Институт Коучинга
Кольберг Беата
Фототерапевтические методы в консультировании и терапии
8 декабря 2014, 16:48
908
Введение
Фототерапия
Фотографии как отражение внутреннего мира клиента
Использование фотографий с целью достижения терапевтического эффекта
Пять методов фототерапии
Фотографии, сделанные самим клиентом или заимствованными им
Фотографии клиента, сделанные другими людьми
Автопортреты
Семейные альбомы или биографические фотоколлекции
Фото-проекции

Применение методов на практике
Заключение
Список литературы

Введение

Почему фототерапия? Ничто так не проецирует сущность человека, как осознанный, творческий акт.
Когда человек рисует или фотографирует, его жизнь становится видна. Когда он поет, она становится слышна. Когда он двигается, ее можно прочувствовать – со всеми потоками энергии, но и с напряжениями и блокадами, которые приносят бытьё с уединением, отношения и работа. Тот, кто признает блокады, всплывающие во время творческого процесса, признает и жизненные блокады. Кто открывает в себе новые творческие возможности, тот и снова находит в себе доступ к жизненной энергии. В центре внимания стоит познание, которое является результатом непосредственного и осознанного переживания жизни как она выражается в творческом процессе.

Для меня фотографии и сам фотографирование являются способом выражение. Я человек не вербальный, а визуальный и соответственно больше реагирую на все то, что я вижу, чем на то, что я слышу. Мое желание поделиться своими чувствами, мыслями, своим внутренним миром выражается фотографированием. Тем более, что этот способ самовыражения очень творческий, который не знает никаких ограничений. Мой фотографии люди понимают, мои слова - реже.

Поскольку я думаю, что я не единственный человек с такими склонностями, фототерапия может и другим людям лучше помочь, чем иные формы терапии.

Целью этой работой является исследование методики фототерапии и ее применение на практике. При этом я исхожу из того, что фотография несет диагностику и в ней зашифрован также метод лечения. Безразлично показывает ли клиент фотографии, сделанные им или кем-то другим. Все равно выходит наружу.

Фототерапия


Снимки, сделанные самими клиентами, их семейные фотографии, а также чувства, воспоминания и мысли, навеваемые при их разглядывании, применяются в терапевтической практике в качестве катализатора беседы.

Фотографии как отражение внутреннего мира


Каждый снимок, сделанный самим клиентом или волею судеб хранящийся в его фотоархивах, является в известной степени его автопортретом. В нем отражены люди, пейзажи и моменты, сформировавшие историю жизни человека. Фотография не только отражает эмоциональное и физическое состояние клиента на различных этапах жизни, но может также позволить заглянуть в его будущее. Наряду с собственными снимками следует учитывать также реакцию клиента на открытки, иллюстрации из журналов и снимки, сделанные другими людьми.

Подлинное значение фотографий состоит не столько в том, что можно увидеть на фотоизображении, сколько в том, какие реакции вызывают у разглядывающего различные его детали. Личное восприятие, жизненный опыт клиента, его эмоциональный настрой являются определяющими при реагировании и при надлежащей постановке вопросов терапевтом могут высветить внутренний мир клиента на очень глубоком уровне.

Использование фотографий с целью достижения терапевтического эффекта


У большинства людей фотографии дома хранятся либо в упорядоченной форме (альбомы, переведенные в цифровую форму), а довольно часто и просто в хаотических стопках, они и могут послужить отправной точкой, если терапевт начинает разговор о воспоминаниях или давно забытых чувствах. По мнению терапевтов фотографии, позволяют заглянуть в душу клиента гораздо глубже, чем это возможно только в случае беседы, не опирающейся на фотографический ряд. Под руководством терапевта, знакомого с методами фототерапии, клиент рассматривает лично значимые для него снимки и пытается выявить скрытый эмоциональный пласт. Посредством дальнейшего терапевтического диалога можно установить более прямую и менее контролируемую клиентом связь с подсознанием.

Сеансы фототерапии предполагают не только пассивное рассматривание и спокойное обдумывание фотографий, но и позирование для них, активный диалог с ними с получением абсолютно новых толкований, вовлечение их в оживленный диалог с другими фотографиями, а также использование фототерапевтических методов совместно с арттерапией.

Пять методов фототерапии


Сделанная фотография – это заключительная стадия работы фотографа, но начальная для фототерапевта, чья задача состоит в том, чтобы ободрить и поддержать клиентов на тернистом пути более глубокого осознания своей личности. При этом к услугам фототерапевта имеются 5 основных методов, которые можно использовать как индивидуально, так и в различных сочетаниях, а также комбинировать их с другими креативными методами терапии, и не в последнюю очередь с арттерапевтическими.

Фотографии, сделанные самим клиентом или заимствованными им


Как уже говорилось, любую фотографию можно назвать автопортретом вне зависимости от того, присутствует автор в кадре или нет. Ведь именно им сделан выбор: где, когда, кого или что снимать. Как сделан выбор и почему он именно таков, скажет нам об авторе не менее чем сам сюжет, зафиксированный на пленке. Содержание фотоснимков наряду с подсознательными решениями, принятыми в процессе поиска сюжетов, очевидно являющихся важными для внутреннего мира автора, дает представление о ценностях, которые являются определяющими в жизни человека.

Исследование “визуальных фактов”, отраженных на фотографиях, сделанных самим клиентом или хранимых и коллекционируемых им (например, поздравительные открытки, вырезки из журналов, изображения, заимствованные из Интернета, и т.п.), может предоставить большой объем информации, столь важной для терапии. Важной, потому что она связана с тем, что лежит на сердце и чем живет интеллект. Эти фотографии содержат множество невербальных ключей к тому, как именно их создатели воспринимают, осмысливают и оценивают окружающую действительность и свою роль в ней. Именно здесь хранятся их чувства, мысли и воспоминания. Исследование глубин 'под поверхностью' визуального изображения показывает, что объектив камеры нацелен в душу фотографа не менее чем на сфотографированный сюжет.

На практике терапевт не просто исследует «что/где/кто,/когда/почему», но и ищет повторяющиеся темы, личные символы, метафоры и другую визуальную информацию, нечто, чего сами клиенты не осознавали в тот момент, когда нажимали на кнопку фотокамеры. Терапевтическая обработка фотографии вначале сводится к ' объяснению фотографии', а затем ведет к обсуждению, выделению определенных моментов, размышлению и далее к анализу 'истории' данной фотографии (и причин, почему она была сделана и сохранена). Этот процесс приводит затем по ассоциации к другим чувствам, мыслям, воспоминаниям, проблемам и всему, что с этим связано.

Иногда, когда клиенты без спешки пытаются разобраться, что именно они фотографировали последние несколько лет и что эти визуальные образы говорят о них самих (а также об их скрытых мыслях и чувствах), они лучше могут осознать глубинные корни и контекст их настоящих проблем.

Помимо рассмотрения фотографических образов, которые клиент принес на сеанс терапии, терапевт может также предложить задания, требующие большей активности. Фотографирование позволяет клиентам лучше разобраться в себе, а также сравнить сходство и различие в «ожидаемых» и 'реальных' сторонах их личности, и таким образом понять, откуда берут свое начало некоторые их ожидания и связанные с ними разочарования. Результаты заданий по фотографированию и подбору готовых фотографий можно использовать для активации фототерапевтического процесса в той же степени, что и принесенные клиентом ранее сделанные снимки.
Задания, связанные с фотографированием, не обязательно должны иметь очень четко обозначенную цель, потому что «ловля рыбы крупной сетью» часто приносит лучший 'улов'. Например: ' Это последняя фотопленка на Земле. Пожалуйста, отснимите ее и принесите снимки на следующий сеанс.' ' Сделайте фотографии, которые вам бы хотелось оставить на память вашим внукам.' и другие задания широкого профиля. Процесс фотосъемки позволяет клиенту обнаружить неизвестные и неожиданные аспекты личности. Они выводят эти аспекты наружу, что позволяет им найти новую точку зрения и спокойно исследовать их.

