь с радостью!» 


Это удивительная вещь. Если человек, используя эту метафору, идет по своему пути и ставит цель, то эта цель — его. Не папы, мамы, общества или государства, — это его цель. И она обладает удивительным качеством — она энергетизирует. 
Один из постулатов коучинга звучит так: «В жизни человека реально все, о чем ты можешь подумать и что тебе важно». Понимая это, мы начинаем мыслить шире, не так, как раньше. Но следующий этап — это понимание того, «что мне важно», а не «что я хочу». Вот нужно почувствовать эту тонкость и эту разницу. 


Н.Н.: Ты говоришь очень правильные вещи, но, на мой взгляд, они идеалистические. Даже если ты знаешь, твоё это или не твоё, как оградить себя от влияния извне – родителей, социума и т.д.? Я не могу, например, вылезти из этого сосуда, если я китайский мальчик, потому что меня туда засунули. И такова жизнь.  Или, если ребёнок 10-12 лет скажет, что он хочет стать звездой щоу-бизнеса, вряд ли его услышат родители. 


А.С.: Я тебе очень благодарен за то, что ты сказал. Потому что эти слова звучат из уст многих людей: «Я – маленький, а все вокруг большое». И тогда мой ответ во время консультации будет такой: «Ты маленький - терпи». 
Я просто знаю, что люди – не маленькие. Нас что-то заставляет быть маленькими. Да, нам страшно, но с этим можно и нужно работать. Первый момент – это понять, что во мне действительно «моё». 
Шоу-бизнесмен в твоём примере не умер, он живет. Нужно вернуться обратно и дать ему место. И это не значит, что человек, который, например, сегодня управляет бизнесом или стал врачом, а, может, политиком, в один миг скажет: «Спасибо, Александр, я иду в шоу-бизнес». Нет!

Фрейд говорил: счастлив тот человек, который смог реализовать свои детские мечты. 

И это не значит, что человек, например, в свои 60-70 лет, осознав, что хотел быть балероном, тотчас же окажется на сцене Большого театра. Нет! 
Приведу пример. Однажды меня пригласили в компанию, поработать с лидерскими качествами одного замечательного топ-менеджера. Он уже тогда руководил большим коллективом, и ему предложили управлять несколькими сотнями людей, то есть, в еще большем масштабе. Он категорически отказывался: «Либо я работаю где работаю, либо увольняйте меня». 
Когда я вошел к нему в кабинет, он посмотрел на меня и сказал: «Александр, при всем уважении к вам, ни на один вопрос отвечать не буду. Либо будет так, как я сказал, либо никак». Я понял, что ситуация безвыходная и попросил его: «Послушайте, мне уже оплатили этот час, я тут посижу у вас тихонечко, кофейку попью, выйду и скажу, что не получилось». Он согласился. 

Принесли мне кофе, я сказал: «Один только вопрос - а о чем вы мечтали в детстве?». Он опешил, но ответил: «На самом деле я хотел быть не менеджером, а летчиком». «На боевом истребителе?». Он покачал головой: «Нет, гражданская авиация». И тогда я спросил: «А что в этом для вас?». И он руки раскрыл, показала, как он держит штурвал, глаза загорелись в этот момент. «Ты представляешь, я лечу. У меня 256 жизней в моих руках. Я взлетаю, веду самолет, сажаю его. Люди в моем самолете не ощущают ни взлета, ни посадки, ни турбулентностей. На моем самолете летают те, кто боится летать!», - произнес он. Все, что сделал я, это произнес одну фразу: «представьте, что в ваших руках 300 жизней. Или 500». И он моментально изменился в лице и кивнул: «Да, я всё понял».

  И, еще раз, эта история не про «быть пилотом».

 

В том, во что мы играем в детстве, есть проявленное
качество того, что нам дано. Наш талант, наш дар, 
наши способности, наш потенциал. 


И потом в течение жизни нас могут посадить в любой горшок, чтобы вырастить из нас уродца. Но, когда мы осознаем то, что у нас есть, мы, оставаясь там, можем это проявлять и исцеляться через это. Это удивительные вещи.

