Институт Коучинга
Челпанова Т.В.
Я – Родитель. Выявление неэффективных моделей поведения с ребенком
717

Содержание

Введение. Обоснование выбора темы

Теоретическая часть

Практическая часть. Дизайн тренинга с выводами по каждой части

Общие выводы

Список использованной литературы


Введение. Обоснование выбора темы


Тема дипломной работы родилась в продолжение курсовой об осознанном материнстве, написанной мной в прошлом году. Поскольку мне интересно и важно было начать тренерскую практику, я остановилась на этой теме как наиболее близкой мне как маме, и наиболее исследованной мной за время обучения. С профессиональной точки зрения у меня вызывало интерес использование групповой работы в тренингах на детско-родительскую тематику.

Целью дипломной работы будет исследование того, как групповые процессы могут помогать в выявлении тех качеств, установок родителя, которые мешают гармоничным отношениям с ребенком.

Гипотеза: форма тренинга помогает выявить и осознать свои неэффективные модели общения с ребенком.


Теоретическая часть

В этой части я дам описание теоретических основ, которые показывают взаимосвязь между детскими переживаниями родителей и их отношением к собственному ребенку. А также дам своё представление о том, какие тенденции есть в проведении тренингов на детско-родительскую тематику, и почему я выбрала тренинг самопознания.

Актуальность темы.

Почему я выбрала тренинг самопознания для родителей.

Уже второй год я с профессиональной точки зрения изучаю детско-родительские взаимоотношения. Я замечаю, что запросы родителей, обращающихся к психологу, чаще всего формулируются как ″Не могу справиться с ребенком″, ″Он меня не понимает″ или ″Не знаю как себя вести, он меня не слушается″. И родители обращаются к консультанту, психологу как к эксперту, который сможет дать хороший совет, благодаря которому отношения с детьми улучшатся. Если попытаться посмотреть глубже, то чаще всего эти вопросы проистекают из парадигмы ″Со мной всё в порядке, а с моим ребенком что-то не то. Помогите его исправить″.

Один из наиболее распространенных подходов в этом случае - давать рекомендации на уровне поведения и тренировать связанные с этим навыки (если говорить о формате тренингов, это навыковые тренинги). На таком принципе построена, например, тренинговая программа ″Воспитание на основе здравого смысла″. Но при этом родители останутся в своей парадигме. Однако глубинные изменения происходят не на поведенческом, а на ценностном уровне.

При обучении методике проведения тренингов в Институте Коучинга часто упоминался треугольник Информация – Поведение – Ценности. Означающий, что изменения могут затрагивать разные уровни личности, Самые глубинные и долгосрочные изменения происходят тогда, когда затрагивается ценностный пласт. Тренинги личностного роста работают на уровне ценностей. В работе с родителями меня интересует именно этот уровень. Когда через исследование поведения, истоков своих реакций, участники приходят к осознанию убеждений, ценностей, которые стоят за их проявлениями. Другими словами это можно назвать тренингом самопознания.

В индивидуальной консультации при описании взаимодействия клиента с ребенком консультант ориентируется на собственные ощущения и слова клиента. При этом неконгруэнтность между словами и телесными сигналами клиента помогает выделить то, что тот не замечает в себе.

По сравнению с индивидуальной работой, тренинг дает дополнительные возможности в самопознании. В то же время тренинг личностного роста – это не терапия. Рамки задаются темой тренинга и его программой. Тренинг личностного роста, как пишет Ирина Шевцова, включает элементы терапии и самопознания, в разных пропорциях, в зависимости от целей группы. Именно тренинг лучше всего отвечает задаче самопознания, когда благодаря обратной связи других людей можно увидеть себя, как в зеркале.

В последнее время потребность в таких тренингах возникла также в связи с появлением так называемых детей Индиго. Это новое поколение детей, которые по уровню сознания и энергетике отличаются от детей предыдущего поколения, своих родителей и даже во многом превосходят их. Я приведу здесь отрывок из книги Ли Кэрролл и Джен Тоубер: ″Индиго очень открыты и честны. Это – не уязвимое место, а проявление их высочайшей силы. Если вы не будете открыты и честны с ними, они будут вести себя также по отношению к вам. Это серьезная проблема в отношениях с Детьми Индиго, ибо они непреклонны в своей цельности и отвечают вам ударом на удар до тех пор, пока вы либо ″не проснетесь″, либо не осознаете проблему, либо не откажетесь от своих уловок, либо не сдадитесь. Самое худшее из трех указанных перспектив – это сдаться. Они не уважают тех, кто не работает над собой, а сдаться означает, что вы не выполняете свою работу.″ Чтобы установить гармоничные отношения с ними, родителям приходится больше и глубже работать над собой, чем раньше.

Сама групповая работа состоит из нескольких этапов. Сначала происходит знакомство участников между собой и ведущим. Вводятся основные соглашения, которые необходимо соблюдать для того, чтобы каждый из участников получил максимальный результат.

Во время первого этапа так же происходит введение в тематику группы, в то над чем будет работать группа и как. После этого идет разминка, ее смысл в том, чтобы разогреть участников и подготовить их для непосредственной работы в рамках заявленной темы. Уже по форме и содержанию разминка должна перекидывать мостик к основной части и быть связанной с темой, над которой работает группа. Основная часть состоит из тематических упражнений. Логика всех упражнений от простого к сложному. По своей структуре они должны следовать логике развития участников и способствовать решению тех задач, которые стоят перед ними. Заключительная часть должна стимулировать участников применять полученный опыт и знания в обыкновенной жизни.