Например, клиента можно попросить найти или сделать фотографии на тему «интересующие меня места, люди и вещи», 'чем я больше всего люблю заниматься', 'мой дом, семья, друзья и домашние животные', 'типичный день моей жизни' или более глубоко – 'что бы я хотел изменить в этом мире', 'что делает меня счастливым, огорчает или сердит меня', 'что нужно исправить в моей жизни', 'мое прошлое и будущее', 'преграды на моем пути', 'какой была бы моя жизнь без этих проблем' и даже 'чего словами не расскажешь'

Фотографии клиента, сделанные другими людьми


Фотографии, сделанные другими людьми, позволяют осознать, что в восприятии этих других людей клиент может отображаться самым различным образом. Позируя, он попадает в ситуацию, когда он является центром внимания, что может оказаться для него нежелательным и дискомфортным. Но, будучи в любом состоянии, человек на подсознательном уровне сообщает о себе информацию, которая оказывает влияние на окружающих, и довольно часто такое, что фотографируемый обнаруживает на снимке другое “я”, отличное от того, что он ожидал.

При фотографировании другими людьми возможны различные ситуации: человек не знает, что его снимают, или же он позирует перед камерой. При этом он может попытаться как бы “не заметить” ее, что не сделает ситуацию естественной. Ведь, безусловно, на поведение позирующего накладывает отпечаток то, что рядом присутствует наблюдатель – фотограф. Если же человек принимает позы в надежде выглядеть на фотографии соответствующим образом, и на это позирование оказывает влияние фотограф, то снимок покажет нам, как он видит свою модель, и это не всегда может совпасть с тем, что хотел бы сообщить о себе фотографируемый. Если же человек абсолютно не догадывается, что его снимают, то на фотографии предстанет совершенно другая личность, отличная от предыдущих случаев. Это ли не прекрасный материал для изучения.

Таким образом, бесценную информацию о человеке может предоставить работа по сравнению фотографий, на которых он позирует, со снимками, сделанными спонтанно, а также анализ работ различных фотографов. Это позволяет осознать разнообразие отношений с окружающими людьми, в числе которых находятся и создатели фотографий. Интересным для изучения представляется также то, как изменяются поведение, внешность и мимика людей, когда приходит осознание того, что их фотографируют.

Данный метод естественно отличается от метода, в котором клиент работает с фотографиями-автопортретами. В этом случае кто-то другой принимает решение о том, что, где, когда, как, почему снимать и снимать ли вообще. При этом клиент может лишь в малой степени контролировать результат, даже если он позирует для снимка.

Рассматривая фотографии, клиент видит, каким он предстает в глазах других людей. Поэтому возможный разговор об этих снимках может дать ему понимание того, насколько его восприятие самого себя соответствует восприятию посторонних людей, и насколько та визуальная информация, которую он хотел сообщить, соответствует тому, что воспринимают другие люди, смотрящие на него или же его фотографирующие.

По сравнению с непосредственным живым общением это – менее опасный канал межличностной обратной связи. Различные образы безопаснее сравнивать несколько отстраненно. Когда к клиенту приходит понимание того, насколько по-разному люди регистрируют их “настоящее Я”, они в большей мере оценивают гибкость своей личности и имеющийся в их распоряжении широкий спектр возможностей скорректировать нарушения в восприятии самого себя.

Фотографии могут иллюстрировать также динамику отношений клиента, играющего роль модели, с фотографом, который благодаря объективу своей камеры, сделал их объектом своего внимания. Для клиента может оказаться благотворным исследовать, какую фотографию он считает наиболее правдивой, какой фотограф лучше знает его “подлинное Я”, сравнить эти снимки со сделанными им самим автопортретами.

Клиента можно попросить принести имеющиеся у него фотографии, которые он особенно любит или не любит. Они могут проиллюстрировать историю жизни клиента или показать терапевту те аспекты личности клиента, которые он не видит в ходе сеанса терапии. Одиночные снимки можно сравнить с групповыми, спонтанно сделанные кадры с формальными. Студийные портретные снимки можно не только изучать в том виде, в каком они существуют, но и переделать заново, чтобы они отражали изменения, произошедшие в ходе терапии.

В качестве возможного фотозадания терапевт может поручить клиенту попросить, чтобы иные люди сфотографировали бы его “в любимом месте”, 'как по мнению окружающих, он выглядит лучше или хуже всего', 'в хорошем расположении духа', 'когда он делает что-то, что ему нравится или не нравится', 'когда он не знает, что его снимают', 'в различном настроении' и т.д.

Автопортреты


Фотография человека, выполненная им самим без постороннего вмешательства (автопортрет) позволяет ему исследовать, каким он бывает, когда за ним никто не наблюдает, не оценивает результат и не пытается контролировать процесс. Некоторые проблемы, связанные с самооценкой, самопознанием, уверенностью в себе и способностью принимать себя, являются стержневыми для многих клиентов и большинства их проблем. Возможность увидеть себя своими собственными глазами без обратной связи, нетронутыми чужим взглядом, может оказаться очень сильным и терапевтически благотворным приемом.

Автопортрет создает прямую невербальную конфронтацию с самим собой, и поэтому он может произвести очень действенный и сильный эффект. Раскрыть свои чувства в автопортрете – это большой риск, однако именно это делает его быстрым и эффективным активатором терапевтического процесса.

Этот процесс требует тщательного руководства, поскольку в момент подобной встречи с собой человек особенно уязвим, и ему трудно прибегнуть к обычным аргументам самозащиты (никто «там» не присутствовал, следовательно, некого и винить). Клиент может использовать самостоятельно сделанные снимки для внутреннего диалога с собой на своем собственном внутреннем языке и самостоятельно исследовать сделанные открытия. Если подобной 'встречей с собой' руководит терапевт, который знает конкретные проблемы клиента, то поистине клиент может увидеть себя 'в истинном свете'.

Техника фототерапии автопортрета – безопасный способ, помогающий клиенту справиться с отрицанием и исследовать свои ограничения и способы самозащиты в строго ограниченном объеме. Автопортрет помогает клиенту провести грань между собой и теми аспектами своей личности, которые им не нравятся, вызывают неприятие и попытаться изменить их (в тайне от окружающих).

Когда клиент визуально воспринимает себя напрямую, а не опосредованно, через взгляд другого человека, они начинают понимать, насколько много в их самовосприятии и суждении о себе обусловлено тем, чего ожидают от них окружающие. Они начинают понимать, что это не является отражением их «внутренней сущности». Таким образом, клиенты начинают понимать, что они сами (а не окружающие) несут ответственность за наступление желанных перемен и улучшений (или их отсутствие!), что это их личное дело и только они несут ответственность за результат.

Таким образом, работа с автопортретом – лучшая из пяти техник, позволяющая клиенту внутренне осознать разницу между «я не могу» и 'я могу, но не делаю'…

На практике клиенты создают свои автопортреты, включая в них все визуальные и метафорические эквиваленты своей личности, такой, как они хотят ее видеть. Снимки могут быть спонтанными, сделанными в ходе терапевтического сеанса или в ходе выполнения домашнего задания. В любом случае, каждый снимок откроет определенную черту или аспект личности.

Например, клиента можно попросить создать автопортрет или серию автопортретов на тему «как я себя сегодня чувствую», 'каким я хочу быть в глазах людей', 'каким я был в детстве', 'что мне в себе нравится, / не нравится', 'каким меня хотела видеть мама', 'каким я буду в возрасте своего отца', или более глубокие – 'каким бы я был, если бы у меня не было этих проблем', 'мое Я, которого никто не знает', 'кем бы я был, если бы не был собой'.

Фотографии, полученные в результате выполнения этих заданий, дадут более глубокие ответы на вопросы, чем любые слова. В дальнейшем, при обсуждении фотообразов, поддержка и помощь фотографий (самостоятельно созданных и, следовательно, свободных от предубеждения) предоставят дополнительные контекстуальные детали, которые ранее оставались вне поля зрения и не учитывались в терапевтическом процессе, пока фотоснимки не раскрыли их.

Семейный альбом и другие биографические фотоколлекции


Семейные и другие «фотобиографические» образы, хранятся ли они в семейном альбоме или менее формально на дверце холодильника, стене, рабочем столе, в компьютерных файлах и т.д., взятые в целом, имеют гораздо большую ценность, чем каждый из них в отдельности.

Семейные альбомы и прочие подобные коллекции документируют жизнь индивидуума в контексте его семейной ячейки, в качестве ее части, вне зависимости от того, принадлежит ли он к этой семье от рождения или по собственному выбору. Альбомы побеждают время, подтверждая существование семьи на протяжении поколений, отражая перемены и постоянные черты, продолжительность, корни, традиции, ценности и степень свободы личности в рамках семьи.

Они отражают особые события, места, людей наиболее значимых для жизни семьи или, более точно, для того человека, который создавал семейный альбом. Страницы семейного альбома показывают не просто отдельно взятую личность, а личность в разнообразных семейных контекстах, коллективно, включенную в матрицу семейных взаимоотношений, даже на одиночных фотографиях.

Семейные истории, связанные с фотографиями в альбоме, позволяют младшему поколению узнать, откуда они родом (в культурном, историческом и буквальном смысле) и дает возможность старшим членам семьи установить связь с прошлым, что помогает осознать свою семью и определить ее развитие в будущем.

Семейный альбом - не просто коллекция значимых снимков, но и доказательство того, что существуют другие люди, для которых они тоже значимы. Страницы альбома чаще всего показывают группу людей, наиболее близких составителю, его группу поддержки, людей, которые всегда любят его, даже если не одобряют то, что он в данный момент делает. Альбомы обычно показывают членов семьи в наиболее выгодном свете, давая понять, что «дела всегда обстоят прекрасно», (хотя в реальной жизни такая идиллия встречается редко).

Говорят, что фотоальбом – это «чердак человеческого сердца». Люди, лишившиеся своего имущества при пожаре, часто говорят, что больше всего им не хватает семейных альбомов. Так что, если семейный альбом - это и не эталон объективности, истории, которые они рассказывают, часто избирательны, тем не менее, они создают чувство семейной принадлежности, являясь талисманом, хранящим увядающие воспоминания. Во многом семейный альбом и есть метафорическое обозначение дома - основа для самоидентификации.

Хотя семейный альбом состоит из снимков отдельных людей, сделанных отдельными людьми, а иногда и автопортретов, в целом вместе взятые они являют собой нечто большее. Взятые вместе, они обретают вторую жизнь, гораздо более значимую, чем каждый из видов фотосъемки, описанной в предыдущих разделах. Поэтому работу с семейными и другими биографическими фотографиями следует рассматривать как отдельную терапевтическую технику, хотя, разумеется, можно работать и с каждым снимком из альбома в отдельности, используя вышеописанные приемы.

Когда люди собираются вместе по праздникам, они зачастую спонтанно обращаются к семейному альбому, рассматривая снимки и рассказывая семейные истории. Такое естественное спонтанное поведение может само по себе иметь терапевтический эффект. Поэтому, если терапевт просит клиента во время сеанса проделать нечто подобное – обратиться к семейному альбому и рассказать о фотографиях - клиент, несмотря на более формальный контекст, чувствует себя более комфортно, чем, отвечая на прямые вопросы.

Обобщенная и идеализированная семейная история, представленная в альбоме, редко совпадает с личными воспоминаниями клиента. Поэтому может быть полезно попросить клиента вернуться назад и реконструировать, вспомнить заново части фамильной саги в соответствии с его личным восприятием.

Это может представить семейные отношения в другом свете, в зависимости от личного восприятия клиента, его версию событий. Помогая людям увидеть себя в контексте их собственной истории, можно помочь им лучше осознать их настоящие проблемы и чувства (и возможно понять, оттуда родом некоторые их ожидания и суждения). Задавая вопросы, основанные на фотографиях из семейного альбома клиента, можно пролить свет на его личное восприятие реальности, составить географическую карту его жизни и отношений с окружающими. Ведь фотография – это эмоциональная невербальная карта, показывающая семью в динамике, в действии, в живую.

Альбомы могут выявить физическое сходство, другие повторяющиеся моменты. В них можно обнаружить «забытых людей», секреты, мифы, смачные истории и иногда заблуждения – поэтому то, что не представлено на их страницах, часто имеет большую терапевтическую значимость, чем то, что представлено.

Семейные структуры, охватывающие много поколений, прячутся в семейных альбомах. Они готовы снабдить нас визуальным ключом, который поможет нам выстроить линейные и многоуровневые структуры семейных отношений, показать объединение и разделение, и даже незаконченные семейные начинания. Карта, позволяющая сориентироваться в семейной структуре, закодирована в этих фотографиях. Нужно только суметь ее правильно прочесть. Рассказы в картинках и личностные символы ждут терапевта, который, благодаря своей квалификации, сумеет расшифровать эти уровни жизни (и психики) клиента.

Альбомы являются доказательством самого существования человека. Они с легкостью переживают отдельных людей, рассказывая другим об их жизнях. Альбом может подтвердить, что этот человек действительно прожил свою жизнь, что она имела определенную ценность. Фотографии можно использовать, чтобы бросить взгляд на прожитое. Воспоминания помогают отвлечь внимание от сиюминутного кризиса, и сосредоточится на естественном ритме потока жизни. Альбомы помогают вспомнить прожитое, оценить свои достижения, увидеть свои отношения и связи с близкими и обрести смысл жизни.

Итак, терапевтически обрабатывая увиденное в биографической фотоколлекции клиента, следует задавать ему вопросы, базируясь на увиденном в целом, а не на отдельных снимках.

Например, можно попросить клиента перелистать свой семейный альбом и задуматься над скрытым импликационным значением очевидного ( и неочевидного) в семейной истории, о тайнах или редко обсуждаемых событиях, о фотоснимках, которые удивили его больше всего, о том, какие снимки наиболее и наименее правдивы, какие из них клиент хотел бы убрать или изменить, какие новые снимки помогли бы рассказать историю семьи лучше или правильнее, знают ли они, кто сделал тот или иной снимок, почему, по их мнению, те или иные члены семьи всегда сняты вместе, рядом друг с другом или, наоборот, избегают находиться рядом, кто обычно оказывается в центре внимания, на большинстве фотографий, почему, и тому подобное.

Вдобавок, можно исследовать семейные фото в поисках скрытых эмоциональных посланий ( насколько часто члены семьи касаются и обнимают друг друга ), ища и обнаруживая визуальные невербальные семейные сценарии и запреты, ожидания, касающиеся внешности и ролевых обязанностей полов, информацию о неразрешенных проблемах, нарушения привычного ритма в процессе фотосъемки, который может указывать на проблемные точки в нормальном течении жизни, например, когда человек вдруг перестает появляться на страницах альбома и тому подобное. Можно более глубоко изучить выражения лиц, мимику и жесты, и другие визуальные невербальные ключи, рисующие карту эмоциональной жизни семьи…

Фото-проекции


Что скрывается за каждой фотографией? Почему она была сделана? Какие чувства, мысли и воспоминания она вызывает? Что бы сама фотография спросила или сказала, умей она говорить? Какое сообщение, тайну или информацию она может содержать? О каком событии в вашей жизни она вам напоминает?

Общность между людьми и фотографиями.

Подобно тому, как мы смотрим на мир через солнечные очки, не замечая их, пока не снимем, мы видим мир через несколько слоев «линз», заключенных в нашем подсознании. Эти линзы автоматически фильтруют все, что, мы видим, включая наше собственное отношение, мысли и чувства – а мы сами совершенно не осознаем этого!

То, что мы видим вокруг себя (и на фотографиях), всегда воспринимается в контексте нашего жизненного опыта. Итак, если терапевту удастся узнать, почему их клиент реагирует на фото или воспринимает его определенным образом, это поможет ему проникнуть в его подсознательные ценности и связанные с ними ожидания.

Рассматривание фотоснимков вызывает какую-либо эмоциональную реакцию, даже если фотография кажется неинтересной или непонятной. Люди смотрят на фотографию (чье-то изображение чего-то важного) и составляют свое собственное мнение о ней (возможно, несовпадающее с мнением фотографа). Таким образом, пытаясь понять, что изображено на снимке, мы фактически понимаем его по-своему.

Так, подсознательная «карта», которую люди используют, чтобы понимать окружающий мир, базируется на их персональном опыте, жизненном опыте семьи, культурных фоновых знаниях, личных переживаниях. Мы пропускаем все увиденное через создаваемые нами фильтры и поэтому внутренняя сущность - это все, что мы когда-либо сможем увидеть.

Вследствие этого «мы видим то, что имеем» – если люди не замечают что-то, видное другим, этого для них просто не существует, или существует, но не заслуживает внимания.

Но зритель редко осознает, что увиденное на фотографии избирательно и проецируется его сознанием, основываясь на личностной интерпретации визуальных деталей. Часто зритель с удивлением узнает, что другой человек увидел на этой фотографии нечто совершенно другое, не понимая, что истинный смысл снимка относителен и соотносится со зрителем. Люди проецируют какое-либо значение на фотографию – иначе невозможно будет ее воспринять.

Это утверждение верно не только по отношению к взятым наугад снимкам из средств массовой информации, но и к неформальным кадрам, отражающим повседневную жизнь людей. Даже знакомые личные фотографии никогда не будут одинаково восприняты разными зрителями, даже если они лично присутствуют на фото.

Проекционная фототерапия – идеальный способ, помогающий клиентам осознать их личностные, социальные, семейные, классовые, культурные « фильтры», не чувствуя себя униженными и судимыми теми, у кого эти фильтры другие. На терапевтических сеансах, где ясность высказывания ценится превыше всего, это может помочь клиентам осознать, что их взгляд на мир - не единственный возможный.

Поняв и приняв тот факт, что разные люди видят одну и ту же фотографию по-разному и при этом все они правы, они могут начать осознавать, что процесс избирательного восприятия распространяется абсолютно на все их повседневные действия. Можно надеяться, что они начнут понимать, что то, в чем они обвиняют окружающих, на самом деле основывается на их собственных умозаключениях и восприятии, а не на объективной реальности, которая существует независимо от них.

Эта перемена может осуществиться только изнутри. Только поняв, что существует несколько точек зрения на ситуацию, клиент может придти к выводу, что ему может быть полезно, взглянуть на нее с другой стороны. Чтобы помочь клиенту добиться желаемых перемен (особенно клиентам, принадлежащим к меньшинствам, живущим вне мейнстрима, деклассированным, принадлежащим к иной расе или иной реальности), терапевт должен в первую очередь взглянуть на мир глазами клиента и обнаружить те фильтры, через которые он пропускает реальность, хотя они не всегда очевидны.

Поскольку процесс фотопроецирования протекает в абстрактной области, расположенной между фотографией, ее автором или зрителем и не касается какого-либо конкретного вида фотоснимков, эта техника лежит в основе всех вышеописанных. Она является частью всех описанных методов работы и вместе с тем не зависит от них, поэтому ее необходимо изучать отдельно и желательно в первую очередь.

В ходе фотопроецирования клиентам предлагается осознать, как они де-конструируют и затем вновь создают смысл фотографии. Поняв, что происходит в их сознании, когда они пытаются осмыслить фото, они лучше поймут свои собственные подсознательные процессы.

Например, снимок может напомнить им о чем-то, о ком-то, о каком-либо месте или событии из их жизни. Визуальные стимулы могут спровоцировать воспоминания, чувства и ассоциации, это может послужить толчком к обнаружению дополнительной информации или оставшихся без ответа вопросов, которые переходят в сферу сознательного.

Это может произойти, когда клиенты рассматривают свои собственные снимки или снимки, сделанные другими. Суть в том, что с терапевтической точки зрения работать можно с любой фотографией, рассматривая ее как «начальный», а не завершенный продукт, как стимул или катализатор, способствующий тому, что клиент начинает проецировать свое понимание и эмоциональные валентности на снимок, а затем осознавать свои внутренние процессы.

Поскольку не существует неверного восприятия фотографии, не может быть и неправильного, подвергнутого осуждению ответа. Правильно и неправильно становятся относительными терминами, реакции на фото оцениваются по их содержательности, а не по правильности. Терапевт обращает свое внимание не только на реакцию, но и на причину ее возникновения. Поскольку любая интерпретация верна для человека, предложившего ее, эта техника эффективна для повышения самосознания и осознания своей силы, особенно для клиентов, чье мнение обычно ставится под сомнение.

Например, клиента можно попросить выбрать фото, рассмотреть его внимательно и вступить в диалог, задавая вопросы: «Какова история этой фотографии?», 'Как она была сделана?', 'Какие мысли и чувства приходят мне на ум, когда я смотрю на нее?', 'Как по-вашему, зачем фотограф сделал ее и был ли он доволен результатом?', 'Как можно озаглавить это фото?', 'Если бы фотография умела говорить, что бы она сказала?', 'Какую информацию она несет и какие секреты могла бы рассказать?' и т.д.

Конечно, ответы клиентов способствуют лучшему пониманию мира их чувств и мыслей, но с точки зрения терапии более полезны, будут их размышления о том, почему же они дали именно такой ответ – «почему» раскроет больше, чем 'Что' они ответили.

Поскольку значение любого снимка в большей степени определяется его эмоциональным, а не визуальным содержанием, не следует удивляться тому, какие глубокие воспоминания и сильные чувства, наряду со связанной с ними информацией были сокрыты в глубинах подсознания, не проявляясь в сознании. Люди редко задумываются, почему и как это происходит, но это и есть главный смысл и цель фотопроекции.

Применение методов на практике

Фотографии, сделанные клиентом

Подруги

Женщина, 55 лет, высшее образование, замужем, взрослый сын.

К: У меня складывались сложные отношения с моими подругами. Эти отношения не развиваются, как я хочу, меня это тревожит, и даже снится по ночам.
Я: Если у Вас есть фотографии Ваших друзей, я могла бы Вам предложить совсем новый метод.
К: Фотографии? Как странно? Ну, хорошо, у меня есть фотографии. (Она приносит альбом с фотографиями).
Я: Давайте, посмотрим Ваши фотографии.
(Рассматриваем фотографии. Она рассказывает.)
К: Видите: нас 4 подруги.
Я: Какие у Вас сейчас отношения?
К: Я чувствую, как одна из них все время обижается и отдаляется.
Я: Давайте, мы еще раз рассмотрим альбом, и Вы мне покажете какая из них кто.
К: Вот Оля. Здесь мы вчетвером поехали загород и отмечаем ее день рождения.
Я: Выберите, пожалуйста, из этого альбом две фотографии: одна, которая Вам нравится и одна, которая Вам не нравится.
(Она выбирает)
Я: Расскажите мне, в какой ситуации была снята эта фотография. Кто на фотографии? Какие отношения у Вас к этим людям? Начнем с фотографии, которая Вам нравится.
К: Здесь мы отмечаем день рождения Ольги. Мы сидим у нее на даче. Интересная дача – они начали строить ее еще перед дефолтом. Она огромная, трехэтажная, а только в прошлом году можно было сидеть на первом этаже. Они ее строят уже десять лет. Здесь мы сидим, пьём вино, кушаем.
Я: Как Вы себя здесь чувствуете?
К: Мне очень хорошо, уютно. Мужчины нам приготовили шашлык, барбекю. Просто замечательно.
Я: Кто это?
К: А это Ольга.
Я: А Вы заметили, что она всегда в центре фотографии?
К: Да? (Она листает в альбоме) И это она, которая обижается и отдаляется. В начале наши отношения были построены как терапевт-преподаватель и клиент. Я им рассказывала, показывала много разных мест, и они меня всегда слушали.
Я: А почему Вам не нравится эта фотография?
К: Мне кажется, что я их здесь отталкиваю, что я с ними прощаюсь, и я нахожусь на фотографии отдельно от остальных.
Я: Да, смотрите. Вы отличаетесь черным цветом. Они прижались друг к другу. А Вы наоборот отделяетесь и смотрите в небо. Вы самодостаточная.
К: Это для меня очень странно. Да, потому что именно в этот момент я осознанно перестала себя чувствовать терапевтом-преподавателем и стала на равных с ними. Собственно, после этого начались обиды и осуждения.
(Большое молчание. Она смотрит на фотографию, которая ей не нравится.)
К: Я уже тогда, видимо, бессознательно поняла, что равных отношений нам создать не удастся. Видите, я отталкиваю их, мы не можем быть на равных. Слишком велики, сильны их обычные проекции и переносы. Они требуют от меня прежних отношений. Иначе они обижаются. Обижаются именно потому, что я перестала вести себя как терапевт. Полностью дружеские отношения не могут создаться в такой ситуации. Я потеряла свою защиту. Я стала обычна. Их, Ольгу особенно, это раздражает.
Я: А что Вы хотите делать?
К: Я все поняла, почему это происходит. Я хочу сохранить прежние отношения. И я вернусь на свою прежнюю позицию, которая видна на фотографии. Это хорошая позиция, она меня устраивает. Я это только сейчас поняла благодаря фотографии.
Я: А что Вы сейчас чувствуете?
К: Тихую грусть и покой. Я знаю, что мне это больше не будет сниться.
Я: Мы можем поставить на этом точку?
К: Да, конечно. Спасибо.

Ландшафт

Мужчина, 58 лет, женат, высшее образование, научный работник.

Я попросила его принести на выбор фотографии на сеанс.
К: Вот, я принес последние мои фотографии. Я снимаю ландшафты.
Я: Давайте посмотрим
(Молча, мы смотрим фотографии)
Я: Что общего Вы видите в этих фотографиях?
К: Ну, поскольку это ландшафты – там всегда уголки природы. Но на моих фотографиях доминирует небо или вода.
Я: А что для Вас небо?
К: Небо – это свобода, безграничность, закат, яркие краски, насыщенность и бурные, неудержимые игры красок.
Я: Что Вас заставляет снимать небо?
К: Я могу в нем видеть самые разные, необычные вещи, там нет ничего скованного. Ничего не сковывает.
Я: А что Вас сковывает в Вашей жизни?
К: Ограничения…Ожидания:
(Длительное молчание)
Я: Какие ожидания Вас сковывают?
К: Ну …не знаю. Наверное, то, что я думаю, что ожидают другие от меня. А потом еще мои собственные ожидания.
Я: На что влияет Ваша скованность?
К: Я не чувствую момента, в котором я живу. У меня часто появляется ощущение, что я мертвый, что только буду жить потом.
Я: Я здесь вижу на каждой фотографии ветку с верху. Они образуют как бы рамку для неба. Посмотрите внимательно. Что это для Вас?
К: Мне становиться спокойнее и легче, когда мой объектив фиксирует кое-что реальное на фоне постоянно меняющего неба. Эти обыкновенные веточки и листья дают мне ощущение реальности.
Я: Что Вам в жизни дает ощущение реальности?
К: Все, что я трогаю руками. Ведь я могу потрогать эти веточки. А небо же нельзя потрогать.
Пауза
Вы знаете, я мечтаю завести кошку. Я всегда об этом мечтал, но никогда не завел по разным причинам. Я, пожалуй, сейчас заведу ее. И буду ее гладить. Она меня привязывает к земле. Она меня делает реальным.
Я: Что мы можем делать прямо сейчас?
К: Я, пожалуй, позвоню сейчас своим знакомым. У них недавно родились котята.
Я протягиваю ему свой телефон. Он договаривается с ними приехать на следующий день и выбрать котенка.

Красный цвет

Мужчина, 42 года, врач, женат, один сын

Он жалуется на то, что его жена стала очень задумчивая, отчужденная, все время все забывает. У него опасения, что она заболела. Единственное, чем она все еще занимается - это своим любимым фотографированием. Я попросила его принести несколько фотографий, которые она сняла с того момента, когда он стал замечать за ней эти странности.
Он приносит много фотографий, на которых всегда присутствует красный свет. Я сама сижу и смотрю на эти фотографии.

Я: Как странно - так много красного цвета. Это все-таки энергия, эта страсть. А скажи, твоя жена не могла в кого-нибудь влюбиться?
Он задумчиво погружается в это. Он уходит. Через неделю он звонит по телефону.
К: Ты знаешь, Беатка, мы объяснились. Оказалось, что у нее действительно дикая, бессмысленная влюбленность в практиканта, с которым она вместе работает, и который на 20 лет её моложе. Она прекрасно поняла, что это абсолютно бесперспективно. Молчала и мучилась. А взял и ей сказал: «Слушай, ты влюбилась.» Я просто хотел попробовать, насколько ты права. Ее как прорвало, у нее была дикая истерика часа на три. Она то просила у меня прощение, то орала и била посуду. Но все это как ни странно ей помогло. Нарыв прорвался, и ей стало легче. Теперь мы оба над этим хихикаем. Спасибо тебе.

Ветка

Мужчина, 45 лет, физик, женат

Мы смотрим фотоальбом, который принес клиент. Я вижу, как он долго смотрит на одну фотографии. Я спрашиваю, как он себя чувствует, смотря на эту фотографию.
К: Уже полгода чувствую себя ужасно. Стал плохо спать и есть, ничего не хочется. И настроение все время плохое. Даже свою новую цифровую камеру забросил. Вот последняя фотография, которую я сделал. Не понимаю, что со мной.
Я: Ты действительно не знаешь, почему у тебя такое плохое настроение, депрессия.
К: Честно не знаю.
Я: Слушай, а что было с тобой, когда ты делал эту последнюю фотографию?
К: Молчит, долго думает. Ты знаешь, я, пожалуй, тогда расстался со своим другом. Черт возьми, неужели мое состояние из-за этого.
Я: Расскажи мне все о своем друге, что приходит сейчас в голову.
К: С ним было так здорово пить пиво. И главное, жена моя к нему хорошо относилась и меня всегда отпускала с ним. Он вообще жуткий врун, и я часто на него сердился. И поссорились мы с ним из-за его очередного вранья. Мне показалось, что я уже не могу это больше это переносить.
Я: А как ты себя сейчас чувствуешь?
К: Собственно, как это дурацкая мёртвая ветка.
Я: Что ты сейчас хочешь делать?
К: Я, пожалуй, на все это плюну. И сейчас я ему позвоню. Надо же, жизнь какая, неужели все из-за этого.

Самочувствие

Женщина, 55 лет, преподаватель

Задание: сфотографировать «что делает меня счастливым» и принести на следующий сеанс пять различных фотографий.
Я: Опиши, пожалуйста, что изображено на твоих фотографиях.
К: Ну, на этой, допустим, видна игрушка, собака для чайника. Мне ее подарили друзья, когда я уже лежала с депрессией после смерти Каспара. Поскольку я не могла представлять себе, завести новую кошку, собаку ассоциирую с Каспаром.
А здесь кошка, которую я пыталась фотографировать. Она бегала по магазину, к сожалению, фотография плохая, но для меня она все показывает. Смотри, вот на эти усы. Для многих они ничего не обозначают. А я их прямо чувствую, я чувствую усы, шерсть Каспара.
Эту фотографию я сняла в том же магазине, где я и кошку сняла. Здесь конечно цвета плохо передаются. На самом деле здесь бежевый цвет преобладает.
Я: А что тебе понравилось в этом букете?
К: Цвет. Именно то, что все в бежевом тоне. Он излучает спокойствие.
Здесь мне нравиться атмосфера, которая создает эта розовая лампа в моей комнате. Потом подсвечники старинные, и они много чего напоминают мне. Обои, которые я сама выбрала после протечки и о которых мне говорила приятельница, что это настоящий цвет Петербурга. И структура обоев очень разная.
Вот, мое любимое место. На первый взгляд царит беспорядок. Правильно, но это не статический, а творческий беспорядок. Смотри: здесь книги моего деда, эту розу мне подарил Павел, а будильник и приемник во Фрайбурге подарили. Этот уральский камень от моего отца остался, флакончик для духов - от мамы, а пепельница - от моего брата.
Я: А от твоего мужа есть что-нибудь?
К: Задумчиво, прерывая свою речь, тихо. Он мне наверно ничего ни подарил, он опекал меня, и я сама все могла себе купить». Убегает в туалет.
А здесь ковер, который я выбирала для Каспара. Цвета ему очень хорошо подошли. Он на нем сидел и очень красиво сочетался с цветами.
Я: Что соединяет все эти фотографии?
К: Ну, сюжеты разные, но они все в моей квартире сделаны. И вещи неподвижные. Созерцание, зафиксирован момент. Я бы сказала, товарищ застыл. Нет движения, ни вперед, ни назад.
Я: Как тебе это нравится?
К: Нравится – не нравится. Это так. Я закрытая, погруженная в себя. Движение прекратилось. Раньше в моей жизни было очень много движения. Я играла в теннис, в волейбол, много раз меняла места работы, всегда открывала для себя новые интересные темы. А теперь мне ничего не надо. Ничего не хочу.
Я: Какая фотография тебе больше всего нравится?
К: Пожалуй, вот эта.
Я: Почему она тебе нравится?
К: Ковер я купила, когда Каспар был еще жив, а цветок уже после его смерти. Можно сказать «настоящее на фоне прошлого». Или живое на фоне неживого.
Я: А что доминирует на фотографии?
К: Если так смотреть, я вообще вижу только круг от горшка. Сам горшок не виден. И у меня сразу ассоциация – хождение по кругу. Bот первый раз вижу этот круг благодаря фотографии.
Я: О чем этот круг?
К: Ну как я сказала: 1. это хождение по кругу. 2. внутри круга все живое, земля и растение ведь живут. А вокруг него неживое.
Я: Какое отношение этот круг имеет к тебе?
К: Я и есть все это. Круг сковывает меня. Я не могу выйти из него. Хожу внутри и все перебираю. Пробую открываться, тем не менее, ничего не меняется. Раньше этого круга не было, я была вовлечена в естественный процесс. Я была активная.
Я: А если разбить горшок?
К: Должен кто-то прийти и разбить его. Сама я не решусь.
Я: А что мешает тебе его самой разбить?
К: (берет горшок и приближается к балкону, резко отступает и быстро садится снова) Нет, я не могу. Должен это делать человек, которому все равно. Либо кто-то из итальянской семьи, для которой такое действие естественно. Ты представляешь, я сейчас кидаю этот горшок с балкона, и там кто-то ходит, и я его убиваю.
Я: Не обязательно кидать с балкона. Можно и здесь просто на пол кинуть. Давай вместе это сделаем.
(Вместе кидаем, лежит на поле разбитый горшок.)
Я: Как ты себя сейчас чувствуешь?
Т: Великолепно. Мне горшок конечно жалко, но чувствую наплыв энергии, облегчение.

Кладбище

Я люблю фотографировать кладбище, люблю там гулять. И особенно на старых кладбищах, где чувствуется уже упадок. Тянет меня на эти кладбища. Хожу и читаю, кто, где похоронен, представляю его жизнь. И снимаю. Была у меня идея, издать книгу: «Кладбища мира». Мне кажется, что кладбище, много говорит об обществе и о стране.
Я часто спрашиваю себя, почему я именно кладбище снимаю, иногда меня это пугает даже. Ну, во-первых, мне нравится атмосфера. Царит тишина (обожаю тишину), спокойствие, и, как мне все время кажется, простота, ясность и беззаботность. Никуда не надо спешить, ничего не важно, кроме самой жизни, поэтому каждый раз приходит ясное осознание, что жизнь не вечна, и пора начинать ее любить и ценить.
С другой стороны, у меня такое ощущение, что это мой способ понимать смерть. Поскольку я не хожу в церковь, я именно на кладбище, в этом чужом, загадочном месте, близка своему отцу и своему другу. Это своего рода способ излечения.

Ждать

Я: Тут сюжет «Ожидание чего-то». Люди, или даже стул, просто ждут. Не понятно, чего именно. Я думаю, они сами не знают чего. Присутствует еще другой момент. Чувство одиночества, кстати, не обязательно отрицательное. Просто оно присутствует, без оценки. Эта тема мне очень знакомая. Я всю жизнь жду чего-то. И не понятно чего. То, я думаю, что я жду мужчину, который наконец-то решит все проблемы и даст мне спокойствие, то, я жду, что произойдёт какое-то чудо и все само собой решится. А что именно должно решится? Не знаю, внутреннее беспокойство, которое гоняет меня туда-сюда. Неопределенность, или нежелание определяться, потому что, жду чего-то. Иногда мне кажется, что я себе и своему выбору не доверяю, либо, что я не то выбираю, что я хочу, потому что у меня установка, что я не достаточно умна, хороша и.т.д. По-этому делаю ставку на второй выбор. И потом жду, чтобы либо кто-то, либо какое-то чудо меня все равно привело бы к первому выбору. Зато мечтаю о первом выборе. Помню, что в детстве книги и такие мечты были для меня способом избегать действительности. И до сих пор, я это люблю. Могу часами мечтать, особенно хорошо в поезде, в самолете. Отдаюсь своим мечтам, и часто я очень разочарована, когда оказывается что в реальности все по-другому устроено или происходит. Буду записывать свои мечты. Но сразу думаю, что это не поможет. Поскольку они невербальные, а визуальные, лучше было бы их инсценировать и снимать, либо рисовать.

Семья

Я: Это наша собака, мой второй муж, наши друзья. Я поздно начала такие моменты снимать, поэтому они довольно важны для меня. Перебирая все мои фотографии, я заметила, что у меня очень мало фотографий моего первого мужа. Я думаю, что это все-таки связано с тем, что не было такого счастья. Была страсть, безумная, а такого тихого счастья, взаимопонимания не было. Со вторым мужем все это есть. Он и собака – моя семья. Все хорошо, но остались два вопроса: 1. Почему (обычно спрашиваю почему) я только задним числом могу сказать, что я была счастливая? 2. Зачем я так быстро убежала оттуда? Отвечать на вопрос «зачем», кажется намного легче. Как бы это ни звучало парадоксально, ответ простой: чтобы не скучно было, чтобы не застыть. Чтобы не расслабляться, и потом получать по голове.

Фотографии клиента, сделанные другими людьми

Елена Е.

Женщина, 25 лет, студентка.

Я: Расскажи мне немного об этих фотографиях. Где они были сняты, и почему ты их выбрала для нашей встречи.
Е: На первой фотографии Сусанне и я в 2004 году. Мы после семидневной поездки в поезде, наконец, приехали на Байкал. Мы выстроили нашу палатку. Эта фотография мне больше всего нравится, потому что я здесь очень естественная, довольная, спокойная. Я чувствую такое внутреннее спокойствие и гармонию. Вторая фотография была снята в Петербурге, в воскресенье после бессонной ночи в клубе. Я здесь наблюдаю за женщиной, как она открывает окно. Здесь я себе меньше нравлюсь из-за кругов под глазами. А с другой стороны нравлюсь, поскольку у меня такой задумчивый, спокойный, уравновешенный и мечтательный вид. Третья фотография показывает всю нашу компанию в поезде. Поезд только что тронулся, а мы обсуждаем, куда нам вообще ехать. На этот момент у нас были только билеты до Екатеринбурга. Думаю, мне эта фотография меньше нравится, потому что она постановочная, не спонтанно была снята, и она ничего обо мне не рассказывает. Я себя сама не узнаю.
Я: Как ты себя на этой фотографии воспринимаешь?
Е: Очень хорошо выгляжу, загорелая после отпуска, чуть раздраженная, и вообще я не вписываюсь в компанию.
Я: Как ты не вписываешься?
Е: Ну, они все выглядят моложе, чем я, хотя я одна из самых младших. Наверное, просто потому, что они перекладывали всю ответственность на меня, якобы потому, что только я говорю по-русски, я должна было все организационные вопросы решать и постоянно переводить. Поэтому я и чуть раздражена.
Я: Как ты себе нравишься на четвертой фотографии?
Е: Это вообще катастрофа. Я не хотела, чтобы меня фотографировали. Выгляжу как дива, капризная и раздраженная.
Я: Противоположность первой фотографии.
Е: Ну да, мне это совершенно не нравится.
Я: Но если я всмотрюсь внимательнее, то я тебя узнаю. По жизни я тебя воспринимаю как яркую, выделяющуюся.
Е: Ну да, это моя внешняя сторона, которую я показываю людям, а на первой фотографии моя внутренняя сторона, которую мало кто знает. Она мне конечно больше нравится.
Я: На первой фотографии ты лучше всего выглядишь.
Е: Ну, хотя тут некоторые недостатки, да, но энергия нравится. В общем, я довольна собой, несмотря на то, что я могла бы лучше выглядеть.
Я: Каким образом?
Е: Похудеть. Чтобы выглядеть, как я хотела бы выглядеть, надо было бы сбросить 15 килограмм. Но у меня не получается.
Я: А сколько ты сейчас весишь?
Е: Не скажу. Мне стыдно.
Я: А похудеть хочется?
Е: Ну да.
Я: Что тебе мешает?
Е: Все мои неудачные попытки.
Я: Расскажи мне о последней попытке.
Е: Это давно было, полтора года назад. Как всегда, я выбрала новую диету, и вначале все хорошо шло, я сбросила несколько килограмм. Но как только у меня стресс или что-то не так, как я хочу, я ломаюсь и кушаю. Особенно сладкое, и очень часто. Я ем, когда мне скучно, грустно и.т.д. После этой последней попытки, я подумала, ну и пусть, тогда не буду худенькой.
Я: Зачем тебе худеть? Как ты себя чувствуешь, когда худая?
Е: Лучше, легче, активнее. У меня больше энергии, и я увереннее в себя, подвижнее. Когда-то я занималась балетом, у меня было совершенно другое отношение к жизни. Потом, когда моя мечта стать профессиональной танцовщицей не сбылась, и я бросила балет и начала есть. Все равно было. С тех пор больше ничего меня так не интересовало как балет. Балет был для меня всем. Я только этим и занималась, только об этом говорила, у меня не было друзей. И боф, его не стало. К этому добавился развод моих родителей, я переехала в свою первую квартиру, и стала неожиданно часто оставаться одна. Я начала много есть.
Я: А как ты себя сейчас чувствуешь?
Е: Мне грустно. Надоела мне все это. Сейчас я опять часто одна. Проблем меньше, но ничего меня не отвлекает от еды. Она в центре внимания. И я злюсь на себя, что я не могу перестроиться.
Я: Что мы можем сейчас сделать, чтобы настроить тебя?
Е: Не знаю, нужен какой-то толчок.
Я: Какой толчок?
Е: Не знаю. Я уже все перепробовала.
Я: Давай, заключим с тобой контракт. До 1 октября ты сбросишь 15 килограмм. Но не способом диеты, а переходишь на другое питание и спорт. Если нет, ты мне платишь 500 Евро. Если да, ты купишь билет в Австралию.
Е: Договорились.

Я.

Я: Вот, фотографии, на которых я себе нравлюсь. Первые две были сняты без того, что бы я об этом знала. А последние две поставочные. Впрочем, фотографии, на которых я себя не нравлюсь, я сразу уничтожаю. Зачем? Чтобы никто их не видел. Что мне нравится в этих фотографиях? Ну, во-первых, они очень женственные. Я хорошо одетая, уложенная и накрашенная. Они были сняты во время отпуска, и конечно у меня много времени для ухода за собой. Я целый день только этим и занималась, переодевалась два-три раза, и обращала очень большое внимание на свою внешность. В повседневной жизни я меньше вожусь с такими вопросами, для меня, как для деловой женщины, удобство на первом месте. А в отпуске можно раскрыть женскую сторону. Тем более, чем в отпуске никто или мало кто из людей знают меня. Тогда я себя позволяю одевать более яркие, женственные вещи, которые не уместны в деловом контексте. Эти фотографии показывают эту мою сторону. И конечно, я была счастлива. Это после освобождение от первого мужа. Потом я здесь в очках, довольно холодная, закрытая, отстраненная, то что люди в основном и говорят обо мне. Но мне это нравится.

Автопортрет

Я.

Я: Я люблю смотреть в зеркало и так часто это делаю, что люди это уже заметили и подтрунивают надо мной. На первой фотографии я в ванной. Помню, что мне ужасно понравилось, что я видела в зеркале, и я подумала, что надо это тут же снять. Я попробовала много разных позиций, жестов, взглядов. Это была игра со своим изображением, как и на второй фотографии. И эту фотографию я потом выбрала как лучшую (к сожалению, другие я, как всегда, сразу стерла, они сейчас были бы интересны). Нравятся мне глаза, одна из редких фотографий, когда я открыто смотрю в камеру. И на второй фотографии я более экстравертная, чем допустим на фотографиях, сделанные другими людьми, кроме самих близких, которые знают обе стороны.

Фотопроекции

Крыша

Клиент - Елена Л.

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
Е: Вижу много разных структур, много линий. Есть разнообразные перспективы. Хорошая фотография. Спокойная, перспективы рождают интерес, желание на нее смотреть, и любопытство, что за крышей происходить.
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
Е: Нет этих структур, нет разных перспектив, нет крыши, которая меня согрела бы. Ужасно хочется все это снова иметь. Но пока что…
Я: Что ты думаешь, что происходит за крышей?
Е: Все, о чем я сейчас только могу мечтать…

Клиент - Елена Е.:

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
Е: Ну что, крыша. Очень конкретный, холодный сюжет. Наверно сделана для строительного журнала. Символизирует что-то, стремящее на верх.
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
Е: Напоминает мне сказку из моего детства. По-моему от Фаллада, сказка о гусином короле. В сказке добыча похоже на эту крышу.
Я: О чем сказка…

Клиент - Александр П.:

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
А: Крыша от старого дома. Кому-то нравится, кому-то не нравится. Мне, на пример, крыши не нравятся. Никогда не смотрю на крышу. Геометрическая крыша. Очень много работы, чтобы строить такую крышу.
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
А: Ремонт. У меня уже два года идет ремонт. И никак не могу его закончить.
Я: Что тебе не нравятся в крышах?
А: Они давят. Ограничивают…

Клиент - Беате К.:

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
Б: Крыша от японского дома в минималистском стиле. Вижу гармонию, красоту в маленьких, совершенно обычных деталях, отдых, спокойную, размеренную семейную жизнь.
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
Б: Это все-то, по, чем я скучаю. Хочется это иметь.
Я: Что мешает?
Б: Я сама себе. Нерешительность. Страх ошибиться.


Девушка и кошка

Клиент - Елена Л.:

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
Е: Вижу прикосновение живого человека с живым существом, но не человека. Блестящие детские глазки. Не статическая фотография, движение волосы придает сцене динамику. Мягкий сгиб рук. Очень нежная, ласковая фотография.
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
Е: У меня прямо физическое ощущение этой мягкости, шерсти. Чувствую, как я обнимаю своего кота и прямо хочется плакать…

Клиент - Елена Е.:

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
Е: Вижу девушку, которая обнимает кошку. Она счастливая, нашла кошку на улицу и хочет ее взять домой. Чувствуется детскую безопасность и счастье. Глядя на эту сцену, приходит в голову: «Хочу иметь» и 'Возьми меня собой'.
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
Е: Мое детство, беззаботность, и «хочу иметь». Эта мысль у меня всю жизнь провожает. Хочу больше и больше. Что вижу, то я и хочу иметь…

Клиент - Александр П.:

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
А: Глаза девушки. Добрую, искреннюю девушку вижу. Она говорит: «эта моя любимая кошка»
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
А: Детство, мое и детство моего сына. Помню, какое это было очень счастливое время. И конечно, любимую игрушку, но животных у меня не было.
Я: Что для тебя детство?
А: Беззаботность, легкость. Нет никаких проблем, ни отвечаешь, ни за что и ни за кем. Все опекают тебя. Короче говоря, я устал…

Клиент -Беате К.:

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
Б: Девушку, которая крепко обнимает кошку, будто бы, она нуждается бы в ласку. На лице облегчение. Кошка чуть не задыхается.
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
Б: Во-первых, помню всех своих животных. И сразу появляются чувства вины, потому что, я их всех бросила. Они мне сначала очень нужны были, а потом в один прекрасный день они мне мешали. Либо требовали слишком много ухода.
Что касается, крепко обнимает, что есть у меня тенденция, давит на своих любимых….


Машина и дерево

Клиент - Елена Л.:

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
Е: Наезд цивилизации на природу. Сменяем одну другую. В этой борьбе будут только побежденные.
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
Е: Борьба против природы. Она бессмысленная, никуда не ведет. Это, как бороться против того, что ты стареешь. Бесполезно…

Клиент - Елена Е.:

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
Е: Вижу дерево, растущее из машины. Машины старая, разрушенная. Наверное, какой-то студент выпил, сел за рулем, и влетал прямо в дерево. Он не пострадал, а машину бросил. Вот она и стоит, и дерево растет.
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
Е: Напоминает мне школьное, хаотичное время. Со мной могло бы такое же случиться. Но, слава богу, не случилось.
Я: А какая студенческая жизнь?
Е: Но, я включила свой разум, и веду себя более серьезно.
Я: А что для тебя «разум»?

Клиент - Александр П.:

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
А: Жизнь старой машины. Бросили ее, никому не нужна. А дерево продолжает расти. Надо закончит свои дела.
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
А: Но, иногда я себя так чувствую. Никому не нужен, брошенный, старый.
Я: А дерево?
А: Не знаю, дерево это новое, которое вырастит из старого. А такого не вижу в своей жизни…

Клинет - Беате К.:

Я: Расскажи, пожалуйста, что ты видишь на фотографии.
Б: Вижу, автокатастрофу. Машина взлетела в дерево, от нее мало что осталось. Она стоит как на память, что здесь произошла катастрофа, и что кто-то пострадал.
Я: О чем в твоей жизни тебе напоминает эта фотография?
Б: Ну, во-первых, такая автокатастрофа имела большое влияние на мою жизнь. Они до сих пор вызывают у меня сострадание с пострадавшими. С другой стороны, как не странно, напоминает она мне большой сад моей бабушки, где мы всегда много и хорошо играли. Там стояли такие старые вещи, с которыми мы играли.
Я: Скажи, пожалуйста, что странное в этих воспоминаниях?
Б: Странно, что оно появилось. У меня такое ощущение, что оно ложится на старое, привычное воспоминание…

Заключение


Мои консультации разными людьми и мой личный опыт само-консультирования подтвердили, что фотографии во время терапии приносят дополнительную информации, которая в разговоре может не вылезать. Клиент может увидеть самого себя, что неосуществимо без помощи фотокамеры. Они могут увидеть, как на самом деле их воспринимают окружающие. Они могут увидеть то, что не всегда возможно разглядеть. Они могут увидеть себя как членов группы, например, в кругу семьи, среди друзей, в коллективе. И поскольку фотографические изображения зафиксированы в пространстве и времени предположительно объективным техническим приспособлением, клиент «естественно» предполагает, что фотографии более 'правдивы'.
Воспоминания и чувства не передаются непосредственно словами – их поток не зависит от того, замечают ли их и доверяют ли им. Когда люди пытаются объяснить их или описать, они самим этим актом изменяют переживания и наблюдения.
Работа с фотографиями подчеркнула мне лично еще раз, на столько я визуальный человек, и на столько фототерапия для таких людей. В дальнейшем я буду вести фотодневник.

Список литературы


Бурно М.Е. Терапия творческим фотографированием. Практическое руководство по терапии творческим самовыражением. Под ред. М.Е. Бурно. Москва: Академический проект, 2002.
Heilveil, I. Video in der Psychotherapie. München: Urban und Schwarzenberg, 1984.
Копытин А.И. Арт-Терапия в эпоху постмодерна. Под ред. А.И. Копытин. Санкт-Петербург: Речь, 2002.
Копытин А.И. Тренинг по Фототерапии. Психологические функции фотографии. Санкт-Петербург: Речь, 2003.
Schafiyha, L. Fotopädagogik. Weinheim: Beltz, 1997.
Schuster M. Wodurch Bilder wirken. Psychologie der Kunst. Köln: Dumont, 2003.
Schuster M. Kunsttherapie. Die heilende Kraft der Kunst. Köln: 2003
Schuster M. Fotos sehen, verstehen, gestalten. Eine Psychologie der Fotografie. Berlin-Heidelberg-New York: Springer, 2004.