Топ-100
Институт Коучинга
Данилова М.В.
Групповая работа с иррациональными страхами
3760

Содержание

Введение

Теоретическое обоснование основных идей работы

Групповая работа со страхами. Практическое исследование

Список литературы


Введение

В своей работе я хочу исследовать следующий вопрос: как использовать группу и групповые процессы для работы с иррациональными страхами.

Иррациональные страхи: что это такое? И всякий ли страх – иррационален? Всякий ли страх - во вред?

Нужно понимать, что существуют формы страха, помогающие человеку выжить. Так, например, я подхожу к краю обрыва и не шагаю туда – страх удерживает меня от опасности. Это инстинктивные страхи, они являются врожденными, их задача – сохранение нашей жизни. Или если передо мной, безоружной, стоит вооруженный бандит, то страх за свою жизнь абсолютно уместен, и именно он дает силы, чтобы бежать со всех ног. Или если ситуация иная – страх дает нам силы сопротивляться, бороться за свою жизнь, как это существует и в природе, у животных.

Но есть масса страхов, которые не имеют под собой реальной основы, хотя искусно маскируются именно под реальные, обоснованные страхи.

Так что же такое иррациональные или беспричинные, необоснованные страхи?

Это страхи, в основе которых лежат какие-то наши установки, убеждения, часто формируемые под влянием социума или прошлого личного (а согласно Юнгу, и коллективного) опыта. И оттого эти страхи по сути своей являются иррациональными или необоснованными, что не имеют к тому что есть в действительности прямого отношения. Можно сказать, они неадекватны действительности. Но, благодаря заключенной в них силе воздействуют на нас таким образом, словно застилая нам глаза, что мы начинаем видеть эту действительность так, как будто этот страх – действительно реален. То есть наши страхи искажают для нас то, что есть на самом деле.

И в итоге, под воздействием чего-то, что не имеет отношения к действительности, мы принимаем решения и совершаем поступки, которые ведут нас совем не туда, куда бы нам на самом деле хотелось. И часто мы даже чувствуем, что делаем что-то не то, но ничего не можем с этим поделать.

Итак, под иррациональными страхами в настоящей работе мы будем понимать страхи, основанные на прошлом опыте, основанные на иллюзиях собственного одиночества («я боюсь остаться один»), оторванности от остальных («я никому не нужен»), на идее отсутствия любви окружающих («меня не будут любить)», на идее недостаточности («мне не хватит любви, времени, денег, работы, партнера, знаний, опыта...» и т.п.) и т.д.

Про такой страх мы говорим, что он как будто возникает сам по себе, что он застилает глаза, искажает действительность, представляет окружающее в совершенно ином свете.

Каждому из нас это знакомо. Эти страхи порождают все наши мучения и страдания, лишают нас разума и парализуют нашу волю. В итоге, мы чувствуем себя несчастными. Страх подавляет в нас любовь к жизни.

Я вижу большую важность в исследовании именно этой темы, так как считаю, что человек, как личность, не в силах будет эффективно двигаться в своем развитии, пока не разберется со своими внутренними страхами.

Кроме того, что страхи мешают эффективному развитию, они еще и доставляют много страданий и отнимают у нас наши силы и энергию. Повернуться лицом к собственным страхам - значит заглянуть в темные, мрачные тайники самого себя, чтобы высвободить заключенные в них потенциальные жизненные силы.

И цель разрабатываемых процессов будет направлена именно на то, чтобы дать возможность участникам группы исследовать свои страхи, познакомиться с ними по-ближе, заглянуть своим страхам в глаза.

При этом в фокусе внимания будет достижение каждым участником конкретной цели: в ходе предложенных процессов участники будут исследовать свой иррациональный страх, а именно, получат возможность разобраться с тем, что стоит за эмоцией страха, так что в итоге страх станет более понятным и у участников появится возможность увидеть скрытые в содержании страха смыслы и ресурсы. Хотя и не ставится прямой целью, но при этом не исключается возможность его (страха) трансформации.

В своей работе я опиралась на теоретические положения аналитической психологии К.Г.Юнга и теорию субличностей в рамках психосинтеза Р.Ассаджиоли. В качестве методическй основы я использовала методику работы с образами, а также общие принципы и методы групповой работы.


Часть I. Теоретическое обоснование основных идей работы.

1. Что такое страх

Согласно определению, страх – это эмоция, возникающая в случаях реальной или воображаемой угрозы существованию организма, его ценностям, идеалам и принципам, и направленная на источник опасности.

Можно переживать состояние страха в различных ситуациях, но все эти ситуации имеют одну общую черту: они ощущаются, воспринимаются человеком, как ситуации, в которых под угрозу поставлены его спокойствие и безопасность.

Еще со времен Фрейда, страх принято делить на реальный и невротический.

Реальный страх является для нас чем–то вполне рациональным и понятным: это реакция на восприятие внешней опасности. Как таковой этот страх является целесообразным и выполняет сигнальную функцию: опасность близко, приготовься к обороне или бегству.

Иными словами, страх – это нормальная защитная реакция организма на внешний угрожающий фактор.

Первый признак невротического страха – если в нормальной обстановке, когда жизни и здоровью ничто реально не угрожает, все-таки появляется тревога, беспокойство или страх, что что-то может случиться или произойти с нами или с нашими близкими людьми. То есть объективно ситуация жизни и здоровью не угрожает, но переживается как реальная угроза. Такие страхи мы будем называть иррациональными.

Чрезвычайная распространенность аффекта страха и склонность людей реагировать страхом во многих жизненных ситуациях отчасти объясняется психоанализом как присутствие в психике ядра чувства страха, имеющего отношение к ранним впечатлениям человека. Это, прежде всего, впечатления от акта рождения, при котором происходит такое массированное объединение неприятных впечатлений, которое становится прообразом воздействия смертельной опасности и с тех пор повторяется у нас как состояние страха. Психоанализ признает также весьма значительным то, что первое состояние страха возникло вследствие отделения от матери.

Существуют разные подходы к выделению тех или иных форм и уровней страха. Здесь мы не будем в это углубляться, так как для нашего исследования это не имеет принципиального значения. Остановимся лишь на условном разделении страхов на рациональные, когда есть реальная угроза жизни и здоровью индивида, и иррациональные, когда такой угрозы реально нет, но ситуация переживается индивидом как угрожающая его жизни или здоровью.

Вопрос часто возникает в отношении с ситуациями, несущими угрозу нашему благополучию, что очень часто воспринимается как угроза жизни и здоровью, например, потеря работы, имущества или кормильца и т.д. Эти, безусловно, очень тяжелые ситуации, тем не менее, сами по себе не несут угрозы жизни и здоровью. Однако часто человек в таких ситуациях испытывает страх, словно что-то угрожает его жизни. Такой страх мы также будем считать иррациональным.


2. Модель психики Юнга

К.Г.Юнг утверждал, что душа состоит из трех отдельных, но взаимодействующих структур: эго, личного бессознательного и коллективного бессознательного.

Эго является центром сферы сознания. Оно включает в себя все те мысли, чувства, воспоминания и ощущения, благодаря которым мы чувствуем свою целостность, постоянство и воспринимаем себя людьми. Эго служит основой нашего самосознания.

Личное бессознательное вмещает в себя конфликты и воспоминания, которые когда-то осознавались, но теперь подавлены и забыты. Мы говорим, что такие явления были вытеснены из нашего сознания в бессознательное. Кроме того, личное бессознательное содержит в себе скопления эмоционально заряженных мыслей, чувств и воспоминаний (Юнг называет это «комплексами»), вытесненных индивидом из его прошлого личного опыта или из родового, наследственного опыта. Однажды сформировавшись, комплекс начинает влиять на поведение человека и его мироощущение.