Н.Н.:  То есть суть не в том, кем я хотел быть в детстве, например, звездой или летчиком. А в том, какая компетенция или какое качество заложено в той профессии, о которой я мечтал. Возможно, ребенку, который мечтает попасть на «Фабрику звезд» или собирать полный зал «Олимпийский», просто важно обмениваться энергией с публикой. Он может стать, например, оратором, лектором, преподавателем или кем угодно…


А.С.: Совершенно верно. Я как раз об этом говорю. И, когда мы начинаем эти вещи улавливать, что «моё», а что нет, очень важно как можно больше опираться на это осознание в своей жизни, проявлять эти качества. 
Однажды, когда я обучался у англичан, они мне сказали: «Можно мы зададим тебе контрольный вопрос?». Я говорю: «Да, конечно». Они говорят: «Представь, что ты мечтаешь о черном мерседесе». Я отвечаю: «Представил». «А теперь представь, что тебе дарят красный мерседес, что ты будешь делать?». Я воскликнул: «Вау!». Они говорят: «Ответ неверный. Ты от него должен отказаться!». Я говорю: «Я могу его продать, добавить немного денег и купить себе черный. Я могу его перекрасить. В конце концов, изнутри не очень видно, какой он снаружи, это же мерседес!». «Все правильно, но запомни, нельзя предавать себя даже в мелочах», -ответили мне они.


Это удивительная вещь. Когда мы командой консультантов Института Коучинга работаем в бизнес-организациях, у нас спрашивают: «Скоро ли начнутся изменения?». Я говорю: «Вот смотрите, теперь вам понятно, кто, что и как должен делать. А теперь вводим это в систему и повторяем новые договоренности в течение периода от трех до девяти месяцев. За это время исполнение того, о чем вы сейчас здесь вместе договорились, войдет в привычку, это ляжет на подкорку. Через «не хочу», через «не могу» повторяем, повторяем и повторяем». 


Точно так же, если я что-то повторяю отрицательное, 
я сгибаюсь, сгибаюсь, сгибаюсь и тогда я 
превращаюсь в то, что я называю уродцем. 
И разогнуться мне крайне сложно. 


Расскажу притчу, которая ярко иллюстрирует эту мысль. Один путник уснул под деревом и в открытый рот к нему заползла змея. Он испугался, попытался ее достать, и она предупредила: «Еще одна попытка, и я тебя ужалю, я ведь ядовитая. Ты умрешь, твой рот раскроется, и я покину тебя, но ты будешь уже мёртвым». Он говорит: «Так что же мне делать?». Она говорит: «Слушай внимательно. В течение года ты должен выполнять все мои приказания, а через год сядешь под это дерево, откроешь рот, и я обещаю тебе, что покину тебя». Он поверил… В течение года он выполнял все её приказы. Через год сел под дерево, открыл рот, змея уползла. А он с ужасом осознал, что не знает, что делать в следующее мгновение, потому что привык выполнять приказы змеи. 
Наша ответственность как людей – осознать, чьи приказы мы выполняем, предавая себя. Я понимаю, что в этом мире сложно, но можно, как я говорю, сгибаться, но не прогибаться, не оставаться в этом состоянии.


Н.Н.: Все равно у меня вопрос. Если ты знаешь свою внутреннюю цель, если ты чувствуешь, чего ты хочешь достичь, а социум говорит тебе, что нужно идти в другом направлении. В твоей практике были клиенты, которые сталкивались с сопротивлением? История большого и маленького человека - сказать легко, но как это воплотить в реальности?
          
А.С.: Сопротивление будет всегда. И очень важно признать это как норму. В первый момент, когда ко мне, коучу, приходят люди, они рассказывают о той боли, которую испытывают. «Вместо того, чтобы меня поддержать, даже родные и близкие подрезают мне крылья», - говорят они. 
Может быть, у нас когда-нибудь в школах, на радио, на телевидении появится просто хотя бы ликбез психологический. Есть вещи, знание которых на порядки уменьшает ненужную ранимость человек. Например:


Если человек тебе говорит, что ты такой-разэтакий, 
то он говорит о себе, о себе и только о себе. 
Это звучит очень парадоксально, но это правда. 


Когда мы в Институте Коучинга проводим обучение, мы просто выстраиваем людей в два круга – внутренний и внешний. И затем я прошу, например, людей из внешнего круга посмотреть на партнера напротив и сказать, чего этот человек больше всего боится в жизни. Тот, кто должен описывать, отвечает на мое задание: «Простите, но я его вижу впервые». Я говорю: «А если бы вы могли пофантазировать? Расскажи…». И человек две-три минуты  рассказывает. Потом я прошу рассказчика прикрыть глаза и осознать, что из того, что он только что сказали о другом, он рассказал о самом себе. И у него шок! Потому что практически все, что он говорил другому, якобы, о нем, - это о самом рассказчике. 


Как только человек открывает рот, он говорит о себе, о себе и только себе. Это знание можно использовать как некий стресс-менеджмент. Когда ваш начальник орет: «Вы некомпетентные! На вас нельзя положиться! Вы безответственные!», это означает, что сам он не очень ответственен и не компетентен в каких-то вопросах. 


Н.Н.: Но разве всегда так происходит? Если сотрудник действительно некомпетентен, и пусть неконструктивно, но руководитель даёт ему обратную связь… Я понимаю, о чем ты говоришь. Это персональная валидизация, но она не всегда происходит. Или всегда? 

А.С.: Здесь ситуация такая. Если руководитель говорит: «Ты некомпетентен, потому что…» и приводит конкретные факты, тогда это реальность. А когда он на тебя всех собак навешивает, не подкрепляя слова фактами, то эта его теневая часть проецируется на тебя. 


Один величайший психотерапевт сказал, 
что на самом деле мы живем в комнате 
с зеркальными стенами, полом и потолком. 
А во всем и во всех мы видим только самих себя. 


Коуч А. Савкин..jpg


Это тоже важно понимать, важно знать и важно использовать в своей жизни. Я ещё всегда говорю, что человек, который действительно развит, никогда тебя не будет критиковать. В худшем случае он промолчит, в лучшем случае он обязательно найдёт слова, чтобы тебя поддержать, помочь, показать, направить. Поэтому если люди вас критикуют, это значит, что они еще там. Они еще развиваются. Они еще сами страдают - не надо их за это обвинять. Они сейчас такие, какие есть. Ориентируйтесь на тех, кто выше вас, кто готов вас поддерживать, создавайте себе правильную среду. Если вы найдёте хотя бы одного-двух-трех таких человек, то уже счастье. 


Н.Н.: Но не опасна ли ситуация, когда твой круг общения не дает тебе трезвую объективную обратную связь и поют тебе дифирамбы: «Молодец, ты все правильно делаешь». Что если поддержка людей тебя уводит в другую сторону? 


А.С.: Ты задаешь конкретный вопрос, на который нет конкретного ответа. Часто просят дать совет, например, чтобы я назвал десять правил лидера и тому подобное... Конкретного ответа не существует, но я могу обозначить зону, где этот ответ может существовать, конечно, в неконкретной форме. 
Это зона образуется, когда человек начинает уважать себя, осознает свою собственную ценность, начинает любить себя, как будто встречается и знакомится с самим собой. И внешний мир становится тем зеркалом, который показывает ему самого себя. 


Если ты меня критикуешь, я понимаю, что это 
ты говоришь о себе, но, если при этом меня что-то цепляет, 
значит, во мне есть те струнки, на которые 
мне нужно обратить внимание. 


Если мне поют дифирамбы, я говорю: «Ребята, понимаю, что есть в вас что-то такое, что вы хотите сделать из меня кумира, но меня это не цепляет». Но иногда вдруг говорю: «Да, вот это действительно имеет место быть - я молодец, сам знаю. Я чувствую какое-то придыхание, и соглашаюсь с ним: да я же Александр Великий!» Значит, здесь меня стало «захватывать». Вот тут надо сказать себе: «Нет, ты – Саша обыкновенный! Остановись и запомни эти слова. Ты – Саша обыкновенный. «Обыкновенный» - подчеркни двумя чертами!». Вот он - повод опять задуматься, что во мне начинает вестись на это. 


Так возникает вопрос, как же идти туда, куда надо, если кругом зеркала, зеркала, зеркала?! 
Никита, ты задаешь правильный вопрос. Я хочу нести смысл людям, а мне говорят: «А кто ты такой? Ты рылом не вышел». А каким образом все-таки быть тем, кем мне важно быть? И еще раз возвращаюсь к постулату коучинга: 


«В жизни реально все, о чем ты можешь подумать, и что тебе важно». 


А. Савкин..jpg


Парадоксальность состоит в том, что ответа нет. Нет ответа на вопрос «Как?». Я говорю клиентам, что «Как?» придет позже, а сейчас давайте начнем с вопроса «Что?». Сформулируйте, что вы хотите сейчас, сформулируйте свой вопрос «Что?». На следующий вопрос, как реализовать ваше «что», ответа нет. Потому что там еще никто не был, вы там еще не были. 


Когда в компании ситуация кризиса, никто не знает, что делать, потому что там еще никто не был. 


Поэтому сначала лидеры и команды формулируют видение, вопросы. А дальше важно удерживать себя в вопросе, чтобы быть готовым «услышать» ответ. 


Н.Н.: Что значит удерживать себя в вопросе? 


А.С.: Это означает не пытаться его решить здесь и сейчас, но и не забывать о нем. Это вопрос вы «подвешиваете» для себя, чтобы он присутствовал в вашей жизни до самого разрешения. 
Когда-то я закончил матмех, занимался наукой. Там меня научили: «Вот ты решаешь эту задачу 24 часа в сутки, но ты её не решаешь, ты ею живёшь и сам становишься этой задачей». И когда в бизнесе быстро находят решение, ликуют, я говорю: «Да, решение найдено, но, скорее всего это ваше решение не является лучшим. Поскольку я с вами, мы будем искать лучшее решение из возможных». 

 

Представьте человека, который хочет пить и выходит с чашей под дождь. Капля капает, но не надо убегать, чтобы выпить набранную воду. Стой под дождем и жди. Появился ответ, второй ответ, идея, подсказка, намек. Чаша наполняется. И потом все это удивительным образом превращается в очень красивую идею. В правильную идею. 
Как мне один знакомый сказал: «Ты знаешь, у меня другой образ возник. Карамелька за щекой. Не надо её разжёвывать. Её нужно рассосать. Ты должен с этим вопросом побыть». Тогда появляются уникальные и очень экологичные ответы на ваши вопросы. 

 Это не то, что я сижу на диване и смотрю телевизор, - нет! Я очень открытый в этой жизни. Когда мой вопрос «подвешен», я смотрю, ищу ответ. Потому что являются какие-то подсказки, какие-то идеи со стороны. Вот, например, появляется человек, с которым бы я раньше не стал разговаривать, потому что я его смущаюсь, боюсь, недооцениваю. И вдруг возникает едва уловимое предчувствие, что этот человек как-то может способствовать появлению решения, ответа. Появляются новые связи. То есть через активное взаимодействие со своим внутренним миром и с внешним миром мы находим эти уникальные ответы и двигаемся дальше. Со стороны это выглядит, как чудо. Ты везунчик, тебе повезло, это случайность. Но это – закономерность. 


О профессиональном выгорании 

Н.Н.: Поговорим о профессиональном выгорании. Что делать менеджеру, когда у него исчезает блеск в глазах? Вначале огонёк был, а теперь каждый день для него - просто мучение. Приходится отрывать себя от подушки и каждый раз приводить себе разные странные-странные доводы, чтобы, скрипя ногами, дойти до работы. Наверняка твои клиенты часто жалуются именно на это... 

А.С.: Да, к сожалению, слишком часто жалуются - на то, что отсутствует энергия.  Жалуются на апатию, лень. 

Я всегда говорю, что мы начинаем лениться, 
когда мы делаем не то, что мы на самом деле хотим делать. 


Честно посмотрите, что вы делаете. Клиент говорит: «Я делаю то, что надо». Кому надо? Я так полушутя-полусерьезно говорю ему, что у человека есть две жизни. И вторая начинается, когда мы понимаем, что у нас одна жизнь. И чем быстрее мы это понимаем, тем лучше. Очень важно посмотреть, чем я занимаюсь сейчас и чем я хочу заниматься на самом деле. 
Крайне страшно нам, людям, менять ситуацию, менять направление. К этому страху нужно относиться с уважением. Есть два подхода: сжечь мосты. Александр Македонский, когда пришел в Персию, приказал сжечь все корабли. И, когда появилась армия персов, все говорили, что их намного больше, а он говорит, что другого выбора уже нет. 
Второй подход я прочитал в Агни-Йоге у Рериха. Он писал, что прежде, чем разрушить старый храм, нужно построить новый. 

Н.Н.: Какой подход лично тебе больше нравится: новый храм построить или мосты сжигать?


А.С.: Это зависит от ситуации. Иногда я понимаю, что нужно прыгнуть, а иногда понимаю, что можно прыгнуть, но это будет выпендрёж. 
До 30 лет человек должен всем всё доказать. Приходит ко мне менеджер и рассказывает свою ситуацию: «У меня там это, это, это». Я говорю: «Сколько вам лет?». Он говорит: «32». Я говорю: «А кому и что вы доказываете?». Вы должны всё всем доказать, а теперь делать то, что вам важно делать. И тогда он говорит: «Понимаете, то, что я делаю, мне как будто важно, мне это вкусно, а энергии нет». Тогда мы с ним смотрим в глубину, и часто выясняется, что человек не позволяет себе проявлять, говорить, делать то, что он хочет делать. Он боится. 


Расскажу историю. Менеджера крупной федеральной компании перевели с Урала в московский офис. У него огромные мешки под глазами, у него открылась язва, все боятся за его здоровье, а руководитель говорит, что он не проявляет потенциал, который в нём видят. Когда мы начинаем говорить, то выясняется, что те, которые остались дома, осознали, что у них появился свой человек в Москве, и «грузят» его. Чтобы он там, в Москве, что-то для них провел, что-то за них доказал. В общем, чтобы он за них постоял. А с другой стороны московские коллеги: «Слушай, да ты кто такой вообще? Мы - москвичи в пятом поколении, а ты пришлый». И вот он как между молотом и наковальней не знает, что делать. 


Я спросил у него: «Сколько вы стоите на рынке?». Он: «Я не знаю, я вырос в этой компании». Тогда я дал ему задание узнать свою «цену», а чтобы у него не было неприятностей (за поиск работы на стороне в той компании увольняют), я посоветовал ему сослаться на коуча. Через неделю он вернулся ошеломленный: «На рынке мне готовы платить в 2-3 раза больше, чем платит моя компания сейчас, да и должность будет поярче». На вопрос, что он делает в этой компании, и он ответил, что это «его» компания и что он ее любит. Я сказал: «Но вы понимаете, что у вас теперь есть выбор? Вы боялись, что у вас ипотека, семья и прочее? Оказалось, что по деньгам проигрываете в вашей компании. Вы любите эту компанию? Тогда лояльность компании – это не лояльность первым людям. Если я вижу, что то, что происходит, разрушает компанию, мешает ей, я буду драться до конца. Это лояльность». Будьте тогда лояльны по-настоящему. 


Осознание пришло. В течение месяца у человека исчезли мешки, у него закрылась язва, он с удовольствием уходил на работу, он стал играть на гитаре. Он говорит: «Мои детские и юношеские мечты сбылись, семья меня увидела». Он стал смело отстаивать свою позицию и руководитель сказал ему: «Ты вообще красавец!». У него появились новые идеи, блеск в глазах, появилась готовность договариваться, говорить «нет» и драться до конца. Его руководитель спросил меня: «Что вы сделали?». 


21558822_1479251928796587_135659175712074744_n.jpg

Мы никогда не говорим, что мы делаем на самом деле. 
Мы говорим, что мы работали с лидерскими качествами.



Н.Н.: Развивали целеустремлённость…


А.С.: Этот менеджер признался мне, что он зауважал самого себя, и благодаря этому у него появилась уверенность. Эта уверенность в данном случае была вызвана тем, что он на рынке не пропадет. Это стало ему опорой. Так его уважение и любовь к себе стали проявлять в жизни.

 

Мне очень важно донести до человека то, что, если он не 
уважает себя, не ценит себя, его никто и никогда
не будет ни уважать, ни ценить.


Играть в уважение – да, делать вид, что ценит – да, делать вид, что любит – да. Но никто его при этом не будет любить. 
Все начинается с себя. Когда я уважаю себя, я не позволю тебе меня не уважать. Когда я ценю себя, мне не нужна ваша оценка, я знаю себе цену. Мне приятна ваша обратная связь, но я знаю себе цену. Опираясь на это, я принимаю решения. 
И еще один ответ на твой вопрос о выгорании. Лидеры могут развиваться вертикально и горизонтально. В этой концепции есть такое понятие как Достигатель. И в достигательстве есть выгорание, поэтому важно перейти на другой уровень развития. Есть описанные технологии. Пожалуйста, пользуйтесь. 




