Институт Коучинга
Федюшин Эдуард
Христианская психотерапия и консультация
15 декабря 2014, 11:44
769
Содержание
Введение
Теоретическая и практическая часть работы
Заключение

Введение


Почему я выбрал эту тему и ее значение для меня.
Я выбрал учебу в этом институте, повинуясь смутному, но мощному влечению. Мне надо было разобраться с собой, с моим восприятием мира и с моим местом в нем.
Перед собой я ставил две задачи – разобраться с собой, моим отношением к Богу, степенью моего доверия к Нему, и - разобраться, можно ли мне помочь другим людям, пользуясь той методикой, которую дают в институте и моей верой Ему, Его исцеляющей и направляющей силе. Для меня это была бы полная перемена моей профессиональной деятельности, и более того - это было бы мои служением Ему, моей благодарностью за все, что он мне дал.
Я искал пути, как мне реализовать себя, весь свой потенциал. Пытался изучать богословие, думал, что этот путь для меня, как для человека с системным образом мысли, самый подходящий. Но чувствовал, что я удаляюсь от жизни, от людей, идя таким путем. Понимал, что с другой стороны, служение в церкви людям мне не по силам – я настолько не разобрался сам с собой, своим доверием к Богу, так нетверд и неуверен, что не смогу поддержать колеблющегося или нетвердого в вере. И когда пришел в институт коучинга - все стало на свои места, я наконец-то понял, каков должен быть мой путь - овладеть светскими методиками психологической помощи, коучинга для помощи людям - верующим и неверующим, начав, конечно с себя. Для меня это стало Его подсказкой, ответом на мои поиски.
У меня было две среды, почти никак между собой не пересекающихся – моя церковь в лице сообщества верующих людей, и общество психологов, коучей в лице моих преподавателей и коллег-студентов. К сожалению, не было передо мной ни одного примера в лице христианского психолога, психотерапевта, и многое мне пришлось открывать для себя самому. Наверно, и это не случайно, - в процессе подготовки и написания этого курсовика я неоднократно сталкивался с выводами, созвучными моим у других авторов, ощущая их как поддержку и ободрение, как подтверждение правильности выбранного курса.
Кроме того, я начал писать курсовик в надежде, что он поможет мне понять самого себя, мои тайные от самого себя страхи. Те, которые мешают мне воспринимать людей такими, какие они есть, не деля их на категории в зависимости от их веры или неверия, не бояться и не воспринимать в штыки людей, чьи религиозные убеждения и идеи противоположны или несовместимы с моими.
Я хотел понять – тем ли путем я пошел, и тот ли это путь, который указал мне Господь, мое ли это служение или это моя прихоть, мое собственное заблуждение.

Цель работы: 
Когда я начинал курсовую работу, я записал все свои цели в том порядке, как они приходили мне в голову. В этом не было системы, но зато я смог определить приоритетность своих проблем. Итак, по порядку:

Мои задачи:
  • Определить «совместимость» христианской веры и коучинга, психотерапии и практические формы применения этого в своей жизни и в жизни других людей. 
  • Определить место в жизни человека веры, психотерапии, коучинга. 
  • Определить разницу в работе с верующим и неверующим человеком – да и есть ли она? 
  • Определить свою систему ценностей и необходимость ее корректировки 
  • Определить или наметить свой стиль консультирования. 
  • Определить те препятствия, которые мне мешают на пути к консультациям. 

Теоретическая и практическая часть работ 


Обзор публикаций и литературы

В процессе прочтения книг и статей мною овладевали саамы разные чувства. В порядке проработки их я буду писать свои комментарии – что и как задело меня в этих публикациях, что дало мне возможность работы над собой.
Надо сказать, поначалу обзор литературы привел меня в замешательство. Авторов, пишущих на эту тему, в итоге оказалось великое множество, но найти их книги было нелегко, к тому же мнения их разделялись очень сильно.
В итоге для себя я определил: всех авторов можно было условно разделить на четыре лагеря:

1) Светские психологи, считающие веру и психотерапию несовместимыми.