Коллективное бессознателное – это более глубокий слой в структуре личности. Оно представляет собой хранилище латентных следов памяти человечества и даже наших человекообразных предков. В нем отражены мысли и чувства, общие для всех человеческих существ, которые являются результатом нашего общего эмоционального прошлого.

Кроме того, Юнг считал, что коллективное бессознательное состоит из мощных первичных психических образов, так называемых архетипов. Архетипы – врожденные идеи или воспоминания, которые предрасполагают людей воспринимать переживать и реагировать на события определенным образом. В действительности, это не воспоминания или образы как таковые, а скорее, именно предрасполагающие факторы, под влиянием которых люди реализуют универсальные модели реагирования (через восприятие, мышление и действия) в ответ на какой-либо объект или событие – например, при неожиданном столкновении с родителями, любимым человеком, незнакомцем или со смертью. Это унаследованная возможность различать и переживать типичные или почти универсальные ситуации или модели поведения. Архетипы символически прявляются в религиях, мифах, волшебных сказках, сновидениях и фантазиях. Они имеют тенденцию группироваться вокруг основных или универсальных случаев в жизни, таких как рождение, брак, материнство, смерть, разлука.


3. Образы как средство работы со страхами

Страх воздействует на наше сознание, на наше эго или наше «личное Я», подчиняя себе наши мысли, чувства и ощущения. Будучи однажды сформированным под влянием тех или иных событий прошлого (как правило, негативно окрашенных), страх, в виде аффективно заряженных мыслей, чувств и даже телесных ощущений, влияет на наше поведение. Те ситуации, которые первоначально вызвали страх, могут буть давно позабыты, но страх, как живое существо, живет внутри нашей души.

Мы пытаемся противостоять страху при помощи нашего сознания, силы эго, но это не всегда нам удается. И причина этого заключается в том, что корни страха уходят в глубины бессознательного, личного или коллективного, что значительно затрудняет какие бы то ни было манипуляции со страхом через сознание.

В связи с этим таким эффективным является использование образов как средства для работы с подобными явлениями бессознательного.

В образах многое связано с мифом, а чтобы понять миф, человеку приходится использовать воображение: приходится временно отстранять важнейшую жизненную функцию – «мышление» и ее близкую родственицу «логику», ведь в воображении нет ничего логичного. И образы прямо-таки прорываются через контроль разума, который блокирует вход в чувства. Это не означает, что человек при этом теряет контроль. Он полностью сознает, что происходит и куда его ведет его воображение, хотя при этом и не ясно почему, и неизвестно какой будет результат. Психика контролирует действие и, если ей позволить и иногда немного помочь, будет направлять работу к целостности и интеграции.

Мы упоминали выше об архетипах. Архетипы остаются скрытыми, пока они не узнаны и не осознаны, и несут сильный заряд энергии, которому личности трудно сопротивляться. Архетипы пробуждают чувства, затемняют реалии и овладевают волей. Страхи вызывают похожие переживания. И часто мы можем заметить, что страхи, испытываемые разными людьми, похожи друг на друга. Можно даже попытаться выделить наиболее типичные страхи, которые так или иначе свойственны каждому из нас.

Очевидно, что страхи связаны с архетипами. Архетипы – это типичные модели реагирования на те или иные явления и ситуации. Страх – это форма, или окрас реагирования. Связь страхов и архетипов между собой не вызывает большого удивления, если мы вспомним, что корни страхов лежат в нашем бессознательном. И хоть архетипы – явления коллективного бессознательного, грань между ним и нашим личным бессознательными столь тонка, что очевидно, что коллективное бессознательное оказывает влияние на наше личное бессознательное.

Образы, как и символы, всегда берут начало из архетипов. Таким образом, работа со страхами, как с явлением бессознательного, может быть осуществлена с помощью образов, через воображение, то есть в обход барьеров сознания.

Терапевтическая работа с образами имеет много названий: направленное воображение, символдрама, активное воображение, визуализация. Это означает работу с образами, где воображению содействует терапевт, который побуждает, поощряет и развивает фантазию. Важно помнить, что клиент создает в своем воображении то, что в каком-то отношении для него значимо. И психика всегда будет стараться представить себя в фантазии при использовании образов. Образы ведут нас в царство такого богатства, где психике дана свобода исследовать, где ей не мешает сознательный разум, говорящий на языке рассудка и логики. Работая с образами, мы переходим на язык, который является общим для явлений бессознательного, а значит и для взаимодействия с нашими страхами.

Что же представляет собой работа с образами? С технической точки зрения в индивидуальной работе метод основан на том, что у находящегося в расслабленном состоянии на кушетке или удобно сидящего в кресле пациента психотерапевт может вызвать похожее на сновидения наяву представление образов. Здесь часто может быть задан некоторый неопределенный мотив представления. При этом представляющий образы человек часто может прийти к почти реальному переживанию, расширенному до трехмерного пространства, словно речь идет о действительно реальных структурах. Клиента просят сразу же сообщать сидящему рядом с ним психотерапевту о содержании появляющихся образов. Полное эмпатии сопровождение психотерапевта имеет особо важное значение в этом диалогическом методе. В содержании «сновидений наяву» можно увидеть символическое представление бессознательных или предсознательных конфликтов. Компромиссные образования между аффективно-инстинктивными импульсами и защитными процессами отражают как актуальные эмоциональные проблемы, так и генетические глубинные формы конфликтов, восходящие вплоть до самого раннего детства.

При этом человек, видящий образы, никогда не забывает, что это не реальные явления. В этом отношении описанный процесс противостоит ночным сновидениям или галлюцинациям у душевнобольных, где в целом отсутствует критическое отношение и человек считает, что речь идет о реальных событиях.


4. Теория Психосинтеза Р.Ассаджиоли как основа для конструирования процессов работы со страхами

Страх порождает мучения и страдания, лишает разума и парализуют волю, ведя нас к потере внутреннего равновесия. Р.Ассаджиоли заметил, что утрата внутреннего равновесия и другие душевные страдания возникают часто тогда, когда различные элементы психики разобщены или вступают в противоречие друг с другом. Когда же они объединяются во все большие и большие целостности, человек испытывает прилив сил, находит в своей жизни больше смысла.

Для человека процесс постепенной интеграции структур психики является естественным и необходимым, но зачастую он бывает заблокирован. Ассаджиоли приступил к разработке методов снятия подобных блоков. Разработанную систему методов и приемов для высвобождения процесса объединения психических структур он назвал психосинтезом, который может служить методом психического взаимодействия с рядом внутренних явлений нашей психики, включая страхи.

Одним из центральных понятий у Ассаджиоли является понятие "личное Я", которое является нашей сущностью. Его можно сравнить с водоворотом, вокруг которого, посредством притяжения располагаются различные части и черты личности. В области сознания наши чувства, ощущения, мысли постоянно меняются. Между тем "личное Я", как центр остается неизменным наблюдателем, осознающим себя и свое бытие. Многие люди пассивно плывут по поверхности "потока сознания", отождествляя себя с каждой последующей мыслью, чувством и ощущением. В этом случае они не различают "личное Я" и область сознания вокруг него.

Одним из очень подходящих для работы методов Р. Ассаджиоли считал метод деидентификации или разотождествления. Метод разрабатывался исходя из принципа: "Над нами властвует все то, с чем мы себя отождествляем". Иными словами, мы можем контролировать лишь то, с чем мы себя деидентифицируем (разотождествляем), то есть то, с чем мы себя не отождествляем.