Возвращаясь к выбору между изменениями на уровне поведения и на уровне ценностей, я убеждена, что проблему трудно решить эффективно на том уровне понимания, на котором она заявляется. Решение всегда глубже. Сейчас у родителей достаточно всевозможной информации, на полках очень много книг по воспитанию детей, однако зачастую обучение по книгам не дает желаемого результата.

Дело в том, что существуют неосознаваемые компоненты во взаимодействии, с которыми родители отождествлены, и поэтому их не замечают. Наши привычные роли зачастую неосознаваемы.

Итак, объектом исследования на тренинге я выбрала роль Родителя. Тренинг посвящен выведению неосознаваемых компонентов общения на осознанный уровень. В тренинге я исхожу из концепции, что на общение родителей с ребенком влияют компоненты, которые транслируются бессознательно, как влияние того, как с нами взаимодействовали наши родители. Целью тренинга я ставила повышение осознанности родителей в отношениях с детьми, через это – построение более гармоничных отношений.

В тренинге я ставлю следующие задачи:

- участники получают обратную связь, исследуют компоненты своей родительской роли;

- осознают связи между стилем воспитания в родительской семье и со своим ребенком;

- ставят себя на место ребенка, осознают его потребности.

Связь между детским опытом и взаимоотношениями с собственным ребенком.

Формирование роли родителя.

Закладка будущей роли родителя начинается уже с самого начала жизни. Огромную роль играет в этом мать ребенка. Винникотт пишет о том, что кормление – это начало первых объектных отношений младенца. Все отношения нового человеческого существа будут базироваться на том, как всё начиналось, и на паттернах, которые постепенно сформируются на основании опыта самых первых человеческих взаимоотношений – между ребенком и его матерью. На основании взаимодействия с матерью формируется образец поведения, которому человек будет следовать, когда сам станет родителем.

То, что в рамках транзактного анализа выделяется как состояние Родителя: ″Поведение родительской части обычно скопировано с родителей человека или других авторитетных фигур. Оно перенимается целиком, без каких бы то ни было изменений. Человек в родительском эго-состоянии – это видеозапись поведения одного из родителей. Родительское состояние иногда помогает принимать решения, оно хранит традиции и ценности, и в этом качестве является важным для воспитания детей. Оно включается, когда недоступна информация, необходимая для принятия решения Взрослым.″

Для нас важно, что родительское состояние не зафиксировано полностью: оно может изменяться в связи с тем, что личность что-то добавляет к своему родительскому репертуару или что-то исключает из неё.

На осознание компонентов родительской роли направлено упражнение №1 в основной части тренинга (ролевая игра в парах). А также упражнение № 2 (″Стили родительской семьи″). К тому же, упражнение № 2 - это уже переходное упражнение, так как одновременно погружает участников в воспоминания своей родительской семьи.

Невыраженные эмоции.

В бессознательном находится запись обо всем, что происходило с нами в течение жизни. В детстве очень много гнева, злости, ярости на родителей, ощущение бессилия, которые дети не могли и не осмеливались выражать. Но эмоции остались спрятаны внутри. Многие, пережив жестокое обращение, начинают также обращаться с другими и тем самым сохраняют для себя образ идеальных родителей. Родителям важно вновь пережить те чувства, которые они испытывали в детстве, чтобы не было неосознанного манипулирования детьми.

Не отреагированные в детстве чувства обрушиваются на других людей, которых человек не боится, собственных детей или психотерапевта. Алис Миллер пишет, что ″благодаря детям мы можем вспомнить собственную жизненную историю и познать самих себя″. Если же эти чувства остаются внутри, родители начинают неосознанно манипулировать собственными детьми. Теперь уже их ребенок год за годом выполняет требования близких, вынужден подавлять свои эмоции и подчинять себя желаниям других. Его эмоциональная сфера не развивается, но внутри дремлют силы противодействия такому поведению. В пубертатный период некоторые подростки выбирают новые ценности, прямо противоречащие ценностям их родителей; они формируют новые идеалы и пытаются их осуществить. Отсюда – частые обращения родителей по поводу переходного возраста детей и связанных с этим трудностей в общении, отсутствии понимания.

Поэтому родителям важно осознавать, какие эмоции они пережили в детстве. Конечно, это требует длительной терапевтической работы, однако в рамках моего тренинга я ставила задачу соприкоснуться с теми чувствами, которые будут идти. Оставляя более глубокую работу с чувствами на более продолжительный тренинг и на индивидуальную терапевтическую работу.

Алис Миллер, швейцарский психотерапевт с многолетней практикой, опирается в своей работе на такие постулаты: ″У каждого человека с самого рождения есть потребность выразить свои чувства и ощущения. Если этого не происходит, эта неудовлетворенная потребность вынуждает человека удовлетворять её заменителями до тех пор, пока он не узнает историю своей жизни, загнанную в бессознательное. Поэтому историю своей жизни помогают понять собственные дети″.

Алис Миллер пишет, что любая мать может проявить эмпатию, лишь освободившись от комплексов, которые она испытывала ещё в детстве, она не может реагировать эмпатично до тех пор, пока она не осознает своё прошлое.

Что родители делают с ребенком сейчас – это то, что в них не принимали их собственные родители. Это их попытка вернуться в детство и сыграть роль собственных родителей с тем, чтобы ″отомстить″ за ту боль, которую они испытали в своей родительской семье. Чтобы родители могли соприкоснуться с чувствами и переживаниями своего ребенка, я использовала Упражнение №3 (психодрама). По сути дела, психодрама - это возможность, играя роль своего ребенка, соприкоснуться с собственными детскими переживаниями.

Миллер в своей книге приводит пример того, как унижение и пристыживание переживаются ребенком, в то время как родители не понимают его чувств и посмеиваются над ним. Эта история показывает, что происходит в душе маленького ребенка, когда он ещё настолько зависим, что не может дать отпор своим родителям. Но пройдет ещё какое-то время, и родители заметят проблемы в отношениях. Они не смогут связать это с прошлыми ситуациями, потому что не знают, что чувствовал и переживал тогда их ребенок. В большинстве случаев родителям не удается на эмоциональном уровне пережить свои детские страдания, и они остаются скрытым источником новых, гораздо более изощренных унижений людей в новом поколении. Они прибегают к таким защитным механизмам, как отрицание (к примеру, собственных страданий), рационализации (″Я обязан воспитать собственного ребенка″), замещение (″Не отец, а мой сын причиняет мне боль″), идеализации (″Побои пошли мне только на пользу″) и т.д.

Другая важная задача для установления гармоничных отношений – это осознание потребностей ребенка. Дети своим поведением неосознанно нажимают на ″непроработанные″ чувства родителей. Бонни Харрис называет это ″кнопками″. Самый важный шаг – осознание потребностей ребенка, которые стоят за его поведением, и потребностей родителей, которые реагируют на поведение ребенка. Дети дают родителям возможность развиваться и расти. Наши автоматические реакции срабатывают спонтанно и редко бывают эффективными, так как не учитывают того, что нужно нашему ребенку. Автоматические реакции – это неконтролируемые проявления нашего подсознания, в котором хранятся эмоции, которые мы испытали в детстве. Бонни Харрис пишет, что очень многие из них неизвестны даже нам самим до сих пор, пока у нас не появляются дети. Для этой цели тоже подходит психодраматическая техника.

Таким образом, когда выбрана форма тренинга и упражнения, перед тренером стоит, по сути, задача организации пространства для самопознания в рамках изучения себя как родителя. Исследование приводит к осознанному изменению (а не потому, что обучили какой-то ″правильной″ технике), устранению того, что перестало устраивать и, в конечном итоге, к личностному развитию.


Практическая часть.

В рамках дипломной работы мною было проведено 2 тренинга продолжительностью 3 и 4 часа. В первом приняло участие 9 человек, во втором – 6. В третьей группе (10 человек) были проведены два упражнения из основной части (ролевая игра и упражнение ″Стили родительского воспитания″) и шеринг по итогам этих упражнений.

Я выбрала достаточно небольшой временной фактор, поэтому передо мной стояла задача продумать и провести законченную часть работы за это время, включая знакомство участников и ″заземление″ осознаний на практическом уровне, то есть наметка участниками неких первоначальных шагов, которые они предпримут после тренинга для улучшения отношений со своими детьми.

При этом сложность состояла в том, что эта часть работы, по моим задумкам, является не самодостаточной сама по себе, а будет в итоге составлять часть большого тренинга.

В этой части дипломной работы я буду рассматривать последовательно все этапы проведенного тренинга с описанием цели каждого этапа, примерного времени, которое он занимает, описаний своих чувств и ощущений как тренера и наблюдений за участниками. В конце каждой части я привожу свои выводы по итогам проведенной работы.


1. Введение.

Время – 10 мин.

1.) Введение в тему тренинга.

До начала работы мне казалось, что все родители интуитивно понимают важность изменений на глубинном, ценностном уровне, как понимаю их я. Однако, по результатам анализа первого тренинга, я решила уделить более подробное внимание объяснению идеи своего тренинга участникам. Самой удобной для объяснений схемой мне показалась модель 3-х уровней, на которых могут происходить изменения: информация (лекции), поведение (навыковые тренинги) и ценности (тренинги личностного роста).

Я обращала внимание на то, что в тренинге мы будем выявлять неосознанные убеждения участников (ценности, которые были усвоены ещё в детстве), которые мешают им быть эффективными при воспитании детей.

2). Знакомство с планом тренинга. А также – краткий рассказ о том, что представляют собой тренинги личностного роста.

3) Принятие правил.


2. Знакомство.

Время – 10-30 мин.

Упражнения

Время. Цель.

Инструкции

Мои наблюдения за собой.

1. Знакомство. ″Назови 2 качества на первую букву своего имени″.

10 мин.

Цель: сблизить участников, создать доверительную обстановку для общения.

Сядьте, пожалуйста, в круг. Сейчас мы сделаем упражнение, которое поможет нам познакомиться поближе. Кто-то называет свое имя и 2 свои черты как Родителя на первую букву своего имени, которые помогают вам строить отношения с ребенком. Например, я Татьяна – я Талантливая и Терпеливая. Следующий участник повторяет то, что сказал предыдущий и говорит 2 своих качества. Следующий повторяет качества двух предыдущих и называет своё. И так, пока все участники не назовут свое имя.

Давайте начнем. Кто готов?

Чувствовала себя легко, упражнение проводила живо и с интересом. Правда, в группе №1 немного волновалась, иногда не могла запомнить качества, которые называли участники. Когда кто-то из них забывал повторить имя и качества предыдущего участника, я обращалась к другим родителям с просьбой напомнить.

2. Углубленное знакомство.

20 мин.

Цель: создать обстановку доверия в группе.

Выберите человека, с которым вы наименее знакомы, и сядьте в пару. Теперь один из вас в течение 7 минут рассказывает какие-то факты о себе (где учились, где живете, с кем дружили и т.д.) Через 7 минут я дам команду и вы поменяетесь. Далее вам нужно будет в общий круг рассказать ФАКТЫ (а не впечатления!), которые вы узнали о своем собеседнике.

Когда в группе №2 после моей инструкции участники единогласно предложили общаться не в парах, а в общем кругу, чтобы была возможность как можно подробнее узнать о каждом, я растерялась. У меня было представление, изменение первоначальных правил снизит мой авторитет как тренера.

Однако благодаря такой процедуре знакомства мне удалось рассказать о себе факты, которые участники обо мне ещё не знали, создав большую атмосферу доверия ко мне со стороны тех, кто был со мной мало знаком.

Наблюдения.

″Знакомство″. Участники делают это упражнение с удовольствием, легко включаются в работу. Иногда уже во время выполнения можно выделить, какие качества характера участники не принимают в себе, эту информацию можно использовать в дальнейшей работе.

(Например, участница Н. не смогла придумать положительного качества, сразу сказав, что она Неуверенная, а участница Т. – выразила непринятие в себе такого качества, как Требовательность).

Во время проведения первого тренинга я ограничилась только первым упражнением. Однако в обратной связи по упражнению ″Установление контакта″ участники отметили, что чувствовали себя скованно, неловко, так как им было трудно раскрыться и играть с незнакомыми людьми. В связи с этим во второй группе я добавила упражнение под названием ″Углубленное знакомство″.

″Углубленное знакомство″. В тренинге №2 группа была небольшая, и участники захотели познакомиться сразу со всеми. Атмосфера общения была очень оживленной.

Знакомство прошло в виде ″Вопрос-Ответ″, когда каждый задавал уточняющие вопросы участникам. Особенный интерес вызвали темы, связанные с воспитанием детей: сколько лет детям, участвует ли муж в воспитании, ходит ли ребенок в сад и т.д. В этом проявилась мудрость участников: они интуитивно выбрали такие вопросы, обсуждение которых помогает им настроиться на эффективную работу.


Выводы.

1). По итогам группы №1 я сделала вывод, что в группе родителей, которые впервые приходят на подобный тренинг, необходимо больше времени уделить знакомству участников.

2). Стадия знакомства помогает не только сблизить участников и создать доверительную обстановку для дальнейшего общения, но и провести первичную диагностику, выделив то, что участники принимают или не принимают в себе в качестве родителей. Появляется возможность учитывать эту информацию, когда они выполняют следующие упражнения, и при проведении шеринга.

3) Если в группе немного участников, ″углубленное знакомство″ лучше проводить в общем кругу, а не в парах.

4) Как дополнительный вывод я отметила, что у участников есть потребность общения с другими, так как в ″обычной жизни″ нет возможности глубоко поговорить о психологических моментах воспитания, обменяться опытом с более опытными родителями. Это отмечала я, также будучи участницей других тренингов на детско-родительскую тему. Вначале у меня была идея ввести новое правило ″не давать советов″, но сейчас я чувствую, что потребность родителей в обмене опытом нельзя игнорировать, необходимо учитывать это при конструировании тренинга.


3. Снятие запроса.

Упражнения

Время. Цель.

Инструкции

Мои наблюдения за собой.

Шеринг в общем кругу.

20-30 мин.

Цель: углубленное прояснение запросов, создание мотивации для работы на тренинге.

Какие именно ситуации ты хочешь исследовать? Какую цель ставишь на сегодняшний тренинг? Что может помещать достичь этих целей? Насколько ты мотивирован достичь этой цели? Какие вопросы взаимоотношений с ребенком особенно важны?

В группе №1 - состояние растерянности и волнения. С одной стороны, это было связано с тем, что проводила тренинг впервые. С другой стороны, я не до конца была уверена, что участники поняли цель тренинга с самого начала.

Было напряжение в теле, пыталась одновременно слушать и запоминать все факты, которые упоминают участники.

Если от участников были вопросы: ″Как лучше, как правильно вести себя″ – я терялась, так как чувствовала, что родители ждут от меня экспертных оценок.

В группе №2 я чувствовала себя более уверенно, так как основная часть была из знакомых мне людей, частично – моих разовых или постоянных клиентов, которые имели представление о направлении работы: о том, что акцент будет на работу с собой и своими чувствами.

Растерянность. Участница Е. опоздала, пропустила введение, где я давала пояснения по целям, которые я закладываю в тренинг. Было сомнение, насколько подробно вводить её в курс дела, чтобы не затягивать процесс (она испытывала вину и неловкость за то, что отвлекает остальных). С другой стороны, я понимала, что это одна из самых важных частей тренинга, и от того, насколько мотивирован будет каждый участник, будет зависеть работы группы в целом. Я выбрала выделить достаточно времени, чтобы убедиться, что мы говорим на одном языке.

И дальнейшая работа Е. показала, что мой выбор был верным.

Наблюдения.

Поскольку в тренингах было не более 10 участников, выявление запроса проводилось с каждым родителем индивидуально, в общем кругу.

В группе №1 запросы были различные. Например, Н.: ″Не знаю, как вести себя в ситуациях, когда двое детей борются за внимание мамы″. Одному участнику было важно сформировать стратегию своего поведения с приемной дочкой, так как у него были трудности с принятием себя как её отца. Участница А. пришла с сомнением в эффекте группового тренинга лично для неё.

По моим наблюдениям, не было достаточной глубины в формулировании запроса. У большинства участников он был сформулирован как ″Понять, как мне вести себя с ребенком″, под которым они понимали получение информации извне.

В этом я вижу свою ошибку: в процессе подготовки я сама для себя не сформулировала четко конечный результат этого этапа.

Группа № 2. Участница Т. пришла на доверии ко мне как консультанту, её запросом был в проработке ситуаций, с которыми они работает уже в течение года (сын, 5 лет, не слышит её просьб, отвлекается во время еды и т.д).

У некоторых участников были такие цели, как ″узнать себя получше как родителя″.

Участница Е. была очень закрыта и настороженна, с осторожностью отвечала на вопросы её мотивации, просила рассказать подробнее, что и как именно будет происходить на тренинге. Всё её тело выражало страх и сопротивление. Приведу, на мой взгляд, яркий пример того, как мне удалось в этой ситуации выйти на более глубокий уровень, обратив внимание на актуальное состояние участника:

- А что бы тебе не хотелось, чтобы было на тренинге?

- Ну, я не знаю, но мне хочется знать…Есть же у тебя план, по которому ты с нами работаешь…

- Тебе важно контролировать?

-Да.

- Как это связано с теми трудностями, которые есть в отношениях с ребенком?

- Я хочу всё разложить по полочкам, люблю всё планировать заранее, чтоб известен был четкий план действий. И мне сложно найти общий язык со средним сыном, который этого не умеет, ни к чему не стремится.

Я попыталась связать её запрос с целью тренинга, но Е. почувствовала себя неловко и сказала, что всё поняла. Я заметила неконгруэнтность (напряжение в теле), но не отзеркалила это, посчитав достаточным, что она согласилась на словах. В итоге после упражнения ″Контакт с ребенком″ это непонимание выразилось в виде злости, Е. спрашивала меня: ″Что делать, если я контакт умею устанавливать, а трудности в общении есть?″. Тогда я вновь обратила её внимание на треугольник знания-поведение-ценности, и в этот раз её тело расслабилось, она улыбнулась.


Выводы.

1. В основном родители приходят на тренинг, когда ощущают себя в тупике, испробовав различные подходы к ребенку и не получив результата. Основной лейтмотив запросов – понять, как вести себя с ребенком. В итоге, как правило, участники приходят с запросами, в которых фигурирует какое-либо нежелательное поведение ребенка. Поэтому первоочередная задача в шеринге – удерживать фокус внимания участников на цели тренинга, в переориентации парадигмы восприятия с ребенка на себя как родителя.

2. Шеринг – самый важный этап для того, чтобы тренинг был максимально эффективным для каждого участника. Важно обращать на малейшие невербальные сигналы участников и продолжать разговор до тех пор, пока не будет заметно (поза, расслабленность тела, улыбка), что участник получил ответ на свой вопрос.

3. Для того чтобы процесс по определению целей на тренинг был максимально эффективным, ведущему необходимо убедиться, что все участники поняли и разделяют цель тренинга.

Дополнительные выводы.

1. В процессе подготовки тренинга нужно учитывать, что многие участники воспринимают тренера как эксперта по вопросам воспитания детей. Важно остановиться на этом подробнее, рассказав, что я не буду давать советы, а создам пространство для нахождения ответов внутри самих участников.


4. Основная часть.

При выборе упражнений для этой части я исходила из того, что мне в период 2-2,5 часа необходимо включить процессы, отвечающие 2-м основным целям: использование потенциала групповой работы (то есть максимальная вовлеченность каждого участника) и возможность осознания своих неэффективных паттернов поведения.

При этом я хотела постепенно (от более простого, поведенческого, уровня к более глубокому погружению в мир ребенка) подводить участников к переживанию чувств и в конце концов дать им возможность почувствовать себя на месте своего ребенка. Чтобы не логически, а эмоционально понять его потребности.

Упражнения

Время. Цель.

Инструкции

Мои наблюдения за собой.

1. Ролевая игра в парах ″Контакт с ребенком″.

10 мин.

(Инструкция – 4 мин. Работа в парах: по 3 мин. на каждого).

Цель: через обратную связь участников:

- осознать, какие чувства и эмоции я вызываю своим поведением в ребенке.

- увидеть свой привычный способ установления контакта с ребенком (поза, интонация, дистанция).

Упражнение, которое поможет вам увидеть, как вы устанавливаете контакт с ребенком и получить обратную связь от участников, как вас воспринимают в роли родителя.

Один из вас будет играть роль Родителя, второй – Ребенка. Будете играть самим себя: как вы это чувствуете и ощущаете. Прошу вас выбрать себе партнера для работы и сесть рядом с ним. Каждый из вас сможет побыть и в роли Родителя, и в роли Ребенка. Главное условие – быть искренним в выражении своих чувств.

Все нашли свою пару? Кто будет Родителем, поднимите, пожалуйста, руку.

Итак, Родитель – он большой и взрослый, он встаёт. Ребенок садится, представьте, что ему лет 6-7. Он очень любопытный, ему очень важно получить ответ на свой вопрос. Теперь в течение 3-х минут Ребенок выспрашивает у Родителя: Почему Земля вертится?

Теперь меняетесь ролями. Вопрос: Почему рождаются дети?

Для себя я ставила целью, подходя по очереди к каждой паре, - вычленять наиболее яркие черты их взаимодействия.

Мне было довольно сложно держать фокус на каждой паре. Неудачно подобранные вопросы для упражнения – это заметила по обратной связи.

Что удалось: отметить внешние проявления участников (контакт глаз и дистанция).

2. Шеринг.

15-20 мин.

Цель: получение обратной связи от другого участника. Осознание, насколько участник эффективен в установлении контакта.

Ответьте на вопросы: Что я чувствовала в роли ребенка, как воспринимала родителя? Что я чувствовал(а) в роли родителя? Что мне помогало общаться, что мешало?

Ещё обратите внимание на то, удалось ли вам установить контакт с ребенком.

Здесь от ведущего требуется активная позиция, важно помочь участникам не отклоняться от темы, всё время от описания поведения возвращать к осознаванию чувств.

Нужно уточнить инструкцию: ″Дети начинают задавать вопрос, но не обязательно повторять его на протяжении разговора, важно быть естественными″.

Наблюдения.

В процессе обратной связи участники очень легко начинают говорить о своих чувствах в роли ребенка. При этом задача ведущего – обратить внимания родителя из этой пары на чувства, которые его поза или слова рождают в ребенке. Например, 2-е участников на вопрос ребенка отправляли его в школу или почитать книгу, на что ребенок чувствовал обиду и одиночество. Участница Л. отметила, что дочь так же обижается на неё и в реальной жизни, но у неё всё равно нет времени отвечать на её вопросы.

Участник Д. сказал, что своим вопросом просто привлекал внимание мамы и сам ответ был ему не важен.

В группе №1 и № 3 после выполнения упражнения несколько участников отметили, что было сложно представить, что именно их ребенок задаёт поставленный вопрос. Скорее всего, это связано с тем, что мной был задан узкий возрастной интервал по вопросам (4-7 лет). Как сейчас я вижу, наилучшим решением было бы предложить самим участникам определить круг вопросов, с которыми к ним обращаются их собственные дети. Это бы помогло участникам быть более вовлеченным в процесс и одновременно начать исследовать собственные ситуации.

У некоторых участников были сложности с вхождением в роль ребенка (2 человека в первом случае, и один – во втором). Это говорит о неумении чувствовать ребенка. У меня есть гипотеза, что это те родители, для которых характерны холодные отношения с детьми. В группе №1 я отметила, что именно тем участники, которые отправляли ребенка за информацией к другому источнику, было наиболее трудно войти в роль ребенка.

В группе №1 все участники сохраняли большую дистанцию и так и остались в позиции стоя. В группе №2 одна мама сразу села рядом с ребенком и проявила телесный контакт.


Выводы.

1. Это упражнение помогает родителям, может быть, впервые в жизни осознать, какие чувства может испытывать их ребенок при общении с ними.

2. Упражнение с ответом на вопрос, вроде бы, легкий и детский, позволяет родителям задуматься, есть ли у них на самом деле контакт с ребенком и осознать потребности, которые двигают детьми, когда они задают вопросы.

3. Процесс происходит эффективнее, когда те участники, кто были в паре, имеют возможность сразу же после того, как озвучили свои чувства, ощущения в роли родителя, получить обратную связь от того, кто был его ребенком.

4. Эффективность упражнения зависит от степени расслабленности участников друг с другом, поэтому перед его проведением необходимо хорошо провести процедуру знакомства или разминку. Например, рассказать о себе от имени своего ребенка (″Моя мама…″). Это упражнение объединило бы 2 цели – знакомство участников и вхождение в образ ребенка.

5. Для большей вовлеченности участников можно предложить участникам самим выбрать вопрос, который им будет задавать их партнер в роли ребенка.

Упражнения

Время. Цель.

Инструкции

Мои наблюдения за собой.

3. ″Стили родительского воспитания″. Теоретический блок с использованием раздаток.

10 мин.

Цель: формирование общего понятийного поля у всех участников.

Следующее упражнение направлено на исследование того, как происходило общение в вашей семье, когда вы сами были ребенком.

Психологи выделяют 4 основных стиля воспитания в семье.

Изучите эти листочки. Какие есть вопросы?

Эта часть не вызвала вопросов.

Были прояснены понятия ″холодные – теплые отношения″, ″контроль в воспитании″.

4. Процесс по работе в пространстве.

10 мин.

Цель: Установление взаимосвязи между родительским сценарием и моим взаимодействием с ребенком.

Встаньте, отодвиньте стулья подальше, чтобы освободить пространство. Итак, представьте, что эта комната разбита на 4 сектора. Вот здесь идет ось: ″Теплые – холодные отношения″. Здесь – такие отношения, где ребенок полностью доверяет родителям, может всем с ним поделиться, тогда как на другом конце – когда ребенок не чувствует любви, теплоты от родителя, полное ощущение ненужности и невозможности общения с родителями.

Другая ось: ″Автономия – контроль″.

Выберите и встаньте на то место, которое наиболее полно отражает тот стиль воспитания, который был в вашей семье, когда вы были ребенком. Если родители вели себя в отношении вас по-разному, выберите родителя своего пола. Походите, почувствуйте пространство своим телом, выберите наиболее подходящее место.

Когда все участники заняли свои места: Расскажите, почему вы стоите именно здесь?

А теперь закройте глаза и пусть перед вами возникнет образ вашего ребенка, какая-то картинка вашего взаимодействия… Если бы ребенок делал это упражнения, то что бы он сказал о ваших взаимоотношениях, как бы охарактеризовал их – они теплые или холодные, насколько присутствует контроль…? Переместитесь в ту часть пространства, которая, по его мнению, лучше всего характеризует ваше взаимодействие.

Моё преобладающее состояние в трех группах – интерес к происходящему. Я старалась наблюдать, что происходит с участниками и отметить возможные взаимосвязи с тем, что участники говорили в первом шеринге. Я давала возможность участникам побыть в их состоянии. Если я замечала явно выраженные эмоции – с теми участниками я работала дольше, помогая войти в эти чувства. Я исходила из гипотезы, что чувства – это входы в эмоциональные травмы, из-за которых родитель неосознанно ведет себя с ребенком неэффективно.

5. Обсуждение.

10-15 мин.

Поделитесь своими выводами:

Как связан мой детский опыт с тем, как я сейчас веду себя с ребенком? Придерживаюсь ли я того же стиля воспитания, или изменил его? Если изменил, то почему?

Какие трудности могут проистекать из такого стиля общения?

Можете зафиксировать свои мысли, выводы на листочках.

В группе №1 особенно ярко было ощущение беспомощности, оттого, что я не могу справиться с групповой динамикой. Участники стали давать друг другу советы, дискутировать. Это очень связано опять-таки с первыми этапами тренинга – введение, создание мотивации на работу.

В группе № 2 я чувствовала удовлетворение от проделанной работы.

Наблюдения.

Проводя первый тренинг, в инструкции я не сделала разделения между отцом и матерью, в связи с чем у участников возникли вопросы, куда вставать, если родители вели себя по-разному. Во второй раз я дала задание встать на место родителя своего пола, следуя теории психоанализа, что мы подсознательно идентифицируем себя с родителем своего пола.

Группа №1.

Обсуждения проходили в двух группах (3 и 6 человек), причем во второй перешли в категорию ″советов″. Запланированного мной глубокого погружения не произошло. Возможные причины: участники не до конца поняли, зачем они выполняли данное упражнение; во время упражнения не был задействован чувственный пласт.

Поэтому в группе №2 и №3 я сделала обсуждение в парах и добавила 2-ую часть упражнения – представить образ своего ребенка и перейти на место, которое наиболее полно отражает сложившийся с ним стиль взаимоотношений.

Участница Н. занимала самое крайнее положение по шкале Холодные отношения, так как с года воспитывалась без родителей. Чувствовала обиду по отношению к маме. Это та же участница, которая не смогла войти в роль ребенка.

Группа №2. Участница Е., встав на место матери (теплые отношения - низкий контроль) почувствовала жалось к матери, которой помыкали и она, будучи ребенком, и её муж. В отношении со своими детьми она занимает позицию отца (более холодные отношения и бОльший контроль). Теперь она ценит в себе такое качество, как целеустремленность. Как мама, она чрезмерно требовательная, в связи с чем у неё не складываются отношения со средним сыном.

Участница С. делит жизнь на 2 части (до 13 лет, когда умерла мама, и после). И с мамой, и с бабушкой, которая её воспитывала после смерти матери, были теплые, открытые отношения, которые она и перенесла на отношения с сыном.

У участницы Т. (стояла в крайних позициях Холодные отношения – Контроль) было чувство обиды и злости на свою мать, которая всё время подчеркивала, что родила её, третьего ребенка, ради квартиры. По отношению к сыну отметила, что тоже занимает позицию контроля, посередине между теплыми и холодными. Она осознала, что, будучи мамой, она проделала работу над собой, и делает шаги к тому, что теперь их отношения находятся между теплыми и холодными, хотя в своей семье у неё не было такого примера.

Одна участница засомневалась, что её сын воспринимает отношения как теплые, хотя до этого на протяжении всего тренинга она говорила о том, что у неё прекрасный контакт с ребенком, и все причины их проблем – в нем.


Выводы.

1). При условии высокой мотивации участников этот процесс очень эффективен для осознания взаимосвязи между родительским сценарием и реальным взаимодействием с ребенком. Во-первых, потому что происходит стоя, то есть не в привычной позе, которая ассоциируется с думанием, и уже сам этот факт включает телесные реакции. Во-вторых, он обращает участников к собственному детскому опыту, смещая акцент со своего ребенка на себя как родителя.

2). Хотя участник находится каждый в своем процессе, роль группы может состоять в создании особого поля, в котором, послушав рассказы других, ещё раз уточняешь, каков твой стиль воспитания.

3). Большую роль здесь выполняет ведущий, помогая участникам соприкоснуться с болевыми моментами своего прошлого.

4). Возможно, большую погруженность создадут визуализации, упражнения, в которых участники смогут окунуться в воспоминания, прочувствовать свои отношения с родителями (например, в виде разговора с родителями в парах).

5). В качестве дополнительного наблюдения хочется отметить, что в целом у родителей есть тенденция переходить в процессе воспитания ребенка от более холодных отношений к более теплым, от авторитарного стиля – к снижению контроля и бОльшему доверию ребенку.

Упражнения

Время. Цель.

Инструкции

Что получилось

6. Психодрама.

1 час.

Цель: проработать конкретные проблемные ситуации с ребенком.

Итак, возраст ребенка, кратко опиши ситуацию, где происходит разговор, что при этом делает ребенок?

Родитель по очереди будет то в роли себя самого, то на месте своего ребенка. Задача заместителей – повторить то, что сказал участник.

Роль наблюдателей: отмечать, что было эффективно и неэффективно в поведении родителя, что это вызывало в ребенке?

В некоторые моменты для продвижения процесса мне нужно было включить собственную энергию (помочь заместителю войти в роль, когда ей нужно было проявить злость и раздражение).

Приходилось напоминать участником правило ″Говорить о том, что происходит здесь и сейчас″, помогать удерживаться в процессе через вопросы: Что ты чувствуешь сейчас? Что тебе хочется сейчас?

Наблюдения.

Группа №1.

Трое желающих работали со своими ситуациями. Это был мой первый опыт, и вместо психодрамы я использовала ролевую игру. В связи с чем у участников возникло много вопросов и возражений: что говорит ребенок, как он себя ведет. Вместо погружения в чувства участники комментировали свои действия и давали пояснения партнеру, как должен вести себя ребенок.

О. – ребенок не хочет собираться в детский сад. Постоянно поднимала глаза на аудиторию, объясняя свои действия, а не демонстрируя их. (″Я начинаю злиться″ - говорит, улыбаясь).

Д. – ситуация касалась больше его внутреннего состояния при взаимодействии с приемной дочкой, а не конкретного взаимодействия.

Тем не менее, родители смогли получить ценную обратную связь по своему поведению.

Группа №2. Двое участников не смогли войти в чувства на месте своего ребенка, оставались в роли родителя. В этом случае помогли заместители, описав свои чувства и ощущения на месте ребенка. Из обратной связи было видно, что даже позу они выбрали интуитивно так, как делает ребенок. Например, требовательная мама (она злится на ребенка, потому что не может им гордиться) - ребенок ощущает себя виноватым, у него снижена самооценка и он хочет делать всё назло, раз его всё время ругают. Участница отметила - ″Да, мой сын именно так и сидит″. Значит, можно предположить, что и чувства, которые испытывала заместитель, были близки к реальным.