Основные аргументы:
  • любая вера будет рассматривать методы психотерапии как средство для приведения клиента к своей религии, своей системе ценностей. 
  • религиозные рамки ограничивают применяемые методики и теории, не позволяя использовать весь наработанный инструментарий. 
  • вера или религия (очень часто у светских специалистов это синонимы) подчас не вскрывает проблемы, а загоняет их вглубь, запрещает, тем самым уродуя личность человека. 
  • вера – это для слабых, сокрушенных жизнью, требующих опоры на стороне, не внутри себя. А для сильных духом это не нужно, важно поверить в свои собственные силы, в Себя, а не в Бога, и тогда ты будешь благополучен сам и сможешь помогать другим. 

В числе таких авторов можно упомянуть следующих:

М.В. Розин, статья «Религия и психотерапия – возможен ли кентавр?»
Основные положения: практика психологической помощи началась тогда, когда люди в массе своей отошли от Церкви, как ее правопреемница. Некоторые методики психотерапия взяла от религий, в основном – от восточных. Сочетание психотерапии и религии не дает результатов - или получится просто новый метод консультаций, или новая религия. При этом разницы между христианской верой, восточными религиями и медитациями не делается - рассматривается как некий «набор религиозных методик и практик».
Описывается двухгодичная работа секции «Христианская антропология», возглавляемой с одной стороны – священником Русской Православной Церкви, с другой - профессором психологии. Деятельность секции была посвящена разработке особой духовной психологии, 'христиански-ориентированной'. Работой этой секции автор остался недоволен, замечая, что психологи, следуя логике высказанного на секции, должны заботиться о получении сана, в то время как священники ничего не хотят знать о психологии, они только поучали и проповедовали.
Отмечается «комплекс неполноценности», присущий современной психологии – 'недонауке' (в связи со сложностью объективной оценки) и 'недорелигии' (трудно самоопределиться в сфере, издавна занятой традиционными религиями)
В то же время психология имеет свой собственный базис, свою систему взглядов, определяющих развитие Западной Европы в течение последнего столетия. Она дала возможность человеку почувствовать ценность собственных желаний и переживаний, какими бы они ни были. Психология научила человека уважать собственные чувства и влечения, показав, что их отрицание или попытка борьбы с ними ведут к болезни. Наоборот, доверие к своим чувствам, принятие и следование за ними способствуют гармонии, самоактуализации и развитию. Психологи не призывают: возьмите ответственность на себя, но они показывают человеку, что если он успешен, то это связано с его активностью, если же он неудачник, то это определяется его особыми "сценариями", и если он несчастен, то причину этому можно искать только в нем самом, в его внутреннем мире, в особых психологических механизмах, и потому нет смысла кого-то винить или на кого-то надеяться – стоит обратиться к самому себе.
Как и религия, психология предложила человеку систему понятий, которые позволяют ориентироваться в жизни и принимать конкретные решения. Человек, впитавший психологическое мировоззрение, постоянно спрашивает себя: вижу ли я свои чувства и свои желания? принимаю ли я их и доверяю ли я им? нет ли во мне самоосуждения и самонеприятия, попыток бороться с собой? не завишу ли я в своих решениях от мнений других людей? не пытаюсь ли я удовлетворить чьи-то ожидания? ощущаю ли ответственность за то, что со мной происходит? не пытаюсь ли навязать свои образы другим людям? и т.д. Ответы на эти вопросы позволяют человеку принимать решения в каждой конкретной ситуации. Они дают ему компас и карту, позволяя плыть в океане жизни, ощущать внутреннюю гармонию, реализованность и ни о чем не жалеть перед смертью.
В религии есть понятие «грех», и человек подавляет свои естественные желания, чтобы не делать его, создавая для себя проблемы в будущем. Понятие 'грех' не существует в психологии, есть понятие 'чувство 'греха', и если оно мешает (а оно всегда мешает), то надо с ним поработать, чтобы оно прошло, и тогда человек будет чувствовать себя хорошо и гармонично.
И религия, и психология говорят о нецелостности, противоречивости натуры человека. Религия полностью одобряет одну сторону человека («Образ Божий», запечатленные в нем) и полностью подавляет, подчиняет то, что она называет 'плотским' Психология же утверждает, что нельзя что-нибудь подавить, оно просто приобретет уродливые формы. Кроме того, в человеке нет ничего дьявольского, просто надо принять в себе все свои стороны и интегрировать их в собственную личность. Соответственно разнятся и методы работы. Священник помогает Духу в человеке победить Плоть, что для психотерапевта – признак крайней некомпетентности.
Заканчивает свою статью автор так: религия открывает человеку путь к Богу, психология – путь к себе. Каждый сам выбирает, что ему нужно.

Николай Козлов, «Сказки о религии».

Автор, известный психолог, определяя место религии в жизни, строит портрет гипотетического Бога путем социологического опроса верующих – каков Бог? и собственным (почти) анализом текстов Библии.
Для него Бог гипотетический или неважный в его жизни: «…давайте исходить из того, что Он свои проблемы сможет решить и без нас»
Заметка в духе Козлова: Вот уж воистину: «И сотворил Человек бога по образу и подобию своему»…)
Определяя соотношения религии и психотерапии, он заявляет о своем уважении к религии «за ее высокий вклад в укрепление духовных устоев общества» Правда, тут же замечает '… за счет ущемления каких-нибудь свобод личности' Основной тезис – религия нужна обществу, но не нужна личности. Некоторым людям религия тоже полезна с точки зрения психотерапии - она снимает с них бремя самостоятельности, одиночества и недостатка любви. Кроме того, христианство (православие) считает уныние грехом, а истинно верующий 'живет с поющей душой', и если даже страдает от своей греховности, то страдания его - светлы
и это правда, подтверждаю со своей стороны
Однако религия распространяется лишь на определенные психологические типы, как психотерапия она не универсальна. Кроме того, она – альтернатива психотерапии, и не самая эффективная. В конце концов, религия должна быть не только православная (христианская), но и всякая другая - для каждого человека, как наиболее подходящий метод психотерапии именно для него. «Любая религия хороша, если она помогает человеку» Таким образом, религия в лучшем случае - это одно из возможных средств решения душевных проблем, не самое хорошее и не единственное.

Дальше идет критика:
  • верующих за их потребительское отношение к Богу; 
  • Библии: 
  • за ее безнравственное содержание; 
  • за ее непедагогичность; 
  • критика Ветхого Завета, 
  • Нового Завета; 
  • Иисуса Христа; 
  • Святого Стефана 
  • и т. п.
Основная идея этой критики, насколько я понял в том, что мораль и религия – инструменты общества для решения своих проблем с помощью индивидов, людей, с помощью навязывания им норм, ограничивающих их поведение. Поэтому для разумного человека важно отдавать себе в этом отчет, и когда надо - прибегать к религии и морали, когда она сковывает - отбрасывать ее или подбирать себе что-нибудь более подходящее.

