Институт Коучинга
Джорджио Пьяченца
Идеи Древней Греции и Древних Анд могут быть полезны для поддержания интегральной экономики сегодня
17 ноября 2015, 12:45
1260
Перевод: Ульяна Жилина

Оригинал статьи 
   
Некоторые плодотворные идеи древних культурных традиций, несмотря на стремительно происходящие в современном обществе изменения, до сих пор совместимы с интегральной теорией. Эти идеи интегрального уровня, независимо от времени, пронизывают все основные культурно-социальные стадии развития. По-видимому, многие из этих идей имели место в аграрных странах, например, в Древней Греции и Древних Андах.

Экономист Хорхе Альберто Монтойя Макуин, специалист по космологии и традициям Древних Анд, изучал древнегреческий язык и язык кечуа и сделал критический перевод «Об экономике», первого экономического «трактата», написанного в виде диалога Ксенофонтом (другом и учеником Сократа). Судя по всему, его предпосылки возникли в ещё более древней традиции. Как и майевтика Сократа (едва ли отличающаяся от традиционных учебных стилей в Древних Андах), диалоги Ксенофонта не говорят нам, что думать, но вызывают в нас моменты открытия и понимания.

Монтойя Макуин написал книгу «Экономика Ксенофонта: критический перевод», которая включает в себя оригинальный перевод на испанский язык, заметки и толкования, чтобы возродить, – в отличие от других современных переводов, – культурный контекст Древней Греции. В книге также сравниваются идеи Ксенофонта с традициями мышления в Древних Андах, она была опубликована в 2013 году в Школе Экономики Лимы. Эта книга, безусловно, должна быть переведена на все языки, для того, чтобы ученые вновь открыли фундаментальные экономические идеи Ксенофонта.

В отличие от современных экономических систем, направленных на такие понятия, как «дефицит», «жадность», «конкуренция» и представляющих якобы «рациональную» попытку увеличить индивидуальную «выгоду», идеи Ксенофонта представляют синергетический способ «утилитарного» управления и защиты благ и участников обмена в пределах «ойкоса» («дома» или «собственности»).

«Экономика» происходит от слов «ойкос» и «номос». Первое слово может быть переведено как «дом» или «собственность», а второе, соответственно, как «правила», по которым этот дом или собственность должны управляться. Этот «дом» означает определённый участок земли, включающий всех населяющих его людей, и это понятие может распространяться на страны, деревни, или даже всю Землю. «Ойкос» также следует считать «автаркией», или самодостаточной организацией, поддерживающей фрактальный способ взаимоотношений с другими такими же элементами. Это само по себе напоминает мне о концепции «холонов», как самоорганизованных и самоорганизующихся системах, находящихся во взаимосвязи с другими «холонами» более высокого, более низкого и такого же уровня.

Хорошо управляемый «ойкос» приносит пользу всем растениям и животным, находящимся в нём, способствуя удовлетворению основных и подлинных потребностей. Это можно назвать «синергетическим управлением» в современных терминах, и это очень хорошо коррелирует с Андской концепцией «хорошей, насыщенной и родственной жизни» («Сумак Каусай»). Мир состоит из взаимосвязанных, но функционально независимых «ойкосов».

Если компоненты Андского мышления находятся на «интегральном уровне» и на одном уровне с древнегреческими основополагающими понятиями западной цивилизации, то возможно (как на это надеется философ Эдгар Морен) эти забытые теории, которыми пренебрегали долгое время, внесут значимый вклад в развитие «комплексного» (и интегрального) мышления.

Судя по всему, Ксенофонт понимал мир так же, как жители Древних Анд: как «Живой». Он не выразил это в столь явном виде, как жители Древних Анд, но эта концепция заметно прослеживается в его диалогах. В некотором смысле всё, что изменяется (не только животные и растения), является «живым», потому что может находиться с нами в реальном взаимодействии. Более того, если (как жители Древних Анд) мы раскроем особенности мира в их тонких аспектах, то они также будут восприниматься как «живые». Это расширит наше представление о «холонах» и о том, что, – ошибочно, – рассматривается как неодушевленный набор систем, называемых «Гея» и, возможно, будет согласовываться с текущей квантовой информацией голографических теорий.

В соответствии с идеями Ксенофонта и Древних Анд, так как все изменяется, то для того, чтобы жить хорошо, мы должны разграничить и расположить себя. «Эпистема» относится к разграничению аспектов опыта так, чтобы наблюдать его (в застое) со стороны для того, чтобы постигнуть различные степени глубины его внутренних значений. Это относится как к внутреннему значению «холонов» и, – как в Андах, где все, что изменяется, считается «живым», – к родственному способу взаимоотношений, превышающему простое потребление информации о чем-то упрощенно сведенном к статусу «объекта». Таким образом, все «вещи» будут обладать родственно-живым аспектом.

Ксенофонт также использует идею «создания хора» для управления «ойкосом», а «ойкос» приносит пользу всему живому в своих пределах, в том числе и для людей, если они пользуются им без жадности и берут только то, что необходимо, и полезно, не оставляя отходов. Подобное отношение похоже на способ жизни в рамках Андского сообщества или «Аюллу», основанного на концепции «создания пары» или соединения двух, для того, чтобы создать нечто третье. Кроме того, «Аюллу» также считается «автаркией» или самостоятельным субъектом, в котором (в соответствии со взглядом Ксенофонта) люди участвуют в работе друг друга, и каждый человек исполняет несколько ролей одновременно. Бедность в «аюллу» и «ойкосе», по сути, означает разрыв связи с другими.

Если бы Ксенофонт был менее искажен современными предубеждениями авторов, застрявших в концептуально неполной современности, он, возможно, смог бы оказать влияние на современное экономическое мышление в стадии формирования и, возможно, наши нынешние экономические системы находились бы в большей практической и родственной гармонии с живым миром, отказавшись от перепотребления ресурсов, дефицита, жадности, бесконечного «роста» и конкуренции. Давайте воссоединимся с этой мудростью сейчас, чтобы изменить наш мир к лучшему.

Программы Института Коучинга: