Институт Коучинга
Институт Коучинга
Перенос и контрперенос
3 марта 2015, 13:15
3367
Термин «перенос» (transference) возникает в психоаналитической практике, но потом распространяется на любое взаимодействие терапевта, консультанта с клиентом.

Но не сам аналитический процесс создает перенос, он только обнаруживает это явление. В любой взаимосвязи между людьми существует явление сознательного или бессознательного вовлечение своего прежнего эмоционального опыта, опыта взаимодействия с другими, особенно значимыми людьми (родителями, братьями-сестрами), воспроизведение образцов (паттернов) из этого опыта.
 
И вот наш насупленный начальник уже вызывает у нас реакцию стресса, мы ожидаем от него повышенного тона, даже если знаем, что для его стиля управления это не свойственно. Но ведь наш папа когда-то именно так реагировал на наши мелкие провинности и шалости. Произошел перенос. Если он будет активизировать вашу работу, не вызывая стресса ни у вас, ни у начальника – замечательно. Но если это мешает вашему конструктивному сотрудничеству, тогда стоит задуматься, вы общаетесь с реальным человеком-начальником, с его специфичным характером, или с новым обличием своего отца (мамы, сестры, супруга).

Что особенного происходит в консультационном процессе и какие опасности таит в себе?

Терапевт внимательно относится к клиенту, он слушает его, проявляет понимание и эмпатию. Без специального осознания такой ситуации клиенту может показаться, что терапевт один из самых значимых, внимательных к его внутреннему миру людей. В любом случае взаимодействие консультанта и терапевта не может избежать личностного характера, личной эмоциональной вовлеченности. И вот достаточно спокойное молчание терапевта воспринимается клиентом как злобность, недовольство им, как построение тайных планов или депрессивность. И клиент начинает вести себя так, как научился вести себя с мамой в депрессивном состоянии или сердитым отцом. Такой перенос дает мудрому консультанту выход на чуть ли не самую значимую информацию о детском опыте клиента. Анализ переноса  один из основных технических приемов в современном психоанализе.

Но терапевт тоже вовлечен в эту эмоциональную игру. если клиент играет роль непослушного ребенка или дочки-красавицы, а в опыте терапевта есть блок переживаний именно такого характера, то он будет подыгрывать, соответственно реагировать на клиента своим контрпереносом.

Контрперенос  наблюдение и осознание аналитиком собственной бессознательной эмоциональной реакции при общении с тем или иным пациентом. Терапевт не может избавиться от своего травматического опыта, но может отслеживать его влияние на процесс консультирования. 

Контрперенос существует не только в терапии, консультировании, но и в педагогическом процессе. Ведь любимчиков учитель выбирает иногда бессознательно.

Для полноценной психологической помощи обязательной является супервизия, т.е. помощь коллеги-терапевта в анализе происходящих на сеансе процессов. 

Задача: тонко отслеживать эмоциональные оттенки нашей реакции  различать идентификацию с пациентом и эмпатию к нему, осознавать, что именно мы переносим на пациента, и что он на нас. Важно не лечить своего ребенка, свою маму, мужа, отслеживать границы взаимодействия. При контакте с пациентом терапевт лишь активизирует его поиски решений своих проблем, но никак не ищет в лице клиента подтверждение своей силы, красоты, мужественности.

Таким образом, если принять понимание термина «роль» как способ взаимодействия, задачи, которые выполняются и нормы поведения, то тогда процессы консультативного диалога могут выглядеть таким образом:

Ситуация терапевти-рования

Роль клиента

Роль терапевта

Адекватная (оптимальная)

«Клиент»  осознание реальных возможностей и задач терапевта, готовность самостоятельно принимать решения по отношению к своим затруднениям и нести за них ответственность. Отношение к терапевту  ровная симпатия, спокойная настроенность на плодотворное сотрудничество.

«Терапевт»  проявляет необходимые навыки эмпатии к клиенту и к его ситуации, подбирает оптимальные технологии для достижения желаемого для клиента результата.

Перенос

Клиент принимает специфичную для своего прошлого роль и способ взаимодействия, соответствующий ей. Отношение к терапевту как к очень значимой персоне, чрезвычайно эмоционально насыщенное (может быть и отрицательно и положительно) .

«Терапевт» старается сохранить относительную эмоциональную нейтральность. Задача  анализ источника переноса, значимого опыта клиента, проявившегося здесь, релизеров, поводов для активизации того или иного стиля поведения, отношения.

Контрперенос

«Клиент» настроен адекватно к терапевтической или педагогической ситуации.

У терапевта неосознаваемо актуализирована та или иная привычная в быту или значимая для личностного опыта роль. Он эмоционально «переполнен», придает взаимодействию именно с этим клиентом чрезвычайное значение, в связи с этим в его повседневной жизни происходят определенные изменения, проявляются застарелые, вытесненные конфликты.

Перенос - контрперенос

Не зависимо от инициатора (клиента или терапевта), но в ответ на контрперенос клиент, точно так же в ответ на перенос терапевт актуализирует соответствующую, дополнительную (комплементарную как родитель-дитя, жертва-палач, роли, которые не могут осуществиться друг без друга) роль в своем личном опыте. Отношение к терапевту эмоциональное, как к значимому человеку в реальной повседневной жизни. Взаимодействие выходит за рамки обычной консультации. В таком случае для профессионального выхода из ситуации необходимый трезвый анализ происходящего, желательно с помощью супервизора.

Татьяна Андреева

Что такое перенос?

Перенос, или трансференция,  разновидность психологической защиты, при котором в человеке, с которым мы взаимодействуем, мы видим значимую для нас фигуру, чаще всего из нашего детства, обычно родительскую фигуру.

Перенос в человеческих взаимоотношениях

Вообще любые взаимоотношения являются смесью разных пропорций отношения к реальному объекту отношения и отношения-переноса. Перенос часто является причиной «ошибок» во взаимоотношениях. Находясь в состоянии переноса, мы обращаемся к человеку не как к нему самому, а как к какому-то другому человеку, и впоследствии испытываем дискомфорт от того, что реакция этого человека противоречит нашим ожиданиям.

Перенос в консультировании

Перенос является чрезвычайно важным явлением в процессе взаимодействия «консультант-клиент». Обычным здесь является перенос, который происходит у клиента в отношении консультанта, то есть клиент видит в консультанте значимую для себя родительскую фигуру. Явление переноса в психотерапии используется как мощный инструмент в работе, так как позволяет помочь клиенту осознать то, какими были значимые для него детские отношения с родительскими фигурами. Поэтому интерпретация переноса в психодинамической психотерапии – особая тема искусства психотерапевта-психоаналитика.

Контрперенос

Обратной стороной в процессе консультирования является так называемый противоперенос, или контрперенос. Это перенос, который консультант направляет на клиента. Нередко, в процессе оказания помощи консультант проявляет те или иные отношения или действия, которые на самом деле продолжают его взаимоотношения с другими значимыми людьми.

Опасности контрпереноса

Чрезвычайно важно, чтобы консультант, будь то профессионал или доброволец, осознавал явления контрпереноса. Если они обнаруживаются, необходимо остановиться и задуматься о причинах происходящего. В противном случае консультант начинает использовать клиента и ситуацию работы с ним для решения своих личных проблем.

Контрперенос как инструмент

Если противоперенос осознается консультантом, он может использоваться как инструмент для более эффективной работы. Например, испытывая ту или иную реакцию на слова или действия клиента, консультант может сказать: «Когда вы делаете это, я чувствую, что это вызывает у меня ощущение, как будто мой отец (сын, брат.) ...... Что Вы об этом думаете?» 

Д. Пайнз

Психоаналитический диалог: перенос и контрперенос

В настоящее время специалисты по психоанализу придают большое значение наблюдению, пониманию и интерпретации переноса и контрпереноса как в своей клинической практике, так и в обучении. За этим стоит прежде всего тщательное наблюдение эмоциональной стороны взаимоотношений двух людей, вовлеченных в психоанализ,  аналитика и пациента. Они вступают друг с другом в достаточно интенсивные взаимоотношения, в которые привносят свой жизненный опыт, свои осознаваемые и неосознаваемые чувства, мечты и желания, а также обстоятельства сегодняшней жизни, текущей за пределами аналитического пространства. Необходимо отметить, что все сказанное выше справедливо для любых двух людей, вступающих в тесный и регулярный контакт. Однако особенная структура психоанализа, условия, налагаемые на аналитика в целях продвижения терапевтической работы с проблемами пациента, превращают аналитическое взаимодействие в совершенно особенный процесс. Аналитик приглашает пациента вступить в достаточно близкие и доверительные взаимоотношения с ним и в то же время строго исключает возможность физического контакта и физического общения с пациентом. Он побуждает пациента раскрыться, но сам, насколько это возможно, скрывает свои чувства, способствуя проявлению чувств пациента, связанных с наиболее значимыми фигурами в его прошлом и настоящем, которые он проецирует на аналитика. Эти чувства переживаются как реально существующие во время переноса.

З. Фрейд отмечает, что аналитический процесс не создает перенос , а обнаруживает его. Таким образом, в нашей повседневной работе как аналитик, так и пациент сталкиваются с проявлением самых сильных человеческих чувств. Нелегкие компромиссы, на которые каждый человек должен идти ради примирения своих и чужих интересов, приходится находить снова и снова. Здоровое стремление каждого ребенка стать самостоятельной личностью, достичь достаточной сексуальной свободы, которую несет физическая и психическая зрелость, наталкивается на сопротивление мощных регрессивных сил, не позволяющих отделить себя от первоначальных объектов и чувства ненависти к ним, реальное или воображаемое. Мы признаем, что конфликты детского и подросткового возраста, живущие во взрослом человеке, могут заново напомнить о себе и проявиться как у аналитика, так и у пациента, потому что теперь мы рассматриваем психоанализ как двусторонний процесс, в который вовлечены два участника, хотя З. Фрейд не подходил к анализу с этой стороны. Аналитик и пациент вместе принимают участие в процессе, способствующем росту и развитию человека. 
 
Обсуждаемая тема возникла из клинической практики психоанализа. Если рассматривать психоанализ как взаимосвязь между двумя людьми, то очень сложно дать точное определение переносу и контрпереносу, так как каждый аналитик и каждый пациент переживают их по-своему. 

Обратимся к истокам. В своей «Автобиографии» З. Фрейд писал: «Перенос  это универсальное явление человеческой психики, которое оказывает влияние на взаимоотношения человека с его окружением» . Еще в 1895 г. З. Фрейд упоминал о переносе, который он рассматривал как источник сопротивления аналитическому процессу. А в 1909 г. он отмечал: «Перенос возникает спонтанно во всех человеческих взаимоотношениях, и то же самое происходит между пациентом и психоаналитиком».

В то время З. Фрейд определял перенос как реакции пациента на личность аналитика и осознание аналитиком этих реакций в свой адрес. С накоплением клинического опыта многие аналитики стали рассматривать перенос как наиболее значимое средство понимания психической реальности пациента, в отличие от первоначального понимания его З. Фрейдом как сопротивления. Позднее психоаналитиками были предложены более подробные определения переноса. Р. Гринсон писал: «Перенос есть переживание в настоящем чувств, влечений, отношений, фантазий и стремлений защищаться по отношению к человеку, к которому все эти чувства не могут относиться, ибо они суть повторение, смешение реакций, возникших из отношения к лицам, игравшим важную роль в жизни человека в период его раннего детства» ([2]; цит. по: Сандлер Д., Дэр К., Холдер А. Пациент и психоаналитик. Воронеж, 1993. С. 43-44). Он подчеркивал, что для того, чтобы реакция могла считаться переносом, она должна быть повторением прошлого и не иметь отношения к настоящему.

У. Хоффер, известный практикующий аналитик Британского психоаналитического общества, писал в 1956 г., что определение переноса подчеркивает влияние детства на всю жизнь человека в целом. Об этом говорят и результаты научных наблюдений, согласно которым люди, строя свои отношения с реальными или воображаемыми, положительными или отрицательными (а может быть, и амбивалентными) объектами, привносят свои воспоминания о наиболее значимых событиях прошлого и таким образом изменяют отношения с реальными объектами, пытаясь строить их в соответствии со своим жизненным опытом. Р. Гринсон, У. Хоффер и многие другие аналитики, особенно П. Гринакре, подчеркивали важность детского опыта, который ребенок начинает приобретать с первого дня своего рождения в общении с матерью.

Перенос и контрперенос

Противовесом переносу на психоаналитических сеансах является контрперенос. Это ответная реакция психоаналитика на перенос пациента. Она базируется на двух универсальных бессознательных тенденциях в человеческом поведении: 1) на склонности побуждать других людей вести себя так, как от них ожидают, и 2) на готовности считаться с ожиданиями других людей и выполнять их желания (Сандлер Дж. Статья «Контрперенос и готовность к принятию на себя роли»).

Контрперенос является следствием бессознательной идентификации психоаналитика с предлагаемым переносом со стороны анализируемого им пациента. Таким образом фантазии переноса и реакции на них психоаналитика вместе образуют одну функциональную единицу наподобие ключа и замка (Deutsch H. Okkulte Vorgaenge waehrend der Psychoanalyse (Появление оккультных феноменов во время психоаналитического лечения)). Возникает бессознательное взаимодействие между переносом и контрпереносом. Осознаваемые психоаналитиком установки по отношению к анализируемому пациенту являются всего на всего производными от контрпереноса; сам же контрперенос всегда остаётся бессознательным и только на основании психоаналитического процесса мы можем судить о нём. 

Взаимодействие переноса и контрпереноса характеризует любой тип межличностных отношений. Но в психоанализе мы всё же встречаемся с ситуацией, которая существенно отличается от повседневной жизни: овладение психоаналитическим методом и специальное профессиональное образование способствуют развитию у психоаналитика способности к самонаблюдению, давая психоаналитику возможность самостоятельно выявлять и прорабатывать возникающие у него реакции на переносы пациента. Таким образом, психоаналитик может воспользоваться своими собственными реакциями, чтобы понять первоначальные реакции анализируемого им человека. Эта возможность нахождения пути к пониманию переносов пациента путём прояснения психоаналитиком своих собственных реакций наделяет контрперенос необычайно большим значением, придаваемым ему сегодня в технике психоаналитического лечения.

От интеракционной до незавершаемой (круговой) концепции переноса

Уже сложилась традиция рассматривать контрперенос как реакцию психоаналитика на анализируемого им пациента, уделяя достаточное время тому способу, посредством которого психоаналитик под воздействием проекции переноса получает возможность видеть самого себя в соответствии с инфантильным видением пациента. Подобного рода реакция формируется в результате того, что у психоаналитика посредством проективных и идентификационных процессов пробуждаются к жизни его собственные внутренние объекты и интуитивный бессознательный опыт (Vorerfahrung), которые будут проявляться в отношениях с анализируемым пациентом. При таком подходе к динамике переноса-контрпереноса, о чём говорят и сами эти понятия, она рассматривается как более или менее односторонний процесс, исходящий от пациента.

Но клиническая реальность заставляет нас перестать рассматривать все типы реакций психоаналитика исключительно как инсценировки анализируемого им пациента. Вместо этого необходимо исходить из того, что и психоаналитик вносит в отношения со своим пациентом присущие ему самому бессознательные фантазии (Racker, 1959, Chused, 1992). Реакции психоаналитика наряду с откликом на бессознательные послания пациента формировать особого рода отношения включают в себя ещё и активные бессознательные послания самого аналитика к пациенту.

А это означает: что бессознательно психоаналитик активно участвует в формировании взаимоотношений посредством своих собственных проективных процессов. Также как он реагирует на своих пациентов, реагируют и они на его осознаваемые и бессознательные послания. Становится ясно, что перенос осуществляется никак не иначе как двусторонний, более или менее круговой процесс, который связывает обоих участников друг с другом.

Внешняя реальность, в условиях которой происходит межличностное взаимодействие, наделена провоцирующей функцией для запуска переноса : у обоих участников формируются представления о собеседнике, обусловливающиеся внешностью, характером, привычками, окружением, и не в последнюю очередь поставленной аналитической задачей, рамками сеанса и соответствующими ролями. В таких представлениях можно обнаружить как очень реалистические образы восприятия, так и иррациональные части, испытавшие на себе воздействие бессознательных фантазий. Как раз последние и представляют наибольшее значение для понимания психоаналитического процесса.

Таким образом, процесс переноса является процессом совместного формирования взаимоотношений, которое происходит между двумя сферами бессознательного, бессознательным пациента и бессознательным психоаналитика. Из канвы актуального материала формируется общая история взаимоотношений, хотя на ней сильно сказывается индивидуальное прошлое каждого из участников. Эта новая канва  продукт встречи, в которой участвуют две судьбы, воздействующие друг на друга.

Формы переноса

Переносы проявляются как позитивные и как негативные эмоциональные установки; соответственно этому мы различаем негативный и позитивный перенос. А в зависимости от формы патологии невроза можно выделить различные формы переноса: зрелые (направленные на объект), нарцисстические и пограничные (Borderline).

Зрелые переносы

Пациенты с классическими неврозами переносят свой прежний опыт отношений со значимыми людьми из времён детства на актуальные взаимоотношения. Это наиболее зрелая форма переноса. В принципе любой прежний тип взаимоотношений может быть перенесён на любое актуальное общение независимо от пола задействованных в нём лиц. Так в отношениях к одному и тому же аналитику можно обнаружить материнский перенос, отцовский перенос, перенос сибсов и т. д. В таких случаях говорят просто о переносе или, используя более точные термины психоанализа, о переносе объекта (о невротическом переносе замещаемого объекта). Именно эту форму переноса и открыл Фройд на сеансах с пациентами (1895), назвав её «фальшивой связью» между актуальными межличностными взаимоотношениями и прошлым опытом общения. Но за прошедшее время мы пришли к тому, чтобы рассматривать перенос в качестве наиболее важного инструмента доступа к бессознательному опыту и взаимоотношениям, а потому и наиболее значительным средством проработки тех бессознательных паттернов взаимоотношений, в которых имеет истоки сформировавшийся классический невроз.

Нарцисстические переносы

Для нарцисстических пациентов характерны другие формы переноса (Kohut H., 1971; 1977):
  • Перенос объекта Самости: нарцисстические пациенты склонны к использованию психоаналитика в качестве объекта Самости, идеализируя психоаналитика постольку, поскольку он исполняет функцию поддержки, и сразу же обесценивают его, как только он начинает разочаровывать и отказываться исполнять функцию поддержки. Так например существуют заидеализированные переносы родителей: тогда анализируемый пациент склонен к тому, чтобы возвеличивать психоаналитика самым нереалистическим образом. А противовесом этому будет перенос обесцененного родителя, когда пациент с разочарованием отстраняется от психоаналитика, «развенчивая» его в своих фантазиях.
  • Отзеркаливающий перенос: Здесь в переносе на месте восхищения другими людьми мы обнаруживаем потребность в том, чтобы другие люди восхищались пациентом. Когда такая форма переноса становится актуальной, тогда пациент чувствует своё полное единение с психоаналитиком.
  • Перенос Самости: Третья форма нарцисстического переноса характеризуется переносом аспектов собственной личности на других людей. Этим подразумевается, что способы эмоционального мировосприятия, которые были привычны для пациента в прежних межличностных отношениях, теперь переносятся на актуального партнёра: например, депрессия, фантазии о величии или чувства ярости. При этом в дело вступает механизм проективной идентификации.
Такие нарцисстические формы переноса являются отражением нарцисстических объект-отношений, посредством которых стабилизируется хрупкое чувство Самости. Эти формы переноса являются проявлением желаний близости и потребности в безопасности. Но такой перенос можно рассматривать и в аспекте защиты, видя в нём одну из форм сопротивления против более зрелых форм межличностных отношений, когда анализируемому пациенту приходится признать, что он и его психоаналитик являются отделёнными друг от друга, автономными личностями.

Пограничные переносы 

Описанным нами формам переноса можно противопоставить перенос определённых частичных аспектов какого-либо межличностного отношения, например потребность быть опекаемым или разрядку ненависти.. Речь здесь идёт о переносе опыта, накопленного в раннем детстве, в фазе индивидуации, в которой ребёнок способен переживать только «частичные объект-отношения» и именно в модусе подобного рода переживаний «накапливать» опыт общения. В аспекте лечения взрослых пациентов пробуждение такого модуса переживаний в форме появления частичных объект-отношений является ядром защиты, называющейся «расщеплением», типичной для патологии пациентов с пограничной личностью. Чаще всего речь идёт об очень сложном феномене, когда в отношениях с психоаналитиком необходимо постоянно разводить «плохие» и «хорошие» части. Для того чтобы в возникающем переносе зафиксировался механизм расщепления приходится прибегать за помощью к дополнительным механизмам защиты: так, например, может отрицаться наличие положительно окрашенной», «хорошей» части переноса или же она будет проецироваться на какую-либо постороннюю персону. Тогда это приведёт к тому, что пациент будет ненавидеть психоаналитика и всеми силами с ним бороться, говоря теоретически: психоаналитик будет восприниматься лишь как «частичный злой объект».
Когда рассматриваешь пограничный перенос в аспекте защиты; тогда можно обратить внимание на стабилизирующую функцию такого переноса, посредством которого пациент пытается сохранить своё внутреннее равновесие в каких-либо межличностных отношениях, в которых испытывает противоречивые чувства и мысли. Тут можно говорить ещё и о расщеплении переноса. Когда пытаются ограничиться рассмотрением исключительно регрессии в мышлении и чувствах, направленных на частичный объект, тогда лучше говорить о переносе частичного объекта, что подчёркивает подход, уделяющий первоочередное внимание динамике в аспекте возрастной психологии, когда регрессия приводит к представлениям, которые невозможно интегрировать. При таком способе рассмотрения в качестве опорных пунктов динамики можно особенно хорошо наблюдать смену одной позиции переноса («хороший») другой («плохой»), что позволяет включить сюда ещё и аспект защиты.

Перенос и психоаналитический процесс

Анализ переноса

Анализ переноса имеет своей целью посредничество в понимании бессознательного, хотите от меня, это и получите; а этим Вы защищаетесь от Вашего страха, что в отношениях со мной переживёте то или иное нехорошее событие». 
 
Психоаналитик например показывает пациенту, что проявляемые им агрессивные аффекты связана с предстоящим проявляющегося у пациента в отношениях с психоаналитиком. Ранее господствовал подход, в соответствии с которым пациенту необходимо было помочь увидеть следы прошлого в его актуальных установках и способах поведения, то есть показать пациенту, что он относится к психоаналитику так, словно бы тот был например матерью или отцом. В этом смысле Фройд (1937) сравнивал работу психоаналитика с работой археолога: «Психоаналитик разгадывает или, говоря точнее, реконструирует забытое по знакам, оставленным прошлыми переживаниями, обращаясь для этого к крохам воспоминаний пациента, его ассоциациям или осознанным мыслям … А то, удастся ли полностью обнаружить вытесненное, будет определяться лишь применяющейся психоаналитиком аналитической техникой» (Freud, 1937, стр. 45 и сл.)

В результате метаморфоз, происшедших с концепцией переноса, сегодня центр работы психоаналитика сместился на анализ актуального измерения переноса: на «актуально-генетический» анализ переноса в ситуации Здесь и Сейчас . В результате совершенно по-новому выглядит задача психоаналитика: Посредством предлагаемых психоаналитиком межличностных отношений создаётся пространство, в котором могут легко проявляться фантазии, страхи и потребности, чтобы таким образом из прежде вытесненного состояния добиваться для них новой жизни.

Посредством интерпретации переноса психоаналитик показывает пациенту, что именно из проявляющихся актуальных способов поведения пациента можно объяснить, прибегая к прежним бессознательным паттернам, и почему это необходимо делать. Такого рода актуально-генетические интерпретации переноса считаются наиболее действенным специфическим фактором воздействий в психоаналитической терапии.

В соответствии с гипотезой о круговой форме проявлений переноса в совместно формирующихся межличностных отношениях интерпретация переноса описывает не только самочувствие или какую-либо вытесненную потребность пациента, но и то, каким образом это самочувствие, опасение, потребность возникли в отношениях с психоаналитиком и на какую роль психоаналитика в формирующихся межличностных отношениях отреагировал пациент. Полная интерпретация переноса таким образом является интерпретацией процесса в соответствии с девизом: «Так как Вы представляете, что я вот такой и потому со мной соответственно обращаетесь, то этого Вы и расставанием (аффекты могут косвенно проявиться в ассоциациях, сновидениях или ошибочных действиях пациента), чтобы стать более спокойным и уверенным посредством игнорирования столь тревожащих пациента чувств заброшенности, и всё только потому, что агрессия оставляет по себе гораздо меньше страха, чем ощущение заброшенности.

Факторы процесса

Ход психоаналитического процесса зависит от многих факторов, воздействие которых трудно предсказать. В соответствии с клиническим опытом решающим фактором является судьба переноса во время психоаналитических встреч. Минимум «хорошего» опыта общения с другими людьми, имеющегося в запасе переноса, является предпосылкой того, что отношения с психоаналитиком (даже в фазы агрессивных столкновений) будут переживаться как приносящие пользу. Сможет ли пациент выдержать напряжённость отношений, определяющуюся многими формами «фальшивых связей», будет зависеть и от того, каким образом будет воздействовать перенос на психоаналитика: сможет ли психоаналитик непредвзято открываться реакциям, возникающим в глубинах его души (контрперенос), или же по каким-либо личным основаниям он будет защищаться от них (сопротивление контрпереносу). А от этого будет зависеть от того, насколько правильно удастся психоаналитику разгадать инсценировки пациента и вызвать у него процесс метаморфоз.