Каждый раз, когда мы идентифицируем себя со слабостью, виной, страхом и другими эмоциями - мы ограничиваем себя. Мы говорим: "Я в унынии или "Я раздражен", и тогда очень легко нами может овладеть депрессия. Если при тех же обстоятельствах мы скажем примерно следующее: "Меня пытается поглотить волна уныния" - бдительное "Я" не потерпит вторжения этого состояния. Оно может критично и беспристрастно рассмотреть импульсы уныния, не будучи поглощенным ими. Часто даже этого бывает достаточно, чтобы выиграть битву с нежелательной эмоцией.

Когда разотождествление достигнуто, то при желании можно занимать позицию стороннего наблюдателя, которая позволяет яснее увидеть значение ситуации, ее причины и наилучшую линию поведения в ней. И этот подход очень актуален в работе со страхами.

Отсюда основной идеей, лежащей в основе разрабатываемых мною упражнений, является построение таких процессов, которые обеспечат разотождествление со страхом.

Кроме того, одним из специфических методов психосинтеза является метод работы с субличностями.

Различные ситуации, способы видения мира по-разному окрашивают наше восприятие и влияют на наш образ жизни. Для каждой ситуации мы, часто не осознавая того, вырабатываем соответствующий образ себя, систему поз и жестов, чувств и поступков, слов, привычек и мнений. Эта совокупность элементов в каждой конкретной ситуации образует нечто вроде личности в миниатюре. Р.Ассаджиоли называл такие паттерны субличностями. Субличности - это психологические образования, подобные живым существам, сосуществующим в общем пространстве нашей личности. Каждая субличность ведет собственный стиль жизни и имеет свои собственные движущие мотивы, зачастую отличные от стиля жизни и мотивов других субличностей. В каждом из нас толпа. Здесь могут быть бунтарь и мыслитель, совратитель и домохозяйка, организатор и добряк и т.д. Причем нередко они относятся друг к другу не самым лучшим образом.

Работа с субличностями - это процесс осознания, принятия и преобразования различных частей личности, посредством чего становится возможным реальное pacкрытие личностного потенциала. Любая проблема рассматривается как возможность внутреннего роста, а собственно работа с проблемой - как непосредственное участие в раскрытии нашего внутреннего потенциала. Такой подход существенно меняет восприятие собственного страдания и позволяет нам выработать к нему более позитивное отношение.

Субличности исполняют функцию инструментов самовыражения личности. Будучи энергетическими психодинамическими структурами, они ищут самовыражения во внешнем мире. Через самовыражение субличности выявляют наши внутренние роли, которые воздействуют друг на друга. Изменение и трансформация хотя бы одной субличности влияет на всю психику человека в целом.

Формирование субличностей происходит уже в первые месяцы жизни ребенка. Существует также мнение, основанное на эмпирическом опыте, что они вообще являются нашим психическим наследием, уходящим корнями к нашим родителям, их предкам и к более далеким поколениям. У годовалого ребенка эти психологические структуры уже существуют в оформленном состоянии. Они проявляются в виде типичного поведения и связаны с различными желаниями и потребностями. Со временем в зависимости от опыта и памяти субличности становятся более многомерными и сложными.

Субличности кристаллизуются путем повторения приобретенных реакций. Став сформировавшейся частью личности, субличности стремятся удовлетворить собственные потребности и реализовать желания, а т.к. разные субличности имеют разные желания часто они вступают в конфликт друг с другом. Тогда субличность старается силой реализовать свои конструктивные или деструктивные качества. Этот процесс обычно протекает бессознательно и coпровождается знакомым ощущением: "Я не хотел так делать и все-таки сделал снова!"

Для того, чтобы проявить себя субличности необходимы такие инструменты как тело, эмоции и мыслительные паттерны, причем каждая субличность, выходя на передний план в определенных обстоятельствах, имеет свойство выступать от имени всей личности. Человек слышит в себе мысли: "Я хочу...,. сделаю..., Я люблю..." и ошибочно думает, что он, как целостная личность действительно этого хочет, любит и т.д. В действительности им управляет лишь небольшая, получившая относительную автономию часть психики.

Когда мы выявляем субличность, у нас появляется возможность отстраниться от нее и наблюдать со стороны. Нередко разотождествление с той или иной субличностью сопровождается чувством просветления и освобождения. В некоторых случаях выявление субличности вызывает тревогу или страх. Однако какой бы ни была первоначальная эмоциональная реакция, осознание действительного положения вещей повышается и, следовательно, увеличивается степень свободы.

В субличностях мы видим "падшие проявления архетипов высших качеств". Нет плохих или xороших субличностей, все они выражают какие-то жизненно важные составляющие нашего существа, хотя поначалу эти составляющие могут представляться нам отрицательными. Субличности становятся вредными только когда контролируют нас. Тогда они навязывают нам свойственные себе стереотипы.

Конечная цель в работе с субличностями заключается в том, чтобы сильнее почувствовать себя как "Я", как центр личности. Задача состоит в том, чтобы стать их хозяином, постепенно содействуя согласованию интересов в рамках живого целого.

Субличности - это миры не связанные между собою, не знающие о существовании других. Но едва их соединяет осознание, как между ними начинают устанавливаться связи, они сливаются, объединяются, создавая новые образования. При этом освобождается большое количество энергии, которая может использоваться для дальнейшем работы.

Создавая процессы в работе со страхами, я использовала взгляд на страх (а точнее на то, что стоит за эмоцией страха) как на субличность, которая являясь психологическим образованием, подобным живому существу, существует в пространстве нашей личности и ведет собственный стиль жизни и имеет свои собственные движущие мотивы, которые вступают в конфликт с действительностью и нашими истинными мотивами.


5. Основные правила работы с группой

Для того, чтобы работа с группой была построена эффективно, необходимо учитывать ряд правил, которые определяют поведение ведущего и участников группы, а так же знать закономерности построения групповых процесов.

Прежде всего ведущий должен создать атмосферу доверия, необходимую для эффективного взаимодействия с группой, а аткже для эффективного протекания групповых процессов. Для этого ему необходимо проявлять уважение к личности участников, а также поддержку, признание и одобрение. На начальном этапе работы группы за создание доверительной атмосферы отвечает ведущий группы, и достижение этого является одний из основных задач, стоящих перед тренером в начале работы.

Ведущий должен эмоционально стимулировать участников группы, для этого ему необходимо самому выражать свои чувства, что будет способствовать раскрытию чувств участников. Это же касается раскрытия внутренних установок, намерений и мотивов.

Эффективность работы участников во многом зависит от того, насколько они осознают то, как они проявляются и какой опыт приобретают в процессе работы. Поэтому необходимо, что бы участники понимали основные концепции, на которых базируются те или иные процессы, а также могли увидеть суть тех упражнений, в которых они участвуют. Для этого важно давать необходимые пояснения по ходу работы, а также уделять внимание вопросам участников или инициировать обсуждение участниками того, как они понимают те или иные процессы, явления, или что они поняли из своего опыта участия в процессе, а также самому предлагать возможные интерпретиции. Здесь важным элементом такого понимания является четкость изложения необходимых инструкций во время самих упражнений.

Кроме того, ведущему в ходе работы с группой необходимо структурировать групповые процессы. Для этого необходимо знание и понимание групповых процессов, законы развития групвой динамики, умение управлять энергией группы.

Эффективность работы участников зависит также и от самих учатсников. И здесь, прежде всего, участники должны осознавать, какую личную цель они преследуют, работая в группе. Участники должны стремиться быть гибкими, то есть быть готовыми принять тот опыт, который не входил в первоначальные планы. Кроме того, участники должны активно участвоавть в тех процессах, которые будут предлагаться ведущим. Очень важно, чтобы участники группы проявляли внимательность к своим чувствам и переживаниям и осознавали, что их вызывает. Внимательное и уважительное отношение должно быть появлено как к себе так и к другим участникам группы. Важно, чтобы участники поддерживали атмосферу доверия и открытости внутри группы.

Для реализации этих важных аспектов, оказывающих заметное влияние на эффективность групповой работы, в начале работы группы участники принимают соответсвующие правила.

Конструирование процессов должно подчиняться требованиям цели, стоящей перед группой, что и определяет содержание и последовательность различных действий участников и ведущего. Процессы должны быть построены таким образом, чтобы обеспечить поступательное движение от простого к сложному, от общего к частному. Это позволяет глубже затронуть слои опыта участников, а также шаг за шагом ослабить внутреннее сопротивление участников, выванное действием защит и социальных ролей. В связи с этим очень важно, чтобы работа с рациональным содержанием непременно гармонично сочеталась с работой с чувствами участников.

Традиционно групповая работа состоит из нескольких этапов.

Первый этап предполагает знакомство участников с ведущим и между собой. Как уже указывалось выше, вводятся обязательные правила для участников. Кроме того, на этом этапе ведущий знакомит участников с тематикой предстоящей работы. Для того, чтобы разогреть участников и подготовить их для непосредственной работы в рамках заявленной темы, участникам, как правило, предлагается разминка.

Основная часть состоит из тематических упражнений. По своей структуре упражнения должны способствовать решению тех задач, которые стоят перед участниками.

Заключительная часть включает упражнения, которые должны помочь участникам осознать, как полученный ими опыт соотносится с их жизнью за пределами группы и что новое они могут интегрировать в свою жизнь сразу по окончании групповой работы.

Конкретное наполнение каждого этапа зависит от специфики самой группы, от специфики той темы, с которой работает группа, а также от формата тренинга.


Часть II. Групповая работа со страхами. Практическое исследование

1. Гипотеза

Итак, как указывалось выше, целью работы является исследование участниками группы своих страхов. В результате участники получат возможность разобраться с тем, что стоит за эмоцией страха, так что в итоге страх станет более понятным и у участников появится возможность увидеть скрытые в содержании страха смыслы и ресурсы.

Достижение заявленной цели возможно через пошаговое разотождествление с той субличностью, которая стоит за эмоцией страха. Разотождествление станет возможным благодаря серии упражнений, сочетающих индивидуальные и групповые процессы, осуществляемые участниками в группе. Помимо этого, благодаря предложенным процессам, возможна трансформация страха.

Для того чтобы провести исследование заявленной темы, мною были разработаны 3 программы (дизайна) групповой работы, которые были проведены на 3 разних группах численностью от 4 до 12 человек. Длительность работы группы рассчитана приблизительно на 3 часа. Этот временной фактор был определяющим при конструировании процессов в рамках заявленной темы и поставленных целей работы.

Ниже представлены сравнительный анализ и выводы по каждой группе и по работе в целом. После этого отдельно в приложении приведены разработанные дизайны тренингов для каждой группы.


2. Проведенная работа и анализ результатов, основные выводы

Упражнения (1)

и Выводы

по их конструированию (2) и по роли ведущего (3)

Вариации упражнений и особенности работы группы

Группа 1

Группа 2

Группа 3

Подготовительная работа

Снятие запроса

Снятие запроса, во-первых, помогает участнику подготовиться и осознанно подойти к выбору страха, с которым он будет работать и уже на предварительном уровне прояснить с чем и почему он будет работать, насколько осознанным является выбор именно этого страха, а не другого, а также насколько действительно он мотивирован на глубокую терапийную работу. Во-вторых, это помогает ведущему получить представление о том, с чем участники будут работать, какой у них настрой, а также помогает установить первичный контакт с участником.

Первая группа была моей экзаменационной группой, то есть группа была сформирована из участников, которые осознанно и намеренно не выбирали для себя работу со страхами, а оказались в группе «волею судьбы». С некоторыми из участников мне удалось коротко обсудить то, с чем они будут работать, и после окончания работы им было понятно, что страх был выбран верно.

Другие же участники оказались в ситуации, когда им пришлось выбрать страх без какой бы то ни было подготовки. И это также сказалось на результатах работы первой группы дополнительно к тем замечания по последующей работе этой группы, которые я укажу ниже. Поскольку мною не была проведена проверка того, насколько осознанно был выбран тот или иной страх, была высокая вероятность недостаточной мотивации для терапийной работы у участников, что также усиливалось сиуацией «вынужденного» участия в группе.

В работе со второй группой я провела предварительную беседу с теми участниками, которые заранее заявили о своем намерении работать со своими страхами. И это позволило мне достичь тех целей, которые я обозначила выше. С одним участником, который пришел в последний момент, мне не удалось предварительно побеседовать о его страхе. И далее при выполнении первого упражнения основной части (будет описано ниже), где участники делятся на круг с каким страхом они будут работать, мы еще раз уже глубже проработали вопрос о том, с каким страхом и почему именно с ним будет работать каждый участник.

Причем получилось так (в этот раз это произошло случайно, но этот вариант можно использовать осознанно), что именно тот участник, с которым предварительное снятие запроса было не полным, оказался последним, с кем я прорабатывала выбор страха на круг.

В работе с третьей группой мне также удалось провести предварительную беседу с теми участниками, которые заранее заявили о своем намерении работать со своими страхами. Однако на этот раз я ограничилась лишь общим обсуждением темы иррациональных страхов без предварительного обсуждения с участником того страха, с которым он прийдет работать.

В результате, когда уже в ходе групповой работы мы обсуждали с участниками что такое иррациональные страхи, выяснилось, что даже у тех участников, с которыми я предварительно беседовала на эту тему, нет общего понимания того, что же такое иррациональные страхи и чем они отличаются от рациональных. Я делаю вывод, что все-таки необходимо на стадии предварительного снятия запроса более предметно говорить с каждым участником о том, с каким именно страхом он будет работать и почему.

Вывод по конструированию:

Предварительное снятие запроса является важной частью работы с теми группами, которые сформированы не «добровольно», например, при проведении треннингов, где заказчиком являются не участники, а третье лицо (например, работодатель).

Это (см.выше) можно использовать осознанно для того, чтобы дать такому участнику время и возможность внимательно посмотреть на выбор своего страха, наблюдая за процессом, который я вела с другими участниками, прорабатывая их выбор.

При этом нужно учитывать, что если при организации тренинга не вводить условие обязательной предварительной регистрации участников, всегда остаются участники, с которыми не будет возможности провести предварительное собеседование. И в таком случае, необходимо быть готовым к тому, что у участников возникнут вопросы, на которые ведущий должен будет ответить. И на это должно быть отведено определенное время при конструировании тренинга.

Вывод о своей работе:

От меня здесь требуется: (1) четкость формулировок, (2) умение видеть что стоит за словами клиента, (3) честная обратная связь в тех случаях, когда клиент явно избегает браться за серьезные страхи, выбирая такие, которые ему особо не мешают.

С чем нужно работать: На этапе снятия запроса моя готовность давать честную обратную связь не всегда проявляется. За этим стоит страх потерять клиента, передавив на него. Требуется также дальнейшее развитие умения навыка видеть то, что стоит за словами (и действиями) клиента.

Вводная часть

Принятие правил

Принятие правил является необходимым элементом работы любой группы. Принятие правил призвано обеспечить безопасность тренингового пространства, а также обеспечить эффективность работы и взаимодействия участников.

Правила были приняты формально через оглашение в вводной инструкции (с учетом того, что аналогичные правила дейтсвуют в учебном процессе студентов института коучинга).

Я зачитала участникам правила. Участники с правилами согласились. Обсуждения не было.

Здесь я решила изменить такой подход и подготовила раздатки, в которых были напечатаны правила работы, и попросила участников их прочитать и задать вопросы, если таковые у них возникнут. В результате у участников возникли вопросы, на которые я ответила.

Вывод по конструированию:

Такое возможно лишь в тех случаях, когда идет цикл треннингов с обдной и той же группой и это второй и последующий тренинг цикла, когда правила приняты на первом тренинге. В других случаях, даже если участники хорошо знакомы с общепринятыми правилами проведения тренингов, тем не менее, необходимо начинать работу с группой с принятия правил.

Этот процесс выглядел, на мой взгляд, скучно, сухо и формально. Это также может быть вызвано тем, что участникам знакома эта процедура из формата тренингов, пройденных ранее.

На мой взгляд такая организация процесса принятия правил снижает формальность в подходе к правилам, участники становятся более внимательными к самим правилам.

Вывод о свой работе

Я не люблю формальностей и стараюсь их избегать. В консультативной работе (как в индивидуальной, так и в группе) ряд процедур, несмотря на их видимую формальность являются крайне важными. Они обеспечивают безопасность, ответсвенность и выполение договоренностей. Без этого никакая работа, предполагающая работу более чем одного человека, не будет эффективна.

С чем нужно работать: повышение осознанности и ответвенности прежде всего моей личной в отношении такого рода процедур.

Знакомство

Знакомство участников является необходимым процессом, благодаря которому у участников появляется возможность по-ближе узнать друг друга и ведущего. Это также создает доверительную и безопасную атмосферу в группе, снимает напряжение и страх, у участников появляется интерес друг к другу

При работе с первой группой эта часть была опущена, так как все участники были хорошо знакомы друг с другом.

Я попросила участников каждому по очереди назвать свое имя, рассказать чем он занимается и назвать 3 факта, о которых он хочет, чтобы знали другие участники. После того, как все участники рассказали о себе, я, как ведущая я также рассказала о себе. При этом я поняла, что должна тоже представиться как и все участники, только тогда, когда они представлялись. Заранее я не учла необходимость того, что мне также стоит рассказать о себе, и была не подготовлена.

Здесь я применила аналогичный подход как и во втрой группе с учетом сделанных ранее замечаний.

Вывод по конструированию:

Абсолютно логичо опустить этап знакомства в группе, в которой все участники хорошо знакомы. При этом нужно учитывать, что упражнение на знакомство часто играет еще и разогревающую роль, а иногда служит снятию напряжения в группе. Поэтому если указанные «побочные» аспекты необходимо обеспечить, то возможно необходимо вставить здесь какое-то упражнение, которое бы скорректировало энергию группы в необходимом ключе.

Ведущий в определенных процессах должен быть готовым раскрыть какую-то информацию о себе, свои чувства и ощущения, если это идет на благо процесса. В данном случае, если бы я не рассказала участникам о себе – это могло бы создать некоторый барьер в отношениях между ведущим и участниками. Это короткое упражнение позволило участникам по-ближе узнать друг друга, и немного снизило некоторое напряжение.

Также нужно отметить, что такой вариант знакомства оказался достаточен для тех имеющихся целей. Поскольку группы по своему составу не были большими, такое знакомство стало скушным или долгим. И, кроме того, в мои планы не входило растормашивать группу, поэтому это упражнение, достаточно сдержанное по своей форме, идеально подходило для такой работы.

Вывод о свой работе:

Мне непросто было выбрать те факты, о которых я должна была поделиться с участниками.

С чем нужно работать: За этим стоит страх раскрыться полностью и потерять статус «ведущего», «тренера» в глазах участников. В основе – (1) идея о том, что тренер и участники имеют неравные роли, (2) не до конца проработанная установка о том, что коуч/тренер – должен быть безупречен, не имеет права на человеческие слабости, (3) не полное принятие себя такой какая я есть (идея/иллюзия того, что существуют идеальные люди, и к этому уровню нужно стремиться) .

Ввод в тему

Введение в тему тренинга помимо информационной функции обеспечивает определение области и границы работы, формирование рамок ожиданий участников, а также информирует участников о направлении предстоящей работы и тем самым способствует снятию напряжения.

При работе с первой группой ввод в тему был достаточно поверхностным и формальным, и с учетом того, что группа была экзаменационная, я решила, что достаточно будет лишь короткого обозначения темы, и это было ошибочно. В итоге у участников не было возможности разобраться в сути и актуальности темы. Это могло негативно сказаться на выборе ими страха для работы, а также недостаточно актуализировало их мотивационный ресурс.

При работе со второй группой я учла ошибку, дорущеную с первой группой и уделила достаточно времени для того, что бы донести до участников необходимый материал и убедиться, что все говорят на одном языке: я рассказала участникам, что такое рациональные и иррациональные страхи. Затем я предложила участникам поделиться кто как понимает, что такое иррациональный страх, и записывала их высказывания на флип-чарт. После этого я суммировала то, что у нас получилось, что-то перефразировала, что-то добавляла. Это решение оказалось очень удачным. Участники достаточно активно включились в работу, это их разогрело; проговаривая те минусы, которые несет в себе иррациональный страх (а в основном говорили об этом), участники актуализировали свое осознание важности для них самих предстоящей работы и еще раз говорили (преджде всего себе), почему они готовы работать со своим страхом.

Здесь я применила аналогичный подход как и во второй группе. Как я указывала выше, в этой группе мне достаточно подробно пришлось объяснять участникам чем иррациональные страхи отличаются от рациональных. Больше всего вопросов задавала участница, которая долго не могла выбрать с каким из страхов ей лучше работать. То есть за ее вопросами, возможно, стояла имено внутренняя неуверенность по поводу выбора, а не непонимание темы (я сужу об этом по тому, что выбранный ею страх являлся «классически» иррациональным).

Отсюда я делаю вывод, что в подобных ситуациях, когда кто-то из участников задает и задает вопросы там, где обычно все все нормально понимают, нужно выяснить что стоит за таким проявлением участника.

В какой-то момент я остановила вопросы, предложив участникам двинуться дальше и ближе подойти к иррациональным страхам в ходе обсуждения конкретного страха, выбранного каждым участником для работы.

Вывод по конструированию:

Введие в тему работы является очень важным этапом любого тренинга и требует внимательного подхода (плюс смотри выводы по группам 2 и 3)

1. В подобных тренигах содержание и уровень глубины теоретической части должны отвечать логике и структуре тренинга в целом и охватывать лишь те аспекты, которые требуются для эфективной работы группы. Излишняя углубленность материала может вызвать лишние дискусии в группе.

2.Использование флип-чарта помогает представить материал еще и в визуальном виде (в дополнение к аудиальному получению информации). Данный процесс в таком его формате позволяет ведущему активно взимодействовать со всеми участниками, что служит укреплению рабочей связи между ведущим и участниками, а ткже обеспечивает единое понимание ключевых аспектов прорабатываемого материала.

Вывод о свой работе:

Здесь от меня требовалось следующее: (1) краткость и точность в изложении теоретического материала, умение четко объяснять и приводить примеры, (2) умение видеть, что стоит за действиями участника, (3) умение управлять групповым процессом (вовремя остановить обсуждение, уводящее группу в сторону).

С чем нужно работать: (1) развитие навыка четко и просто формулировать свои высказывания, (2) развтие навыка видеть, «что стоит «за»

Выбор страха для основной работы:

Шеринг «Страх, с которым я буду работать, это...»

Цель этого процесса - это проговаривание участниками цели их участия в тренинге, введение в основную работу путем рассказа о страхе другим участникам. Также процесс должен помочь дополнительно снять напряжение участников через возможность услышать от других участников, что у них тоже есть страхи. Также здесь предполагается первичная конкретизация страха и актуализация намерения работать с ним через проговаривание того, о чем страх и в чем он выражается, а также проговаривание причин по которым участник решил работать с этим страхом.

Я попросила каждого участника рассказать о том страхе, с которым он будет работать. Мое участие в этом процессе было мало активное, я позволяла участниками пропускать некоторые из вопросов, обозначенных мною в начале. В итоге процесс был достаточно формальным. В результате поскольку мною не была проведена проверка того, насколько осознанно был выбран тот или иной страх, была высокая вероятность недостаточной мотивации для терапийной работы у участников, что также усиливалось сиуацией «вынужденного» участия в группе.

Здесь я учла результаты первой группы и немного изменила формат этого процесса с тем, чтобы он был более эффективным и служил своего рода подготовкой к основной работе. Я выписала необходимые вопросы на флип-чарт. Это позволило мне лучше держать фокус на том, что проговаривают участники.

Мое участие было достаточно активным, в ходе проговаривания участниками того, с чем они будут работать, я задавала им уточняющие вопросы, возвращала им услышанное через переформулирование и суммирование, при необходимости я помогала участникам пойти на шаг глубже. Тем самым мне удалось обеспечить подготовку участников к основной части работы: участники обозначили с чем будут работать и проговорили свое намерение это сделать.

Вывод: такой подход обеспечивает дополнительное повышение мотивации участников, через проговаривание значимости предстоящей работы: участники еще раз осознавали те цены, которые им приходится платить и что изменится в их жизни, если они будут свободны от этого страха.

Здесь я применила аналогичный подход как и во второй группе, результаты были аналогичными, что подтверждает сделанные выводы по итогам этого процесса во второй группе.

Вывод по конструированию:

Задуманный формат работы (через шеринг) является удачным. Использование флипчарта помогает структурировать процесс более эффективно.

Вывод о свой работе:

Основной эффект этого упражнения зависит от умения ведущего индивидуально работать с каждым участником, при этом не выпуская из фокуса внимания всю группу, не теряя с ней контакт

С чем нужно работать: дальнейшее развитие умения держать в фокусе внимания сразу несколько объектов и процессов.

Основная часть

Главный результат, который должна была обеспечить основная часть – это разотождествление со страхом. Достижение этого планировалось мною через визуализацию образа страха и ряда последующих процессов, нацеленных на последующее закрепление разотождествления и исследование ресурсных возможностей страха. Эти процессы сильно отличались в каждой группе. Во всех группах начальное разотождествление, то есть оформление страха в некий образ, с которым можно потом работать, происходило с помощью использования метода направленной визуализации.

В качестве отправной точки я выбрала тему луга. Этот выбор был не случайным. Слово «луг» вызывает у многих людей образы детства, возвращения к природе, к чему-то простому и знакомому. Это возвращение к знакомой основе важно, чтобы дать чувство безопасности. Кроме того, визуализация луга является, как правило достаточно простым заданием для тех, кто впервые обращается к своему воображению. Визуализация луга также дает возможность расслабиться и погрузиться в те образы, которые будут нам так важны для последующей работы.

После того, как был создан образ луга, я предложила участникам представить, что они видят лес недалеко от того места, где они находятся. Лес традиционно является олицетворением бессознательного. Далее я попросила участников представить, что они видят в лесу свой страх, и попросила их хорошенько его разглядеть. На этом этапе передо мной стояла задача помочь участникам визуализировать образ страха, с тем, чтобы он был как можно более конкретным. Как правило и эта задача не вызывает особого труда у участников.

Конечно всегда нужно иметь в виду, что для некоторых людей в принципе может оказаться затруднена работа с образами, так как соответсвующая модальность может быть у таких людей менее развита. В таких случаях всегда важно, чтобы участники могли обратиться со своими сложностями к ведущему (этот аспект будет еще раз особо отмечен далее). И здесь можно предложить постараться максимально расслабиться, не переживать, если не появляется какой-то конкретный образ, и прислушиваться к воображаемым звуковым или телесным образам, которые возникают в ответ на предлагаемую инструкцию. В моей работе, к счастью, у участников не возникло трудностей с созданием образа.

Далее, как я уже отметила, разработанные процессы были разными в каждой группе (смотри дизайны работы для кадой группы).

Продолжение работы

При работе с первой группой я использовала упражнение «вхождение в образ», где я попросила участников представить, что они мысленно переносятся в образ страха. Затем я попросила их подключить тело, начать двигаться, произносить те звуки или слова, которые просятся, все больше и больше погружаясь в образ страха. Целью этого упражнения было дать участникам возможность ближе позакомиться со страхом, посмотреть на него изнутри и не только при помощи визаульного канала, но и подключить кинестетический и аудиальный.

Далее я попросила участников, оставаясь в образе страха подойти и познакомиться минимум к 4 другим участникам и рассказать им свою историю («знакомство»). И это было ошибкой включить этот элемент при конструировании процесса. Если до этого участники были в состоянии погружения, то эта часть выбила из процесса почти половину участников. Появился элемент игры, то есть энергия изменилась, и не в ту сторону.

После этого я поросила участников сесть «в пары» и по очереди поделиться тем, что с ними происходило на протяжении предыдущих процессов, начиная с визуализации. И это было в данном процессе преждевременно. Участники совсем недолго побыли «на глубине» в соприкосновении с образом страха, после чего их «выкинуло» назад «на поверхность». И работа в парах лишь усилила это.

Я учла указанные выше ошибки при работе над дизайном для второй группы, и после того, как участники сформировали визуальный образ страха, я предложила им следующую цепочку процессов.

Когда у участников сформировался образ страха, я предложила им нарисовать то, что они видели в процессе визуализации («рисунок»). Целью этого задания было выведение страха за пределы субъективного внутреннего пространства участника путем рисования его изображения на бумаге, а также раскрытие нового содержания страха. Как результат – первичный разрыв связи между участником и «идеей» страха.

Это было очень удачное решение. Во время рисования участники продолжали находиться в начатом в ходе визуализации процессе вхожденимя в работу с бессознательным, так как известно, что за рисование отвечает работа правого полушария, а значит язык рацио в это время выключен. Кроме того, рисунок в дальнейшем использовался участниками как символ образа страха.

Вначале я планировала дать участникам работу в парах, чтобы они могли поделиться друг с другом тем, что с ними происходило, но вовремя отказалась от этой идеи. В результате ничего не мешало участникам оставаться в состоянии погруженности. На мой взгляд рисунок был одним из самых верных решений.

Здесь я несколько изменила структуру данного процесса и предложила участникам следующее продолжение работы с образом страха – «восхождение на гору», целью которого было обеспечить участникам такой процесс, в котором будет возможность трансформации страха и раскрытие нового содержания страха и его места в жизни участника с помощью использования образной символики восхождения на гору для соединения "падшей" субличности с ее высшим источником, а также через подключение дополнительного ресурса через субличность Высшей Мудрости (см.дизайн).

Предложенные сюжеты разворачивались у всех по-разному, и тут было очень важно то, что даваемая мною инструкция оставляла простор для воображения и для возникновения «своих» вобразов и разворачивания «своих» сюжетов.

После этого я попросила участников нарисовать то, что они увидели. Рисовали участники, как правило, либо образы страха, либо образ Мудреца.

После этого я поросила участников сесть «в пары» и по очереди поделиться тем, что с ними происходило на протяжении предыдущих процессов, начиная с визуализации. В данном процессе это было адеккватно.

Многим участникам страх стал более понятен, открылся его новый смысл, одна участница четко вспомнила ситуацию из детства, когда ее страх был сформирован.

Ошибкой было то, что после этого процесса я не сделала перерыв, а сразу дала следующее упражнение. В итоге работа в следующем упражнении дял некоторых участников оказалась смазанной. (см. мои комментарии ниже)

Вывод по конструированию:

Работа со страхами, как любая терапийная работа требует достаточно глубокого погружения в чувства, для чего безусловно необходимо выделять достаточно времени на индивидуальные процессы участников.

Процессы, которые «выкидывают» участников на «поверхность» в терапийной работе малоэффективны.

Рисунок, на мой взгляд, является идеальным продолжением процесса визуализации, особенно в группе, где нет возможности индивидуального сопровождения терапевтом образов клиента. Рисунок также действует расслабляюще, включил творческие, выходящие за рамки привычного, способности участников.

Данный вариант визуализации является эффективным и дает много нового материала для дальнейшего осмысления. Более эффективным было бы, на мой взгляд, предложить участникам рисовать увиденное 2 раза – при первой визуализации страха и после окончания визуализации, тогда полученный материал будет более полно зафиксирован для дальнейшей проработки. Можно дополнительно дать отдельное задание по работе с рисунком – разбор деталей рисунка и т.д.

Крайне важным является условие, чтобы даваемая инструкция оставляла простор для воображения и для возникновения «своих» вобразов и разворачивания «своих» сюжетов.

При этом данный процесс является достаточно емким по содержанию и по процессу, и очень цельным сам по себе. Поэтому он должен быть обособлен от последующих глубинных процессов. Возможно, после него следует дать участникам дополнительно время для описания происходящего с ними на бумаге как некоего подведения итога, либо групповой шеринг, либо же перерыв.

Вывод о свой работе:

При работе с глубокими погружениями очень важно давать инструкции медленно, с достаточными паузами между инструкциями, давая такими паузами возможность развернуться внутренним процессам.

С чем нужно работать: Тема боли. Часто я сама сопротивляюсь идти на глубину, в боль. И это проявилось процессе коснтруирования тренинга, а также при подготовке к работе с группами. Я очень беспокоилась по поводу того, что у участников могут пойти «слишком» глубокие процессы, я боялась навредить, разобрать участников и оставить их в этом. Здесь важно проработать такой момент: качественое развитие, трансформация, и тем более терапийная проработка, всегда идет через боль. Боль часто возникает от того, что человек сопротивляется расстаться с иллюзиями, противится естесственным процессам, ведущим его к его истинной природе. Не надо бояться боли.

«Упражнение 3 точки»

(это упражнение несколько отличается в каждой группе, см.дизайны )

Целью этого упражнения было дать участникам возможность понять смысл и назначение страха через отождествление себя с его образом, попробовать раскрыть его новое содержание страха, а также лучше понять что движет участником, когда он находится в состоянии страха. Кроме того, участники должны посмотреть как меняется отношение к страху при смене позиции, а также при вступлении во взаимодествие со страхом. Также это упражнение позволяет исследование возможных ресурсов в исследуемых ситуациях, включая использование дополнительного ресурса через нахождение третьего (ресурсного) состояния или субличности.

В работе с первой группой я допустила несколько серьезных ошибок при проведении этого упражнения. Во-первых, темп, с которым инструкции следовали друг за другом, был слишком быстрым, и процессы участников не успевали развернуться, им не удавалось идти «на глубину»..

Во-вторых, инструкции были сформулированы таким образом, что участники не могли прочувствовать переход из одного образа в другой: они не успевали войти в один образ, как их уже просили перейти в другой. Здесь же нужно было вести этот процесс очень медленно: просить их, чтобы они очень медленно, осознавая каждый шаг, переходили из одного образа в другой.

Здесь я использовала в качестве третьего состояния субличность Наблюдателя. Идея хорошая, но, на мой взгляд, идея, использованная в третьей группе была более удачной, где предлагалось найти «третье состояние», как состояние, качественно отличное от состония того, кто боится и того кто пугает. Это дает возможность участнику самому подобрать подходящий ресурс, так как не у всех он может быть аналогом Наблюдателя.

Сразу вслед за рисунком я предложила участникам модифицированное упражнение «3 точки». И это было органичным продолжением работы, проделанной в предыдущем процессе. Погружение в образы было постепенным, медленным. Сначала образы актуализировались, исследовались внутренние процессы участников, когда они пребывали в этих образах. Лишь следующим этапом, постепенно вводилось взаимодействие между образами, с постепенным усилением этого взаимодействия.

Для обозначения места страха использовался рисунок, сделанный участниками на предыдущем упражнении. Это помогло участникам оринтироваться в процессе перехода из одного состояния в другое.

Я говорила очень медленно, поддерживая в участниках медленный темп движения.

Затем я попросила их войти в ту часть себя, которая олицетворяет в них любовь и мудрость, и прислушаться к себе. Я предложила им попробовать ответить на вопрос – о чем это все?

По поводу введения субличности Любви и Мудрости замечание аналогичное тому, что я сделала по первой группе.

После этого я предложила участникам записать то, что им было важно для себя пометить в своих тетрадях.

Результаты этого упражнения были отличные. Одна участница рассказала мне потом, что когда она постепенно переходила от одного образа к другому, она осознала, что когда она боится, ей около 5 лет, и ее первоначальный страх того, что она (взрослая женщина) не сможет создать семью, через это упражнение привел ее на осознание того, что в ней сидит страх того, что ее не принимает ее собственная родительская семья. Еще одна участница рассказала, что в ходе этого упражнения она поняла, что стоит ей «копнуть глубже», и страх становится маленьким и слабым, его «легко вывести на читую воду».

Здесь я дала упражнение, аналогичное тому, что дала во второй группе, за исключение того, что участники не могли воспользоваться рисунком для обозначения места страха, так как не у всех был нарисован именно страх (смотри мои комментарии по этой группе выше), а также я ввела вместо конкретной субличности (как это было в первых двух группах) дающее простор воображению и личностным особенностям участников «третье состояние».

Отсутствие рисунка несколько усложнило работу, участники, порой не могли определить, куда им передвигаться.

Введение «третьего состояния» было очень удачным. Во-первых, участники потом описывали его именно как ресурсное, похоже было, что им легко оперировать таким понятием как «состояние», они говорили, что могут его использовать.

В связи с тем, что не было какого-то структурного разрыва между предыдущим упражнением с восхождением на гору и этим упражнением, у одной участницы это упражнение получилось плохо, они не могла абстрагироваться от предыдущего упражнения. У другой же участницы это упражнение явилось очень органичным продолжением «восхождения на гору.

Отсюда я делаю вывод, что эти 2 упражнения лучше все-таки разделять. И тогда, если процессы будут подниматься однородные, то разделение этих процессов позволит участнику поэтапно их переводить в осознание. А если они будут разные, то они не будут наслаиваться и мешать друг другу.

Вывод по конструированию:

1. Очень важно конструировать процессы для глубинной работы таким образом, чтобы давать возможность разворачиваться внутренним процессам участников и чтобы они могли улавливать различия между разными состояниями: очень медленные переходы из одного состояния в другое и медленные, с большими интервалами инструкции ведущего.

2. Чем более простора дает воображению инструкция, тем более эффективной будет разворачивание внутренних процессов участников, включая название «персонажей».

3. Если следующие рядом упражнения емкие по своему содержанию и процессам, лучше их разделять выведением участников из глубины первого упражения.

4. Рисунок (или иное обозначение образа и его места в пространстве) помогает участникам при переходах из одного образа в другой.

5. Если процесс визуализации включает несколько самостоятельных этапов, имеет смысл давать рисунок после каждого самомтоятельного (по смыслу) этапа визуализации.

Вывод о свой работе:

Наученная прошлым опытом первой группы, в дальнейшем я давала участникам достаточно времени, чтобы побыть в разных образах и прочувствавать все, что будет с ними происходить. Я очень внимательно наблюдала за участниками в ходе этих процессов, и лишь когда по их внешним проявлениям было можно – я вела участников к следующему этапу процесса. И, конечно, я полагалась на свои внутренние ощущения, но будучи при этом очень внимательной и к происходящему и к себе.

С чем нужно работать: умение держать паузу, доверять ей.

Шеринг в парах/тройках

Целью этого упражнения является экологичное выведение участников из состояния погружения во внутренние процессы и осмысление полученного опыта (выведение полученного материала на более высокий уровень осознания)

Здесь я дала работу в тройках.

Сейчас мне понятно, что после таких процессов лучше сажать людей не в тройки, а все-таки в пары, так как в парах создается более камерная атмосфера, общение происходит один на один, что более органично подходит к выводу из глубоких процессов.

В этой группе я дала работу в парах, при этом я попросила того, кто слушает своим присутствием помочь тому, кто рассказывает максимально для себя раскрыться и возможно, он сможет что-то еще для себя понять в процессе своего рассказа.

Работа в парах в такой ситуации мне показалась более органично сочетающейся с предыдущим процессом, чем работа в тройках.

Здесь я также дала работу в парах.

Результаты и выводы те же, что и во второй группе.

Вывод по конструированию:

Из глубинных процессов лучше выводить через шеринг в парах, а не в тройках.

Основные вопросы для обсуждения лучше написать на флип-чарт.

Вывод о свой работе:

Пока участники работали в парах я наблюдала за ними и делал свои пометки по ходу работы. Также я следила за временем и за готовностью участников. Мое участие здесь было минимальным.

Заключительная часть

В качестве заключительного процесса я предложила участникам групповой шеринг, на котором я коротко напомнила участникам через какие процессы они прошли в ходе исследования своих страхов и попросила их поделиться своими результатами.

Рефлексия проделанной работы:

Групповой шеринг

Целью данного заключительного упражнения является:

1. Формирование у участников осознания происходящих процессов

2. Закрепление полученного результата пройденых процессов через проговаривание и осмысление полученного опыта

3. Привязка происходящих процессов и полученных результатов к «реальной» жизни

4. Формирование целостного восприятия всей работы

При работе с первой группой – этот процесс не был глубоким, а так как группа была большая, то я не решилась дорабатывать с каждым из участников их осознания.

Здесь я уделила время каждому участнику, помогая ему еще глубже проникнуть в его осознания и исследуя с ним то, какое отношение к его жизни имеют полученные им результаты. Этот процесс был очень гармоничным, я помогла участникам увидеть дополнительные аспектьы полученного материала. Отсюда я делаю вывод, что даже если группа большая, имеет смысл уделять какое-то время каждому участнику, индивидуально работая с ним на круг по осознанию полученного материала. При этом некоторых участников было правильнее оставить в тех вопросах и в тех процессах, в которых они продолжали находиться, что я и сделала.

При работе с третьей группой я использовала тот же подход что и в работе с предыдущей группой. Результаты и выводы те же.

Вывод по конструированию:

Групповой шеринг является важной формой заключительного этапа групповой работы.

Вывод о свой работе:

Важно найти возможность уделить индивидуальное внимание каждому участнику.

С чем нужно работать: дальнейшее развитие навыков индивидуальной работы, умения держать фокус на всей группе, умения удерживать контакт с группой, особенно, на заключительном этапе, когда группа уже устала.


3. Дополнительные выводы

  • Работа со страхами это терапевтическая работа с бессознательным с помощью образов, в ходе которой часто поднимается довольно болезненный материал. То, что происходит с участником – происходит в его внутреннем пространстве. И здесь от ведущего, поимимо наличия собственного опыта работы с образами и работы со страхами, требуется особенно чуткое и внимательное отношение к клиенту.
  • Так же как и в индивидуальной работе эффективность работы ведущего во многом зависит от уровня его собственной личностной проработки. Недостаточность такой проработки приводит к тому, что ведущий становится своего рода пределом для развития участников.
  • Работа со страхами возможна как в рамках индивидуальной, так и в рамках групповой работы. Когда речь идет о работе в группе, от ведущего требуется особенно повышеное внимание к каждому участнику, поскольку в таком формате у ведущего нет возможности индивидуального сопровождения процессов с каждым участником.
  • Групповая работа со страхами требует очень аккуратного конструирования всех процессов. Структура процессов должна отвечать той цели, которая стоит перед группой. И здесь необходимо наличие таких процессов, которые обеспечат погружение в бессознательное и работу с его содержаниями. И здесь очень важно, что бы тот темп, с которым задаются предлагаемые группе процессы был оптимальным для участников.
  • При конструировании тренинга важно разумное сочетание а также аккуратное конструирование процессов, предполагающих погружение участников в чувства и переживания (особенно при работе с бессознательным) с теми упражнениями, в которых предполагается перевод содержания на рациональный уровень
  • Работа со страхами в формате группы предполагает не только участие в общих групповых процессах, но и возможность поделиться с другими участниками своими переживаниями и теми процессами, которые участники могли наблюдать в своем внутреннем плане. Возможность услышать переживания других участников, равно как и обнаружение похожих моделей реагирования, успокаивает и расслабляет участников.
  • Важно оставлять достаточно времени и внимания для индивидуальных процессов участников, особенно когда речь идет о работе с бессознательным. Индивидуальные процессы протекают в группе иначе, чем когда клиент работает с терапевтом индивидуально. Здесь на участников оказывает большое влияние энергия группы, и важно уметь этой энергией управлять и знать закономерности ее развития.
  • Работа со страхами – важная часть в развитии любого человека. Она предполагает вывод на уровень осознанности тех процессов, которые прячутся глубоко в недрах нашего бессознательного.


Список используемой литературы

1. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. – СПб.: Питер, 2006.

2. Ассаджиоли Р. Психосинтез. – www.psylib.ukrweb.net

3. Стюарт В. Работа с образами и символами в психологическом консультировании. – М.: Независимая фирма «Класс», 2005.

4. Лёйнер Х. Кататимное переживание образов: Основная ступень; Введение в психотерапию с использованием техники сновидений наяву; Семинар. - М.: Эйдос, 1996.

5. Старшенбаум Г.В. Психотерапия в группе. – М.: Изд-во Института Психотерапии, 2005.

6. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. – М.: Независимая фирма «Класс», 2005.

7. Фопель К. Технология ведения тренинга. – М.: Генезис, 2007.

8. Учебные материалы Института Коучинга.