Я благодарен этому автору за то постоянное чувство злости, которое я испытывал, пока читал эту его книгу. В некоторых местах моя злость была если не оправдана, то хотя бы имела основания – много поверхностных выводов, притянутых за уши сочетаний и просто плагиат. О возможных противоречиях и несуразностях в Библии, а также другом ее толковании пишут с момента ее написания, так как многих она задела за живое.
Можно ничего не выдумывать и не выдавать за свое, а просто почитать в других, более ранних книгах об этом. Тот же перевод с древнееврейского слова «ребро» (Адама) из которого Бог создал женщину, много раз обыгрывался в смысловом значении 'грань', т.е. одна из сторон Адама. Это вовсе не открытие Автора, а просто одно из толкований, давно известных тем, кого это интересовало.
Тем не менее, злясь на автора в процессе прочтения, я все время спрашивал себя – почему я злюсь? В основе каждой злости лежит страх, и значит, я жутко боюсь чего-то, когда читаю эту книгу Николая Козлова.
Ответ оказался прост – я боюсь за свою веру, боюсь, что сильный порыв ветра безверия (а Козлов очень страстен и убедителен. Хотя мне кажется, что слово «страсть» и 'страх' имеют много общего…) задует слабенький огонек моего доверия к Богу. Значит, огонек этот слаб для меня? На консультации, когда я вслух спросил так сам себя, я услышал от Александра: 'вера должна быть как сильное пламя, и тогда ветер не гасит его, а только раздувает'
Когда-то я был туристом, в походе раскладывал и раздувал костры. Принцип простой – надо дуть сначала несильно, закрывая слабенький огонек, а потом, когда пламя уже взялось - дуть в полную силу, огню это уже не страшно а только на пользу. Поэтому я взял книгу Николая Козлова, и тщательно, не торопясь («не поднимая сильного ветра») разобрал все его критические замечания, увязывая их с текстом Библии, на которые он опирается в своих рассуждениях, а также получая консультации и ответы на свои вопросы у специалистов.
Сейчас во мне по-прежнему есть злость на автора – я продолжаю работать с ней, но появилось еще одно чувство - чувство жалости оттого, что он сам для себя закрыл Библию, так что все ее значение и великолепие прошли мимо него, и надежда, что автора ждут еще открытия в жизни, ибо он горячий и увлеченный человек. «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч!» (Откр. 3.15) Лучше спорить с Богом, чем игнорировать Его.
В общем, благодаря книге Козлова я понял гораздо больше в Библии и в моем понимании ее, а главное – понял, что если от чьих-то рассуждений или идей у меня появляется злость - значит, моя позиция для меня самого неустойчива, неубедительна, и надо разобраться в самом себе - что мешает мне принять до конца свое собственное убеждение..

Мои выводы: светские (неверующие) психологи во многом правы, их взгляды интересны, а критика некоторых религиозных упрощенных взглядов – бесценна. Они как никто указывают на твои недостатки и страхи. В многом они правы - при взаимодействии верующего консультанта, психотерапевта с клиентом, возможно стремление консультанта привести клиента к Богу. Не столько прямым призывом, сколько обозначением своей жизненной позиции.
В одной статье писалось, что успешность консультаций не зависит от методики консультирования – среди них есть прямо противоположные, в зависимости от школ. Успех во многом определяет личность консультанта. А личность состоит в том числе и из убеждений, жизненных установок. Личность психотерапевта всегда оказывает влияние на клиента.
Сравним:
«Мы обитаем во Вселенной, безразличной к судьбе человека» Эрих Фромм.
И другое:
«Проигнорируйте библейские ценности - и вы будете испытывать внутреннюю дисгармонию, вы принесете в жертву глубокий внутренний покой» Гари Коллинз
Мне думается, убеждения авторов неизбежно скажутся и на методах, и на направленности психотерапии.
Кроме того, основа доверительных отношений – это открытость перед человеком, обратившимся к вам за помощью. И верующий консультант, психотерапевт не должен скрывать своих убеждений, чтобы быть честным.
И напоследок: разве пренебрегать вопросами христианского мировоззрения не означает основывать свою психологическую помощь на религии гуманистического натурализма?
Светские психологи логичны, но в своих рассуждениях упускают одно: они рассматривают взаимодействие консультанта и клиента так же, как и взаимодействие священника (верующего консультанта) и пришедшего к нему человека. В то время как ни один священник не скажет (и не думает) что это он лечит и помогает. В этом процессе участвуют трое, и Бог – определяющий участник. «Ибо где двое или трое собраны во имя Мое - там Я посреди них» (Матф. 18.20) Мне это известно из личного опыта, и я не могу это игнорировать. Его работа с тобой происходит и без всякого священника, без посредников - тоже в отличие от консультанта. В конце концов, кто создает условия в моей жизни, которые приводят меня к необходимости пойти к священнику или консультанту, кто заложил в меня чувство, которое говорит мне, что надо что-то делать, что в моем внутреннем мире непорядок?
Кроме того, они видят в религии только ограничения возможностей. В то время, как вера дает возможность отказаться от того, что ты считаешь ненужным, вредным для себя, и дает возможность отличать вредное от полезного. Апостол Павел писал: «Все мне позволительно, но не все мне полезно. Все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6:12) Иногда только вера в сочетании с методами психотерапии способна избавить человека от того, от чего он никак не может избавиться своей собственной силой воли. Для примера: в программе реабилитации и лечения от алкоголизма, разработанной обществом Анонимных Алкоголиков (АА) один из пунктов – это молитва Господу о помощи и упование на Него, так как практика показывает, что своих сил на это процесс не хватит.
Вера – это не смирительная рубашка, это возможность увидеть себя до потаенных глубин своей личности, таким, каким ты был создан.
Современная психология уже не отрицает взаимодействия духовного мира человека с чем-то Высшим, не зависящим от человека.
И еще. Путь познания себя лежит через путь познания Бога, Его природы и Его плана о тебе, это не разные дороги, а одна.

2) светские психологи, считающие религию (или веру, что для них одно и то же) неотъемлемой частью психологии человека.

В числе таких авторов можно упомянуть следующих:

Р.М. Грановская, «Психология веры»
В своей книге автор рассматривает все мировые религии, пользуясь каноническими и неканоническими текстами, а затем рассматривает место веры в структуре психики. Основные положения второй части, касающиеся психологии:

- Бог есть продукт самосознания человека, познание Бога есть неосознанное познание самого себя;
- религия позволяет обрести эмоционально-чувственную связь с миром, что для человека также необходимо;
- вера позволяет любой полученный опыт, в том числе негативный (страдания), представлять и переживать как положительный, оптимистичный;
- религия позволяет преодолевать страх смерти – самое мощное из чувств, а также дает человеку ответственность за свои поступки перед грядущим;
- религия предоставляет человеку целый набор обрядов и ритуалов для уменьшения тревоги, дает подпитку сил за счет единомышленников;
- религия позволяет человеку развиваться, приближая его в его представлению о Боге;
Общая мысль – наука является олицетворением осознанного развития, а религия - бессознательного развития. Религия развивается в ответ на развивающиеся потребности общества. Религия - наше определенное в рамах веры бессознательное, наш канал для получения интуитивной, нелогичной и неосознанной информации.

Вильям Джемс, «Многообразие религиозного опыта».

Автор изучает психологию религиозных деятелей прошлого по их письменным свидетельствам, книгам. Он ставит в один ряд душевные патологии, чрезмерную чувствительность и религиозность в один ряд, объясняя это их одинаковой природой и тем, что часто религиозность сочетается либо с эпилепсией, либо с психопатией. Его утверждение – неважно, какое у человека душевное состояние, важно, что при нем он становится более чувствительным к сигналам, которые возможны откуда-то.
Человеку свойственно чувство представления о том, что существует нечто, не воспринимаемое его органами чувств, но тем не менее, существующее. И это чувство нельзя просто отбросить, его надо учитывать. Наиболее ярко это чувство заметно у верующего человека, к какой бы религии он бы не принадлежал.
Религия заключает в себе следующие психологические черты: она придает жизни новую прелесть, которая принимает форму лирического очарования или стремления к суровости и героизму. И она порождает уверенность в спасении, душевный мир и вливает силы в чувство любви.
Мир нашего опыта состоит из двух частей – субъективного (личного) и объективного (научного). И нельзя пренебречь ни одной из них, даже если субъективный опыт складывается из религиозных переживаний.

Мои выводы: Труды этих авторов восхищают добросовестностью и научной педантичностью. Весь инструментарий объективной науки применен к таким достаточно неявным, неопределимым понятиям как вера, душа, Бог. Но мне они напомнили работу патологоанатома – они подробно и добросовестно рассматривают труп и объясняют, как он мог двигаться и дышать, если бы смог бы когда-нибудь жить. Они описывают религиозные переживания снаружи, не входя внутрь ни одной из религий, объясняя это необходимостью сохранения объективности. А вера - она живая, изменчивая и постоянная. И изучать ее можно только в живом виде, не препарированном, то есть - изнутри, будучи самому в вере. Что я и делаю.
Ведь это тоже точка зрения: человек решил, что Бога нет, и начинает добросовестно исследовать, как ведут себя люди, которые верят в то, чего нет. Возможен и другой путь: поверить, что он есть и видеть доказательства этого в своей жизни и во всем окружающем мире.

3) верующие авторы, считающие психотерапию ненужной для верующего человека.

На эту тему я не нашел отдельных трудов, приведу только цитаты:

«Подлинное христианство никак не сочетается с психологией»
Вильям Кирк Килпатрик, “Psychological Seduction: The Failure of Modern Psychology

«Бог и Слово Божье вот достаточное основание для душевного здоровья. Библия – это сосуд бесценного бальзама, способного исцелить все душевные болезни неорганического происхождения»
Мартин и Дейдра Бобган, The Psychological Way/The Spiritual Way

«Внимательно исследуя Слово Божье и изучая библейские принципы описания людей, которым ты помогаешь… можно узнать и испытать все необходимое, чтобы стать высококлассным и убежденным христианским душепопечителем без психологического образования»
Джей Адамс

Основная идея – никаких методик и техник работы с людьми для решения их духовных проблем не нужно - все это только способы уйти от единственно верного пути - пути к Богу.

Мои выводы: Мне очень трудно возражать этим людям., хотя я и не разделяю их точку зрения. Трудно, потому что я не считаю себя достаточно зрелым духовно по сравнению с ними. Возможно, здесь очень велико значение авторитета для меня, причем авторитета в той области, которая никак не может служить зоной критики для меня. Этот запрет – тоже предмет моего исследования, важный для меня самого.
Кроме того, я чувствую свое духовное родство с этими людьми, ведь я в первую очередь христианин, сорадующийся с ними открытой нам истине и от нее строящий свою жизнь, и уже во вторую – будущий консультант, коуч.
И все же – я пытаюсь разобраться в этом вопросе, так ли они правы. Я пережил исцеляющее действие веры, и это было настоящее чудо для меня. И я знаю, что во многом, если не во всем, мои братья по вере правы. И еще я верю, что Бог в ответ на мои просьбы и молитвы об указании мне моего служения людям как знак благодарности, любви к Нему указал мне этот путь - путь консультанта.

Поэтому мне ближе точка зрения авторов из следующей группы:

4) верующие психологи, считающие психотерапию полезным инструментом, данным нам свыше.

И.Влахос, «Православная психотерапия».

Основные мысли (применительно к теме курсовой работы):
  • дело Церкви – врачевание. Она стремится исцелить болезни, прежде всего душевные, которые мучают людей. 
  • слова апостола Павла «непослушанием одного человека (Адама) сделались многие грешными» (Рим. 5:19) отцы толкуют не в юридическом, но… в медицинском смысле. Имеется в виду, что человеческое естество заболело. 
  • для исцеления души необходимо ощущение болезни. Мы уподобляемся фарисеям, которые во времена пришествия Господня не ощущали нужды во враче. В таком случае внутренняя жизнь не в состоянии получить развития. 
  • Одного только ощущения немощи недостаточно. Требуется и врач-целитель, и этим врачом является священник, духовный отец, который прежде сам исцелился, или по крайней мере, старается исцелиться от своих собственных немощей («Врач! Исцели самого себя» Лк., 4:23), а теперь лечит и своих духовных чад. 
  • многие современные христиане считают священников за магов, совершающих магические обряды. Однако мы знаем, что благодать Божия передается не магическим и не механическим, но мистическим путем. 
  • методы духовного исцеления: подвижничество, пост, бдение и молитва. 

Гари Коллинз, «Пособие по христианскому душепопечению».

Это одна из самых подходящих для темы моего курсовика книг. Это практически учебник по христианской психотерапии. Книга предназначена в первую очередь для пасторов церквей, как помощник в их повседневной деятельности. 

Основные мысли о соотношении психотерапии христианства:
  • некоторые капелланы высказывают мысль о том, что не бывает никакой христианской психотерапии, как не бывает христианской хирургии или христианской автомеханики, кулинарии. Это отчасти верно, ведь христианские душепопечители используют множество методик, разработанных и употребляемых людьми неверующими.
  • христианские душепопечители используют многие методики, что и светские психотерапевты. Однако у христианского душепопечения есть отличия: 
  • несмотря на разночтения в богословии, большинство христианских психотерапевтов имеют (или должны иметь) одинаковое понимание существенных свойств Бога, природы человека, авторитета Писания, реальности греха , прощения Бога. 
  • как и светские психотерапевты, христиане помогают своим подопечным изменить свое поведение, отношение, ценности и мировоззрение, поддерживают их и способствуют росту осведомленности и самоактуализации. Однако христиане не останавливаются на этом. Они стараются стимулировать процесс духовного развития человека, приводящий его к Богу. 
  • христиане по сравнению со светскими психотерапевтами не могут использовать некоторые из методик: они не используют такие подходы, которые считают безнравственными, например – подталкивание к внебрачному или добрачному половому общению, следование ценностям, не соответствующим Священному Писанию. 
  • есть подходы и методы чисто христианские: молитва во время сессии душепопечения, чтение Священного Писания. 
  • главное в душепопечении – это личность душепопечителя. Вся подлинная христианская продуктивная помощь, которая оказывается христианином, совершается под влиянием Святого Духа. Высший образец для христианина - Иисус Христос. 
  • Церковь – это сообщество, проповедующее веру и одновременно - терапевтическое сообщество. 
  • нигде не говорится, что Библия – это руководство по душепопечению. В сфере медицины, образования и других «человекоцентрированных» сферах Бог даровал нам возможность с помощью науки познать многое о своем творении - человеке. Этот же дар можно принять и от науки психологии. Это молодая наука - ей чуть больше ста лет, но она уже успела накопить немалый опыт и разработать методики. 
  • всякая истина исходит от Бога, в том числе истина о людях. Он явил эту истину через Библию, записанное Слово Божье, но Он также позволил нам постигать истину опытным путем. 
  • всякое открытие должно соответствовать библейским критериям и проходить проверку истиной, явленной в Библии. 
  • как разобраться в существующих методиках, теориях и терминах? Надлежит найти образец – человека или людей, преданных последователей Иисуса Христа, знакомых с литературой по психологии, обученных делу душепопечения и научно-исследовательским методами и доказавших свою дееспособность в роли душепопечителя. 
  • данное Пособие подготовлено именно такими людьми. Это не «поваренная книга» с готовыми рецептами, но она дает определенную меру понимания. 

Кроме этих авторов, можно упомянуть следующих:

Э.Эвальдс, «Душепопечительство и терапия»,
В. Х Манёров «Самореализация личности: взгляд с позиции христианской психологии»
Т.Ф. Ноэль-Цигульская «Наилучшая психотерапия» и многие другие труды этого автора, а также ее переводы.
Я не имею возможности, да и желания, пересказывать своими словами содержание их трудов. Потому что своей цели я достиг. Как ни странно, книги попадались мне именно в том порядке, как я описал – от отрицания до подтверждения возможности и полезности применения методов психотерапии и консультации в христианстве.

Заключение


Результат парадоксальный: теперь у меня желание полностью переписать курсовик. Объяснение простое – я начал писать наукообразный обзор литературы на заданную тему, стая задачу для себя разобраться - может ли сочетаться психотерапия и христианская вера. Мне не нужен был научный трактат - мне нужно было понять, определить для себя - возможно ли это и могу ли я заниматься этим, в правильном направлении я иду или нет. А получилось, что в процессе чтения, отслеживания в себе чувств, вызываемых этими книгами, а также работой с ними, изменился я сам. Я обнаружил в себе массу страхов, предубеждений и недоверия. И почему-то это меня радует. Как будто снова приоткрылись мои оболочки, и я увидел на миг, что я - не они, я - не то, что я чувствую в этой ситуации, у меня может быть свое мнение.

Список того, что я в себе обнаружил:
  • неприятие не только точки зрения, отличной от моей, но и неприятие того, кто ее высказывает. Человек перестает быть для меня человеком, если в своих высказываниях он нападает на то, что мне дорого, важно. Как будто рыцарь на том конце поля захлопнул забрало, и не стало видно лица – только вражеский герб на доспехах. Дальше начинается обезличивание, обобщение - он принадлежит к этому лагерю, носитель такой-то разрушительной идеи… «не в тебя я стреляю, а во вредное нашему делу донесение», как говорил Бумбараш. Вот с эти самым Бумбарашем и буду работать. 
  • недоверие, постоянное не-доверие. На самом деле я, оказывается, не доверяю никому, никого не пускаю до конца в свой внутренний мир, отчего концы у проблем на консультациях так и не становятся видны. Я не совсем доверяю куратору, не всегда – консультанту, с осторожностью и опаской отношусь к методикам, которые нам дают. Я не доверяю Богу, в которого верю. Парадоксально звучит. А выглядит следующим образом: я верю, но в ответственных случаях - лучше я сам, так вернее… Вот такая вера, доверие. Умом я это понимаю, но дальше, в свойство натуры это еще не перешло. Или не совсем перешло. 
  • А вот другая форма недоверия – недоверие к куратору, например, объясняется просто: высокомерие. Снова этот дракон, с которым мы поигрались на тренинге «Семь драконов» Он был для меня тогда не самый главный, но был. А теперь – встал передо мной и заявляет о себе все больше. 

Дело в том, что в процессе обучения в институте я постепенно стал освобождаться от своих заморочек, понял, что в людях я вижу в основном не их, а мои представления о них, маски, которые сам же и одеваю на них. И осознав это, стал лучше видеть окружающих. Обнаружил и в них такие же или другие механизмы. Появилась возможность манипуляции, пока слабенькая, но многообещающая. И появилась мысль – я могу то, что они не могут. Она легла на благодатную почву - я всегда знал, что я начитанный, эрудированный и опытный. И я понимаю, что это для меня следующая проблема, с которой надо работать. Работать, как с драконом, хитрым и изворотливым - я ведь собираюсь действовать людям во благо, для их же пользы, и мне иногда виднее, что им нужно…

Когда читал книги, написанные практикующими психотерапевтами-христианами, нашел там описание тенденций, которые в полной мере отношу к себе:

- невротическая религия. Ее характерные черты: человек отгораживается религией, как барьером. Религия становится способом обрести чувство уверенности, опирается не на силу человека, а на его слабости. И наконец, религия делает человека невротиком, если только ограничивает его и обедняет его жизнь, лишая ее полноты.

Второй результат – я получил не только знание, но и убеждение, что христианская психотерапия возможна и для меня это направление приоритетно.

Третий – теперь курсовик я написал бы по-другому. Я прочитал бы работы практикующих психологов-христиан, их методики работы, их теории и практическое применение и попытался опробовать их на практике. Я не мог с самого начала написать такую курсовую работу - для меня сам вопрос о возможности такого консультирования был не решен.