Топ-100
Институт Коучинга


Скачать аудиозапись

Поиск и принятие решений в условиях неопределенности. Часть 1

Что делать, когда нужно принять решение, но данных недостаточно и спрогнозировать невозможно.

Беседы Марины Даниловой с Александром Савкиным о том, как быть в ситуациях, когда нужно принять решение, но данных недостаточно, спрогнозировать невозможно. Опрос топ-менеджеров компаний с оборотом от 50 млн. долларов показал, что более 60 процентов решений они принимают интуитивно. Как это – интуитивно? Что такое интуиция и как она работает? Как сделать так, чтобы интуитивные озарения действительно вели вас по лучшей дороге?
В этой области много догадок и предположений, так как человечество до сих пор не знает достоверно – как работает наше сознание. Но есть множество повторяемых феноменов, на которые можно опереться . И есть способы – как эти феномены повторить. Об этом наш подкаст.
Александр Савкин занимается этой темой уже более 20 лет. В 1986 году Александр закончил Ленинградский университет по специальности «механика» и несколько лет был научным сотрудником, работавшим в области изучения пучков заряженных частиц в газоплазменных средах , а по второму образованию Александр – психолог, психотерапевт и коуч, с 1994 года работает индивидуально и с командами, помогая находить уникальные решения. Александр сочетает в себе рациональный подход , логику, математику, работу с данными и способность генерировать расширенное состояния ума и позволять рождаться инсайтам как бы «ниоткуда».
Марина Данилова – психолог, коуч и жена Александра. Ее роль здесь в том, чтобы задавать пытливые вопросы, проявлять скепсис, обобщать и резюмировать.


БЕСЕДА ПЕРВАЯ

Что такое «неопределенность»


Александр Савкин: Мое глубокое убеждение, что человек не просто сидит и ждет, когда на него снизойдет муза, а он создает условия, когда музы слетаются к нему. Это очень технологичный процесс, и об этом мы тоже поговорим.

 

Марина Данилова: Неопределённость и неизвестность. Как можно эти понятия определить?

 

Александр: Здесь – неопределенность, и здесь тоже – неопределенность. Но конкретно неопределенность (неизвестность) – это когда мы сюда пойдем, то вдруг увидим, что эта неопределенность состоит из известных понятий, которые в этой точке были не определены для нас в неизвестном. А если мы идем первой дорогой (неопределенность), мы видим какие-то понятия, которые абсолютно нам неизвестны. И то, и другое – неопределенность, но, когда мы делаем шаг во втором случае, все становится определенным с позиции нашего прошлого опыта. А в первом все остается абсолютно неопределенным, как я бы сказал, на уровне открытий. 

Возможно, не совсем удачно выбраны термины, но важно донести смысл, который стоит за ними. Неопределенность я использую как синоним «чему-то», что я не узнаю, не вижу   в данной ситуации. Но эта ситуация содержит в себе известные мне данные, информацию. Просто они выглядят непривычно, или в данном контексте я их не узнаю. Например, обучаясь в школе вам дают формулу разности квадратов. А потом дают ряд примеров, где в явном виде эта формула не видна. Ваша задача «увидеть», где она «спрятана», и если вам это удается, то пример легко решается.

А вот под «неизвестностью» я понимаю что-то принципиально новое. То, о чем вы пока вообще ничего не знаете. То, что, проявившись, будет ни на что не похоже! Черный лебедь.

 

Марина: А если мы хотим разделить эти два понятия? Мы говорим о том, что есть вещи, которые неизвестны нам, неизвестны в силу пространных причин, когда мы не знаем, «что за поворотом», или в силу временных причин, когда мы не знаем, что будет завтра или послезавтра. Но когда это «завтра» наступает, или когда мы шагаем за поворот, то мы можем получить два результата.

Первый – мы можем увидеть что-то знакомое для нас, или которое хотя бы частично можно определить. Или же мы получаем абсолютно неизвестное, то, что вообще не имеет никакого определения, как минимум, в моей голове. И это происходит по-разному, то есть, это может не иметь определения у одного человека, целой группы или вообще не иметь определения для человечества. То, что называется открытием

Скажи, пожалуйста, с точки зрения принятия решений в условиях неопределенности (модной нынче темы), зачем тебе обязательно нужно это разделение вводить?

 

Александр: У меня есть гипотеза, что стратегии поведения тех или иных будут отличаться. Это гипотеза, я бы хотел ее поисследовать. Как себя важно вести, как важно думать, как важно общаться и что важно делать, чтобы найти решение и в первом случае, и во втором. 

 

Марина: Что мы понимаем под решением в данном случае? 

 

Александр: Есть «проблема» и есть «задача». Это то, за что я люблю цитировать ТРИЗ . Все решают проблемы. 

– Что вы решаете? – спрашиваю.

– Вот у нас проблема, – отвечают мне.

– У вас проблема или задача? – уточняю...

– Проблема! Конечно проблема! Ведь такая задача…..

В моем понимании проблема – это «нерешенная задача», которая вызывает соответствующий эмоциональный отклик. А задача – проблема минус эмоции, это когда два или более  элемента системы пришли в конфликт, система развивается, возникают конфликтующие пары, которые мы назовем проблемами. Как только вы выделяете конфликтующую пару и используете алгоритмы «разрешения противоречий» решения конфликтов, вы решаете задачу... А вместе с этим пропадает проблема :-)

 

Марина: Но для меня-то проблема – еще проблема, и конфликтующая пара состоит в том, что мне нужно в отношении, например, нашей компании, нашего бизнеса совершить какие-то действия, принять какие-то решения в каких-то в стратегических вопросах, на которые повлияет то, что там «за поворотом», или то, что «там, завтра». 

Традиционно в бизнесе пытаются прогнозировать, что же «там» будет, чтобы сегодня принять хорошее решение, потому что ряд действий, предпринятых сегодня, принесут результат только через время. Начнем сегодня (запустим новый продукт, что-то еще) – послезавтра получим результат. И мы испытываем некую фрустрацию по этому поводу, потому что у нас нет никакого способа быть уверенными на 200%, что принятые сегодня решения создадут результат,  адекватный для новой ситуации в будущем. 

 

Александр: Вопрос: как понять, а что будет там, если мы что-то длительное начинаем делать? Результат появится через полгода, через год, через два – что будет на рынке, в отрасли, в стране, в мире? 

У меня сразу возникает вопрос. Решается задача, наработали алгоритмы, по всем прогнали, а решения – нет! Уже и алгоритм сузили, знаем, куда «копать», но, увы...

Знать и найти решение – здесь есть квантовый скачок. Грановская Рада Михайловна, доктор психологических наук в свое время говорила, что к ней приходят и плачутся, что ТРИЗ хорош, но не решает задачи. Этот феномен мы с тобой наблюдали неоднократно, когда люди с табличками на голове «Буратино», «Мальвина», они уже дымятся, не знают, что спросить, и в этот момент мы говорим: «Закройте глаза и начните просто описывать, что вы видите»... Это целый пласт, с которым мы с тобой соприкоснулись, которым мы пользуемся, но который не всегда доступен. У меня есть несколько случаев, когда человек принципиально не мог знать своего персонажа, но выдавал правильный ответ...

 

Марина: Для тех, кто нас слушает, речь идет о такой условно детской игре, когда вам загадывают персонажа, приклеивают бумажку на спину. Вся группа знает вашего персонажа, и вам нужно угадать его. И вы начинаете угадывать, задавая закрытые вопросы. И вот Саша говорит о том, что были случаи, когда люди догадывались, даже не зная героя. И что, Саша, тот человек прямо так и назвал своего героя?

 

Александр: Да, прямо так, даже не зная героя, которого ему выбрали. Он сообщил нам что-то абсолютно уникальное для себя. Проверить пусть и невозможно, сам факт, что человек угадал с первого раза без подсказок героя о чем-то говорит. С большой долей вероятности ему можно верить. 


Я к тому, что, похоже, действительно что-то существует, назовите его коллективным бессознательным, наносферой, разумным полем, что при определенном состоянии сознания человек способен переходить на другие уровни знания и получать эту информацию. 


И это наиболее ценное для меня в ситуациях неопределенности. Не подумать и найти решение, а  понять, перейти на квазипонятный уровень, который можно натренировать. И этим пользуются. Есть уже понимание, что даже когда человек говорит, он во время речи сам себя не слышит. Это удивительно, да? Человек часто говорит образами, настолько близкими к ответу, как описанный выше случай. Человек с надписью «Буратино» на спине говорит, не видя этой надписи, что видит лесоповал и мужчин в фуфайках и описывает сучок со стружкой, который кто-то выпиливает. Причем показывает это, сидя с закрытыми глазами, вся группа смеется, он открывает глаза и с раздражением: «Что вы ржете?» 

Вот это феномен автоматического письма. Вы задаете себе задачку, и вы должны писать так, чтобы не останавливаться ни на мгновение. Даже если вы не знаете, что писать, рука не должна останавливаться. Непрерывное говорение, автоматическое письмо и еще ряд действий, подходов, которые объединяет один принцип. 

Какие подходы? Это повторяющиеся движения, например, если я начинаю двигаться, хожу кругами по комнате, действует принцип повторяющегося зацикленного движения. Или вращение – человек «повращался» и действительно вошел в измененное состояние, при этом он осознает, что происходит, но функция разума, стереотипность  мышления ослабевает. То же самое мы испытываем, когда смотрим на огонь, воду. В основе лежит принцип повторения с определенной длительностью. 

В нашем случае мы задаём себе задачку, отпускаем ее. Концентрируясь перед этим, словно отправляя такой запрос, и через эту процедуру повторения мы отключаем привычный способ мышления от привычных паттернов, тех кубиков, из которых уже точно ничего не построишь, и позволяем этим новым кубикам появиться. И наша задача когда-нибудь увидеть их, понять и начать пользоваться.

 

Марина: Ты говоришь про повторение как ситуацию, когда человек описывает это нечто, что пришло ему в воображении (например, история про Буратино или автоматическое письмо). Это как будто одна история. А когда он смотрит на огонь, когда он смотрит на дождь, – это как будто другая история. Для меня это разные действия. Возможно, они приводят и продуцируют какое-то похожее состояние, состояние «не ума», как называют в буддизме...

 

Александр: Я бы сказал, что это два пути, которые ведут на одну вершину. Либо я загружаю левое полушарие, то, что мы называем, «задымился и больше не могу» и таким образом, выключаем свою привычность или обращаем внимание на образы, состояния и фантазии. И один из способов дать отдохнуть левому полушарию – это смотреть на повторяющиеся движения или совершать их. Вот то же в гипнозе, когда мы смотрим на маятник и входим в состояние транса. 


Марина: Для меня это немного разные вещи, но мы дальше будем еще много об этом говорить в следующих подкастах...

 

Слушать часть 2

Слушать часть 3


1935