Выводы.

1). Для цели осознания своих моделей ролевая игра менее эффективна, чем психодрама, так как не позволяет участникам прожить одновременно две роли, родителя и ребенка. В ролевой игре невозможно подобрать пару так, чтобы каждый из них соответствовал тому, как это происходит в реальной жизни. Поэтому начиная со второй группы я применяла технику психодрамы.

2). Важна роль ведущего. Требуется давать более четкие инструкции по проведению психодрамы.

3). В групповой работе, даже если в группе небольшое количество участников, есть пары, которые практически идеально подходят на роль ребенка, по своим личностным характеристикам.


5. Заключительная часть.

Упражнения

Время. Цель.

Инструкции

Мои наблюдения за собой.

8. Шеринг.

Цель:

Подведение итогов. Выведение на осознанный уровень того, что происходило в предыдущих упражнениях.

Поделитесь своими выводами. Что поняли? Что в общении с ребенком будете делать по-другому? Что измените? Что нового узнали о себе как о родителе?

Отметила, что мне легче вести шеринг в тех группах, где я отмечала хорошую работу участников на упражнениях. Если упражнения прошли глубоко, то на шеринге участники сами формулируют свои дальнейшие шаги для улучшения взаимоотношений со своими детьми.

Наблюдения.

Группа № 1. 2-е участников сказали, что для них было главное – увидеть других родителей с такими же трудностями в общении с детьми. Одна из них приняла решение обратиться за консультацией к психологу.

Д. принял решение вести себя более требовательно, строго с приемной дочкой. Это для него означает – признать себя её папой, взять ответственность за её воспитание.

Л. Отметила, что у неё мало телесного контакта с дочкой, будет практиковать.

Для А. было интересно поучаствовать в таком виде групповой работы.

Группа № 2.

Е. было важно почувствовать, что может ощущать её ребенок, когда она с ним говорит, ругает его за что-то. Захотела говорить с ним с позиции чувств, а не фактов.

Н. сделала вывод, что в некоторые моменты она ведет себя чрезмерно требовательно со своим сыном, поскольку следует социальным нормам и правилам, как должно быть (например, укладывать каждый день ребенка спать днем).

Т. приняла решение продолжать работать над улучшением отношений, для вновь вернуться к индивидуальной терапии, осознав, что ей мешал страх вновь испытать боль и неприятные переживания.


Выводы.

1). Шеринг выполнил задачу сформулировать выводы, но не полностью удалось составить план действий.

2). Анализируя проведенные тренинги, я считаю важным сформулировать и добавить письменный план конкретных шагов после тренинга в связи с тем, что родители узнали о себе.


Общие выводы

1. Моя гипотеза подтвердилась: в рамках групповой работы возможно создать процессы на осознавание родителями неэффективных моделей поведения. Особенно эффективными оказались: психодрама и работа в пространстве.

2. Не все родители готовы, приходя на тренинг, сразу погружаться в свои переживания. Помочь может более длительная работа по транслированию целей тренинга, концепции ведущего. Для эффективной работы важно убедиться, что все участники понимают и разделяют цели тренинга.

3. Групповая работа, в отличие от индивидуальной, дает родителям следующие дополнительные ресурсы:

- обратная связь от других участников;

- поддержка, ощущение, что есть другие родители со схожими трудностями.

- возможность обменяться мнениями с другими участниками.

4. По структуре и содержанию тренинга:

1). В целом упражнения отвечают заявленным целям и помогают участникам увидеть себя со стороны, соприкоснуться со своими чувствами и чувствами ребенка.

2). Очень важно глубоко провести первый шеринг, который помогает участникам глубже сформулировать свой запрос.

3). Не хватает медитативных упражнений, визуализаций, которые помогут участникам соприкоснуться с образом своего ребенка. Для этого должна быть более длительная программа (1-2 дня).

4). Есть необходимость в конце дать упражнение на составление плана конкретных действий – что конкретно я сделаю в ближайший день, неделю, месяц для гармонизации отношений с ребенком.

5. По тренерским компетенциям:

1). У меня есть понимание целей работы, и я умею доносить это до участников.

2). Мне удается создать безопасную атмосферу принятия на тренинге, благодаря которому участники раскрываются и готовы работать.

3). Мне не хватает навыка удержания внимания на всех участниках одновременно. При ведении группы от ведущего требуется панорамное виденье всех тем участников группы, так как в подборе участников группы нет случайностей. Каждый из них может научить чему-то другого. Обратить внимание на это участников группы, то есть, как они перекликаются между собой, и заключается одна из функций ведущего.

4). Особенно активное участие ведущего необходимо в проведении первого шеринга, психодраме.

5). Когда упражнения ещё не отработаны, проходят обкатку, мне, как начинающему тренеру, важно идти за группой, доверять обратной связи от участников, их групповой мудрости.


Список использованной литературы

1. Д. Винникотт ″Маленькие дети и их матери″ - Москва, 1998.

2. Алис Миллер ″Драма одаренного ребенка и поиск собственного Я″. – Москва, Академический проект, 2006.

3. Анна Фрейд ″Введение в детский психоанализ″ - Минск, Попурри, 2004.

4. Бонни Харрис ″Когда дети управляют нами″ - Москва, Транзиткнига, 2006

5. Гиппенрейтер ″Общаться с ребенком. Как?″

6. Марковская ″Тренинг эффективного общения с ребенком″.

7. Ли Кэрролл, Джен Тоубер ″Дети Индиго″, изд. София, 2006.

8. Ирина Шевцова ″Тренинг тренеров: 9 дней личностного роста″, СПб, изд. Речь, 2006 г.