БЛИЦ-ОПРОС ОТ НИКИТЫ НЕПРЯХИНА



Н.Н.: Александр, чтобы понять тебя лучше, как человека и профессионала, я подготовил серию, на которые нужно отвечать быстро, четко и - честно. Готовы? 
А.С.: Нет, конечно!
Н.Н.: Тогда поехали. Так как ты живешь в Питере, я немного переформулирую классический свой вопрос самый первый. Три причины, почему Питер лучше Москвы.
А.С.: Три причины – три ответа. Есть анекдот: питерцы, которые переезжают в Москву, повышают IQ сразу двух столиц. Кроме шуток, за что я люблю Питер. За неспешность, за интеллигентность, за соединённость с историей и за глубину. 
Н.Н.: Три причины, почему Москва лучше Питера.
Савкин: Москвичи, ребята, я вас очень люблю. Питерцы думают, а вы соображаете. Это дорогого стоит! 
Н.Н.: Прекрасно! Хочется сразу поднять фужеры за эти слова. Идем дальше. Что ты делаешь сейчас, о чем мечтал в детстве?
А.С.: Несколько вещей. У меня большой-большой телескоп, я фотографирую звезды и смотрю на них. Это была мечта юности. Благодаря моей любимой жене я все-таки начну рисовать. Я этого боюсь, но я рисовал, и у меня здорово получалось. Я фантазирую. Я живу через образность, и я научился с этим жить, с этим работать.
Н.Н.: Когда ты последний раз плакал?
А.С.: Вчера.
Н.Н.:: Какая была причина?
А.С.: Мы делали с коллегой психодраматическую работу, и была очень сильная боль клиента, и я плакал вместе с ним.
Н.Н.: Какое твое призвание?
А.С.: Помогать тем, кто способен помогать другим.
Н.Н.: Где ты черпаешь энергию?
А.С.: В честности с собой, в семье.
Н.Н.: Кто такой лидер?
А.С.: Лидер – это человек, рядом с которым другие люди проявляют лучшие версии себя.
Н.Н.: Что такое патриотизм?
А.С.: Патриотизм – это любить свою страну, уважая другие страны. 
Н.Н.: Ты сильный человек?
А.С.: Я сильный человек. 
Н.Н.: Что играет в твоем плейере? 
А.С.: В моём плейере «играют» книги. 
Н.Н.: Ты когда-нибудь расставался со старыми друзьями? Почему?
А.С.: Это удивительная вещь. Наверное, планка дружбы для меня очень высокая. У меня был школьный друг, но он умер, и до этого мы с ним не виделись двадцать лет. Переписывались немножко. С ним можно было молчать. Для меня ценностью является возможность молчать с человеком. 
Н.Н.: А других друзей нет?
А.С.: Есть очень уважаемые, очень близкие, очень хорошие люди. Я бы назвал их друзьями, но то юношеское понятие дружбы осталось в прошлом. 
Н.Н.: Когда начинается старость? 
А.С.: Молодость приходит с годами. 
Н.Н.: Стал бы ты дружить со своим двойником?
А.С.: Да.
Н.Н.: Стоит ли доверять толстому диетологу?
А.С.: Конечно.
Н.Н.: Допустимо ли лгать во имя благой цели?
А.С.: ..?
Н.Н.: Почему мы боимся учиться на своих ошибках?
А.С.: Я не боюсь. Я считаю, что только на своих ошибках и нужно учиться. 
Н.Н.: Если бы ты написал книгу, какое бы у неё было название?
А.С.: «Саша обыкновенный».
Н.Н.: Это были ответы Александра Савкина. Александр, спасибо тебе большое. Привет Санкт-Петербургу. Я надеюсь, мы с тобой еще увидимся в программе «Управление делами». 


Беседовал Никита Непряхин, радио «Москва FM», программа «Управление делами»
Октябрь 2017

Аудиоверсия интервью

Мастер-класс Александра Савкина "Иррациональные способы поиска решений для будущего", 13 декабря, 18:30 Санкт-Петербург