Институт Коучинга
1 июля 2020
386
Большой разговор с Мариной Арнольди
Большой разговор с Мариной Арнольди

Разговор о двухступенчатой программе переподготовки «Интегральные технологии развития людей и организаций». О личном опыте обучения на программе и о том, как меняется жизнь после рассказывает коуч-консультант и бизнес-тренер Марина Арнольди. 


— Марина, расскажи, пожалуйста, кем ты работала раньше? Я много раз слышала истории про банк или фразу «Арнольди крутая». 


— Я начала работать в банке на 3 курсе театрального института. У меня дома до сих пор висит фотография, которую мне подарили коллеги с пожеланием «пусть счастье тебя не покидает», когда я уходила из предпоследнего банка.  


— Вот это поворот!


— Это случилось неожиданно. В банк друга моего папы приехали ребята из Германии, они проводили там тестирование — я пошла и прошла его! Оказалось, что это были сотрудники Европейского банка Реконструкции и Развития (ЕБРР). В 1994 году банк зашел на рынок России с намерением развивать кредитование малого бизнеса. По результатам тестирования нас взяли как кредитных экспертов в цепочке взаимодействия Европейский банк — российские банки — малый бизнес. Кого-то взяли в штат российских банков, а другие остались работать в ЕБРР — среди них была и я. Мы начали кредитовать предпринимателей-ларечников. Мне нравился весь процесс: видеть, как они развиваются, растут их производства. Это невероятно! Я наблюдала их прогресс, а сопричастность к нему меня еще больше вдохновляла. 


Я работала с несколькими банками в Санкт-Петербурге. Затем на полгода уехала работать в Нижний Новгород, а после возвращения в 1998 году случился кризис и n-количество банков ушло с рынка. Тогда ЕБРР решил организовать в Москве свой банк, который занимался большими проектами. В Петербурге я сначала открыла его представительство, а потом филиал. Мы наработали определенный портфель, и в 25 лет я занимала должность заместителя управляющего банка в Петербурге. Сейчас это банк «Интеза», ранее он назывался КМБ-Банк — Банк кредитования малого бизнеса. 


В 2003 году я родила ребенка, а когда вернулась из декрета — условия работы в банке изменились или я увидела свою прежнюю работу в другом ракурсе. Если до этого у нас было много свободы в принятии решений, действиях, то сейчас рамки стали более жесткими и мой энтузиазм начал угасать. Я начала искать что-то новое и в 2004 году перешла в область ипотеки, в ДельтаКредит Банк. Я была уверена в правильности своего решения. Я продавала людям не кредиты, а реализацию их мечты, качество жизни, что отличалось от сухой истории про кредит. 

Марина А.png

Марина Арнольди,

Коуч-консультант, фасилитатор, бизнес-тренер, Дебрифер Harthill Leadership Development Profile (Индивидуальный профиль Развития Лидера)



Затем мне захотелось поработать не в монобрендовом банке, и в 2008 году я перешла в Банк «Союз». В августе того же года случился кризис: в течение 2 месяцев мы пытались выжить, потом начали все закрывать, сокращать, увольнять. Мы столкнулись с жестким регулированием со стороны Центрального Банка, и я решила перейти в другой банк, надеясь привнести туда развитие. Но желаемое не случилось — я задумалась о том, чтобы пойти поучиться. Мои размышления поддержала бывшая коллега и подсказала, что в Институт Коучинга есть большая двухгодичная программа. Я пошла на ознакомительный семинар, на котором меня встретила Яна Мельвиль. У меня не было задачи идти в коучинг как профессию — я хотела разобраться с собой, понять, что я не замечаю в людях, и получить качественные навыки для работы с командами. В конце 1 курса я была уверена, что иду на 2 год обучения —  на профессиональную ступень. И именно наш курс предложил добавить 3 год в программе.   

— А что на третьем году обучения было принципиально нового?

— 3 курс состоял из 6 модулей. На модуле по процессуальной терапии из Америки к нам приезжала Ирина Зингерман. У нас был курс холотропного дыхания и модуль с Германом Карельским. Мы проходили отдельный модуль по Эннеаграмме и психодраме. Для меня это был многогранный и глубокий процесс. 


— Что на 1 курсе больше всего запомнилось тебе? 
image4.jpg

Яна Мельвиль,

ведущий бизнес-тренер, 

executive-коуч, мастер 

фасилитации, руководитель 

направления обучения 

коучингу и недирективному 

управлению в Институте 

Коучинга.



Эннеаграмма личности — концепция типов личности и взаимоотношений между ними. 
— На 1 курсе все процессы были для меня яркими. Благодаря им я поняла, что происходило со мной в жизни на тот момент. Сейчас это кажется нормальным: «я не есть мои мысли, я не есть это…». Но тогда я изучала себя по кусочкам — отдельно ум, отдельно эмоции, отдельно интуицию, отдельно тело. «А что реально нужно мне?»  — это вопрос первого года обучения, история, направленная на меня саму. Я первый раз осознала, что 90 % моей жизни — это работа, и если у меня «выдернуть ее из-под ног», то я рассыплюсь. 

— То есть твоё колесо баланса было вообще баланс, а не колесо!


— Я бы сказала, что это были качели. На одной стороне была работа, а на другой — двое детей и муж. Иногда туда пробирались друзья, чтобы как-то перевесить. Меня самой здесь практически не было. Поэтому для меня важно было увидеть свою личную роль в этой конструкции и понять, что именно я хочу от нее. Ведь почему-то так случилось, что я оказалась в такой ситуации.


— Поняла. Марина, а ты же параллельно работала, пока училась? Людмила у нас постоянно говорит о том, что с первого дня учёбы что-то удаётся внедрить в работу со своей командой. А в твоей деятельности произошли какие-то изменения?

— Я считаю, что на 1 курсе трудно что-то внедрить в работу с командой, поскольку ты полностью захвачен собственными процессами. Но постепенно в своей работе я стала использовать недирективный подход. Я начала замечать за собой, что в конфликтах и спорах с людьми оказываю давление на них, не позволяя им что-то предпринять. Я научилась задавать людям вопросы и слушать их, давать пространство чужим эмоциям и своим собственным. Я стала замечать манипуляцию и научилась выходить из нее, а также выводить их нее других людей. 



90%


моей жизни — это работа, и если у меня «выдернуть ее из-под ног», то я рассыплюсь. 



— Ты говорила, что на каком-то этапе работы в банке у тебя пропал энтузиазм, ощущение «эгегей!». С началом обучения на программе это состояние вернулось?


— Нет, но я смогла посмотреть в причину отсутствия этого ощущения. Я начала анализировать, что со мной происходит. Во время учебы я получила предложение по работе в окологосударственном банке — это огромный бизнес и статус. Принимая решение, меня разрывало на части. В итоге я отказалась: в этом не было меня самой, того, что принесет мне хотя бы 1 грамм счастья. Кому-то, кто мной гордится — да, но не мне. Тогда я поняла, что банковский этап в моей жизни завершился — некая точка смерти в Пути Героя. И тут мне позвонила Яна Мельвиль с предложением взять в свои руки онлайн-проект. Ко мне вернулось состояние «эгегей!» и ощущение, что я буду творить его вместе с Институтом Коучинга. 


— А ты сейчас преподаешь модули на большой программе?


— Сейчас я веду практические лаборатории, но не могу сказать, что я преподаю на модулях, — во многом еще перенимаю опыт в качестве ассистента на них.

imgonline-com-ua-Shape-dcLKZBLx2EVqD8.jpg

Людмила Купчина,

Директор ЧОУ ДПО Институт Коучинга, коуч-консультант, фасилитатор


— Как бы ты описала, чем ты занимаешься в Институте? Как это у тебя звучит? Кто ты тут?


— Звучит это так — руководитель программы развития топ-менеджеров и собственников, практических навыков, метанавыков «Додзё», ведущий программы онлайн «Недирективный стиль управления», ведущий стратегических сессий и сессий оргразвития, индивидуальный коуч-консультант, фасилитатор. 


— Хорошо. У меня осталось еще пару вопросов. Когда ты работала в последнем банке, сколько у тебя было примерно людей в подчинении?


— По-разному. Два раза я начинала практически с нуля, потом количество людей увеличилось до 50, а в какой-то момент — до 300.


— Снимаю шляпу! С кем ты вместе училась, когда пришла на 1 курс? Кто были эти люди — руководители, HR?


— У нас были HR, руководители и собственники, например, с нами учился Игорь Букин, владелец «Bona Capona», а консультантов было мало. 


— А ты можешь сказать, как обучение повлияло на их жизнь? Как они менялись и насколько?


— Да, сильно повлияло на каждого! Те, кто планировал пойти дальше в профессию коуча — реально там оказались. Собственники перестраивали свой бизнес, а некоторые их партнеры тоже приходили на программу следом. Те, кто не пошёл в консультирование из бизнеса, применяют полученные инсайты, навыки в своих компаниях, и через это находят личные пути духовного развития. Не так важно, продолжилась ли их профессиональная история в коучинге — качество жизни улучшилось у всех. 


— А если «пробежаться» вдоль твоего рассказа: ты пришла на программу разобраться в себе и заодно подобрать инструменты, чтобы лучше работать с командой — а люди, которые с тобой учились, какие запросы были у них? 


— 70 % историй созвучны моим, а 30 % — чтобы получить профессию.


— То есть все через личный кризис заходили, и при этом управленческие в дополнение к нему … 


— Да.


— Марина, спасибо за беседу! 





Стратегирование

strategirovanie.ru


386